Боевое применение авиации

Тема в разделе "ВВС", создана пользователем Rand0m, 21 сен 2014.

  1. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    30 марта 1944 года авиация западных союзников произвела самую сильную бомбардировку Софии за всю Вторую мировую войну. В этот день столица Болгарии, в ноябре 1940 года присоединившейся к Берлинскому пакту и участвовавшей в агрессии против Греции и Югославии, подверглась налёту со стороны сразу 370 американских тяжёлых бомбардировщиков, сбросивших на неё 3000 фугасных и 30 тысяч зажