Военно-морские истории

tankman

Заблокирован
Сообщения
1.113
Адрес
г.Огре, Латвийская Республика.
Цена подгоревших котлет : "Есть все основания утверждать, что первопричиной подавляющего большинства аварий подводных лодок (да и не только лодок) является чья-либо ошибка и лишь в редчайших случаях они происходят, как принято говорить, в силу непреодолимых обстоятельств, время от времени имеющих место на море..."(с). - http://flibusta.site/b/291667/read
Это частные причины, т.к. всегда есть причины общего характера, которые оказывают влияние на состояние дисциплины личного состава экипажей отдельных кораблей и ВМФ в целом.

"Как разгильдяи утопили подводную лодку" : "Это случилось в те времена, когда Февральская революция уже кончилась, а Октябрьская ещё и не думала начинаться. Фронты держались на честном слове: с освобождённых от присяги царю солдат и офицеров брали честное слово, что они довоюют до конца войны. Флот же пока ещё действовал. Однако расхлябанность и разгильдяйство начали проникать уже и туда. Одним из следствий этого разгильдяйства и стало потопление подводной лодки АГ-15...
8 июня 1917 года от борта плавбазы «Оланд» отшвартовалась подводная лодка АГ-15 и направилась в западный район для выполнения учебного погружения. Лодка была построена в Ванкувере и была приобретена Судостроительным Акционерным обществом «Ноблесснер» по заказу Морведа России, Лодка была получена ещё в 1915 году, но два года её доводили до ума и обучали экипаж.

Придя в район погружения, командир лодки лейтенант Максимович решил произвести срочное погружение с хода. Экипаж минного заградителя видел как лодка начала погружаться с увеличивающимся дифферентом и вскоре ушла под воду. На поверхности осталось четыре человека. Трое из них – командир, боцман и рулевой – были подобраны с минного заградителя, а четвертый – штурман, не умевший плавать, утонул. Через час после аварии к месту гибели лодки прибыли водолазы, которые зафиксировали, что лодка лежит на грунте на глубине 27 метров без крена и дифферента с открытыми кормовым и рубочным люками и. что в носовом и кормовом отсеках находятся подводники, отвечающие на стук по корпусу лодки. Через три часа после аварии из лодки была выпущена учебная торпеда, в которой лежала записка, сообщающая о нахождении в носовом отсеке 11 человек и просьбу о помощи. Помощь могла быть оказана только путем подъема лодки, а подъем мог быть произведен только спасательным судном «Волхов», вошедшим в строй 1 июля 1915 г. Однако, на момент аварии «Волхов» находился в Ревеле «Волхов» тут же вышел в море, но его приход к месту аварии был возможен только на следующий день. Не дождавшись помощи подводники первого отсека решились на самостоятельный выход. Под руководством старшего офицера лейтенанта Матыевича-Мацеевича подводники, проведя около 10 часов в полузатопленном отсеке, подняли давление, открыли люк и вместе с пузырем воздуха выбросились на поверхность. Последним покинул лодку старший офицер. На поверхность выбросило шестерых подводников, пятеро из которых всплыли живыми. 18 же подводников так и остались в затопленной лодке. Как выяснилось впоследствии, судовой кок, готовивший на лодке обед, незадолго до погружения открыл для проветривания кормовой люк. Капитан же. Давая команду на погружение, не удостоверился в том, что все люки задраены. Когда «Волхов» прибыл, лодку быстро подняли, и в день Октябрьской революции она снова вступила в строй. Но уже 3 апреля 1918 года АГ-15 была взорвана экипажем, чтобы не досталась немцам."(с) - https://anaga.ru/ag-15.html
 

tankman

Заблокирован
Сообщения
1.113
Адрес
г.Огре, Латвийская Республика.
"Пример с АГ-15 является далеко не единственным..."(с).
"Еще до этого случая из-за сходных грубых ошибок личного состава затонули (правда, без трагических последствий) две подводные лодки : английская А-4 и русская «Минога».
А-4 проводила 16 октября 1905 г. учения совместно с надводными кораблями. Лодка находилась в позиционном положении и принимала сигналы с движущегося миноносца. О приеме сигналов она должна была сообщать подъемом и опусканием флага, фал которого пропустили внутрь прочного корпуса через… вентиляционную шахту. При погружении об этом как-то забыли, и в отсеки лодки начала поступать вода. Из-за наличия фала закрыть клапан вентиляционной шахты не удалось, и лодка затонула на глубине около 30 м. Четкие и быстрые действия команды (запуск осушительного насоса, удаление балласта и т.п.) позволили лодке всплыть на поверхность, где команда ее покинула. На оставленной лодке произошел взрыв выделившегося гремучего газа, а затем еще два взрыва, после чего лодка вновь затонула, но уже на мелководье, куда ее успели отбуксировать. Состоявшийся суд признал виновным в гибели лодки ее командира, однако, учитывая его мужество и хладнокровие в момент аварии, счел возможным ограничиться дисциплинарным взысканием.

В марте 1913 г. при сходных обстоятельствах близ Либавы погибла подводная лодка «Минога». Незадолго до этого на лодку был назначен новый командир – лейтенант Гарсоев, командовавший ранее подводной лодкой «Почтовый», которая относилась к кораблям совершенно другого типа. Гарсоев перевел на «Миногу» весь экипаж «Почтового», состоявший из сверхсрочнослужащих. Последние, полагаясь на свой большой опыт, новую лодку практически не изучали и плохо знали ее конструкцию и особенности.

В 14.00 23 марта «Минога» отошла от пирса для первого практического плавания после зимнего отстоя. Уже в этот момент случилось небольшое происшествие: Гарсоев не рассчитал выбега лодки при движении задним ходом, и «Минога» ударилась кормой о борт стоявшей у пирса угольной баржи. При этом раскололся укрепленный на ахтерштевне золоченый двуглавый орел – обе его головы утонули.

Лодка при столкновении, однако, не пострадала и продолжала свой путь в сопровождении портового буксира. Около 16.00 оба судна подошли к Либавскому маяку, и Гарсоев приказал боцману Гордееву передать на буксир флажным семафором сообщение о намерении погрузиться и далее следовать под водой заранее согласованным курсом. Выполнив приказ, Гордеев свернул сигнальные флажки и сунул их, как ему казалось, под решетчатый настил мостика, а на самом деле – под тарелку клапана вентиляционной шахты.

Перед погружением никто не обратил внимания на ненормально закрытый клапан, и сразу же после ухода под воду в лодку стала поступать вода. В результате она получила отрицательную плавучесть и затонула на глубине 30 м. С продуванием цистерн главного балласта командир опоздал. Поэтому он приказал отдать аварийный буй и попытаться заглушить трубу вентиляции, так как закрыть клапан из-за злополучных флажков не представлялось возможным.

Всплывший на поверхность буй заметили на буксире. Моряки с буксира подошли на шлюпке к бую и после достаточно длительного изучения (команда буксира не была знакома с подобными устройствами и перед выходом в море соответствующих инструкций не получила) обнаружили внутри него телефон. Выяснив по телефону, что «Минога» терпит бедствие, буксир полным ходом направился в Либаву, подавая при этом тревожные гудки.

Либавская база к тому времени уже завершила работу, и поэтому выход в море спасателей удалось организовать лишь после 19.00.

Положение в отсеках затонувшей лодки между тем ухудшалось с каждой минутой. Поступление воды внутрь корпуса удалось замедлить, но не прекратить полностью. Воздух в отсеках постепенно становился непригодным для дыхания. Поступающая вода подходила к аккумуляторам, что грозило выделением хлора и полным отравлением атмосферы.

В этой обстановке Гарсоев принял единственно правильное решение: он приказал продуть кормовую дифферентную цистерну. Корма лодки оторвалась от грунта и всплыла на поверхность, а находившаяся в корпусе вода потоком перелилась в носовые отсеки и толстым слоем мгновенно залила аккумуляторную батарею, что существенно уменьшило выделение хлора.

Подошедшие к месту катастрофы спасательные суда (подъемный кран, килектор, буксиры, водолазные боты) очень скоро обнаружили кормовую оконечность погибшей лодки, на флагштоке которой развевался андреевский флаг (лодки в те годы уходили под воду, не спуская флага). Под нее подвели стропы и приподняли, пока из воды не показался кормовой входной люк. Дальнейшая эвакуация из лодки людей, большинство из которых уже не могли двигаться самостоятельно, была делом техники. Всех спасенных немедленно отправили в госпиталь, однако среди них не обнаружили виновника аварии – Гордеева.

Последнего удалось найти в прочной рубке по стуку, которым он давал о себе знать. Лодку подняли еще выше. Наконец из воды показался рубочный люк, и Гордеев вышел из рубки живым и невредимым, просидев там около 12 ч. Оказалось, что объем воздуха в прочной рубке вполне достаточен для дыхания одного человека в течение длительного времени.

Успешному спасению экипажа и последующему подъему «Миноги» на поверхность способствовала отличная погода. Окажись судьба менее благосклонной к подводникам, ошибка Гордеева могла бы иметь трагические последствия."(с) - http://flibusta.site/b/291667/read
 

Rand0m

Активный участник

"Ельцин плевал на Крым и Черноморский флот, а Горбачева я видеть не хочу за то, что он сделал". История несломленного адмирала Касатонова​

3 дня назад
150K прочитали
Вы знакомы с историей, которую знающие люди называют «Третьей обороной Севастополя»? Она произошла в Крыму начала 90-х, и возглавлял ее тогдашний Командующий Черноморским Флотом Игорь Владимирович Касатонов. Этот человек буквально своей грудью заслонил многострадальный русский город от лап "самостийцев" и защитил Черноморский флот от преступного намерения Ельцина и прочих "демократов" бесплатно, как на базаре, подарить его Украине.

«Адмиральская династия»

Трех адмиралов дала России некогда крестьянская семья Касатоновых. И еще нескольких достойных офицеров. Родоначальник династии Афанасий Степанович был солдатом Первой мировой. Дослужился до унтер-офицера, получил полный Георгиевский бант. На родине ему поставлен бронзовый бюст.
Но главным памятником ему стали дети, внуки и правнуки, выбравшие славную профессию – Родину защищать. Сын Афанасия Владимир стал Адмиралом Флота. Пошел по стопам отца и Игорь Владимирович, никогда не считавший себя «адмиральским сынком»:

Отец бы такого никогда не допустил! Да и сам я не хотел. Служил как все: никаких поблажек.
Он отлично закончил Севастопольское училище, Военно-морскую академию. Проходил службу на Черноморском флоте, пока в начале 80-х не получил перевод на Кольскую флотилию. В Севастополе оказался в сентябре 1991, незадолго до подписания Беловежских соглашений…

Флот в развале и брожении

Касатонов принял командование ЧФ в каких-то фантасмагорических условиях. Ельцин, торопясь разрушить Союз в угоду «западным партнерам», похоже совершенно не думал об организационной стороне этого вопроса. Горбачева тоже волновала лишь собственная судьба и власть. Касатонов вспоминал:

"С Горбачевым я Слава Богу никогда не встречался. О нем даже говорить-то не хочется. Потому что хороших слов просто не подобрать, а ругаться я не привык. Дело в том, что из-за его решений за бортом СССР оказалось 2,5 млн военнослужащих, 7 округов, 3 группы войск. А Черноморскому флоту была уготовлена та же судьба".
Повторимся. Из-за преступных решений шайки реформаторов за границами РСФСР оказались не только миллионы русских людей, но и огромные оборонные структуры. ЧФ насчитывал более 800 кораблей, почти 100 тысяч личного состава. Ельцинский бредовый план предполагал, что страны СНГ сохранят общую систему вооруженных сил. Прочие «независимые» лидеры этого не желали. Особенно на Украине. Киев внаглую заявил, что у него будет своя армия. Касатонов негодовал:

"Это представить даже невозможно. Взять себе весь наш флот на Черном море и провозгласить себя державой Черноморской. И кто? Украина? Она жаждала именно этого.
К Кравчуку меня вызвали в октябре. Моментально понял, сотрудничества не выйдет. Сам он опытный, хитрый политик – был корректен, но в глазах злоба. Он тоже понял: "Прогибаться под него я не собираюсь, не говоря уже про самостийную Украину". Поэтому он осторожничал. А его зам говорил прямо, комедию не ломал: мол, "Адмирал, ломать жить себе не надо. С Борисом Николаевичем договоримся, флот станет украинским, хотите, можете продолжать его возглавлять...". А я со своей стороны четко дал понять, что не по зубам им окажется Севастополь! Кравчук говорил, мол: "Что вам эта Москва, нечего на нее ориентироваться". А я отвечал: "У нас десятки тысяч людей со всех уголков Советского Союза. Никто присягать какой-то незалежной Украине не станет. Все уедут". Он лишь повторял: "Пускай разбегаются". Был уверен, что план его выгорит.


Такие же разговоры велись с командующими трех военных округов. В конце концов, все трое сдались и улетели в Москву. Их место тут же радостно заняли генералы, продавшие страну за новенькие генеральские звезды, только теперь в составе "незалежной". Касатонов тоже мог бы уехать, кто бы его обвинил, когда на судьбу сотен тысяч людей, огромного флота и исторических территорий всем было наплевать:

В Москве отмалчивались. Причем нарочно. Знали ведь, какое давление на нас оказывали. И в Генштабе знали, и в Минобороны. И ничего. Никаких приказов. Только бледные слова поддержки, мол, держитесь. А как держаться, когда "самостийцы" ежедневно давят, на шантаж идут. Трое командующих не выдержали. Положили рапорты на стол и улетели. А у меня совесть. Что, людей бросить, Родину предать за желто-голубой флаг? Хоть у меня и приказа не было, так поступить я не мог. Не обучен такому…

Присяга дается один раз!

Кравчук велел провести моряков к присяге на верность "незалежной" до 3 января 92-го. Касатонов долго пытался связаться с Ельциным. Но в Кремле всем было плевать на флот, на Крым. Там свою жизнь устраивали рядом с кормушкой. А в Генштабе флот даже с довольствия сняли, мол, он и так пропал. Зачем еще содержать его – "отрезанный ломоть".

И адмирал принимает волевое решение – бороться до конца самостоятельно. Он объявил, что флот присягать Украине не будет! Останется дожидаться законной договоренности на уровне глав государств. Более того, публично выступая в Севастополе, процитировал Николая I:

Там, где единожды поднят русский флаг, он не должен больше опускаться!
Это стало девизом севастопольских моряков, вслед за ними и простых крымчан.

"4 января я заявил, что флот будет только российским. Присяге никакой Украине не будет. А подчиняться мы будем Министру обороны СССР Шапошникову. При сем подтвердил готовность сотрудничать с новыми властями и уважать законы новой страны. За эти решения меня благодарили тысячи простых людей. Письма я получал ежедневно. А из Москвы – ничего. Реакции не было. Просто ноль. Я звонил Ельцину неоднократно. Просил меня с ним соединить. Пытался достучаться до всех них. Но на другом конце провода слышал лишь одни издевки и хихиканье. Там всем было плевать на флот, на Крым. Все делили власть. Говорили: "Оставайтесь на Украине".

Угрозы и боестолкновения

Адмирал понимал, что одного отказа подчиниться "самостийникам" мало – нужна системная работа по поддержанию боеготовности флота до официального решения вопроса. И все это в тяжелейших условиях – поддержка Москвы отсутствовала напрочь. А Украина тем временем не дремала, пыталась выкурить Касатонова из страны любыми средствами. Не гнушалась даже угроз:

"В Киеве хотели выдворить меня из страны, Черновол призывал Совбез не церемониться. Предлагал скомпрометировать меня и сделать так, чтобы мое пребывание в "незалежной" стало просто невыносимым. Кравчук опасался с флотом иметь дело. Поэтому подковыривал меня исподтишка. Газеты опубликовали мой адрес. Начали поступать угрозы. Приходилось перевозить с места на место семью.
Мне не раз звонил начглавштаба ВМФ Макаров и говорил: "Игорь, готовится покушение на тебя. Будь осторожен". Звонил Миронов (командующий Прибалтийской группировкой войск) говорил о возможном похищении.
Поэтому усилил охрану. Когда выезжал куда-нибудь, всегда брал вооруженных ребят. Ситуация оставалось очень сложной.
Случались и прямые столкновения:

Однажды, во время моего отсутствия, украинские военные захватили комендатуру. Ну, приехав, я поставили ультиматум – уходите с добром, или мы пойдем на штурм. Те не поверили. Ну я взял полроты морпехов и быстро всех оттуда вышиб.


Тем временем в Севастополе КГБ сменился на СБУ. Их агенты стали разлагать флот. Вербовали офицеров, матросов... Вели списки тех, кто готов был заново давать присягу. С предателями у Касатонова разговор был короткий.

"Предательства случались. Даже на уровне адмиралов, к сожалению. Но с предателями переговоры я не вел. Быстро всех снимал. Создал даже специальный суд чести.
Расскажу такой случай. Как-то звонит мне офицер, говорит: "На одном из кораблей флаг незалежной развевается!". А я ответил: "Ну и что ты хочешь услышать от меня? Хочешь, чтобы я по загривку тебя погладил? Быстро навел там порядок". Через час перезванивает: "Все сделано. Всех предателей отметелили. Победа за нами". Отвоевывали кулаками корабли не один раз, кстати. А как по-другому?
Тем временем Киев не унимался. Пытался заполонить Крым своими призывниками, чтобы по факту их присутствия заявить, что полуостров и флот принадлежат Украине, а российских не пускал.

"Так я вопреки требованиям Украины, приказал привести 5000 срочников из Новороссийска. И провел их с песнями в наши расположения. Это было моим наступлением. А то чего вечно в глухой обороне сидеть? Продавил я и принятие Акта о самостоятельности Крымской Республики. Местный парламент его одобрил. Если бы Кремль проявил волю и хоть какое-то стремление решить вопрос, то уже тогда в 92-м Крым стал бы нашим".

Ельцин проснулся

Несмотря на угрозу жизни, Касатонов не побоялся явиться в Киев и выступить в украинском парламенте:

Там я по-офицерски четко им сказал: "Присягать на верность чужому государству считаю предательством. Пока не будет политического решения, ситуация не изменится. На ЧФ служат представители более 40 национальностей. Украинцев из них не более 13%".
О «демарше» Касатонова написали газеты, и верховная власть, наконец, ожила.
Неожиданно очнулся и Ельцин. Видимо, дошло, что весь флот, который он так легко хотел просто подарить Украине, можно вернуть.
Когда он приехал, на крейсере «Москва», я провел ему урок географии. Буквально с указкой в руке перед картой рассказывал ему, зачем нашей стране нужен Черноморский флот и что так бездарно продавать его вместе с территориями категорически нельзя. А он слушал меня, головой кивал, но, складывалось впечатление, что он не особо понимал происходящее или не хотел вникать. Все косился на Шапошникова, будто искал поддержки…. Но запись в нашей книге оставил: «Моряки-черноморцы! В трудную минуту не дрогните. Я всегда вас поддержу»
К августу 1992 страсти улеглись. Договоренности были достигнуты. Корабли и базы были поделены между двумя странами. Касатонова тихонько убрали из Севастополя «на повышение»:

Киев начинал слюной брызгаться при упоминании моего имени. Вот мне и предложили уехать от греха подальше…По Ялтинским соглашениям, там же все решалось консенсусом. Думаете, Кравчук согласился бы снова меня видеть?
Поэтому в разделе имущества я участия не принимал. Украине досталась чуть больше 170 кораблей. Все они потом будут порезаны и пущены на металл. А теперь смотрите иронию судьбы. Киеву достался крейсер "Алексей Лобов", который они переименовали сначала в "Галичину", потом в "Украину". Но он застрял в Николаевском порту, покрылся ржавчиной. Уже который год эту "Украину" (простите, за двусмысленность) продать не могут. А аналогичный крейсер "Москва" попал к нам и стал флагманом.
Адмирал в отставке Игорь Владимирович Касатонов, слава богу, жив и здравствует. Ему 83 года.

Перед отъездом из Севастополя я испытывал смешанные чувства. Я безумно радовался, что наш флот остался нашим. Ведь я не отдал "незалежной" ни одного корабля, ни одного катера. Если бы не проявил характер тогда в 92-м, то не развевались бы наши флаги в Крыму. Развеваться им было бы просто не на чем. Я сохранил у крымчан чувство уважение к российскому флоту. Во многом это и определило дальнейшую судьбу полуострова. Он стал российским.
Пока готовил материал чертыхался, ругался и негодовал. Демократы-либералы... Это насколько нужно ненавидеть свой народ, чтобы вот так просто росчерком пера уничтожать судьбы сотен тысяч военных, бесплатно раздавать наш флот, как на какой-то барахолке и так же торговать исконно русскими землями? И ради чего? Ради власти... А у нас же ведь есть до сих пор Ельцин-центр... Горбачеву ордена раздавали...

А Касатонов?? Что с ним? Отрезанный ломоть? Списали, как когда-то пытались списать Крым и флот?

Может, пришло время во всеуслышание поблагодарить этого великого офицера за то, что он сделал для страны? И на государственном уровне, и на уровне народной памяти?

Такие истории нашу власть, к сожалению, ничему не учат.
 
  • Like
Реакции: Tigr

anderman

Модератор
Команда форума
Сообщения
63.423
Адрес
г. Пермь
1711559980506.png

Подводная лодка К-314. Таран авианосца.

21 марта 1984 года во время американо-корейских учений «Team Spirit-84», находясь в центре американской авианосной группы кораблей, при всплытии столкнулась и пропорола 40 метров днища американскому авианосцу USS Kitty Hawk (CV-63).

Американцам пришлось свернуть маневры, а "Китти Хок" (с 85 самолетами) едва дотянул до дока на Филиппинах, где стал в ремонт. Тем временем К-314, лишившаяся при столкновении гребного винта, была отбуксирована на базу под Владивостоком.
 
Сверху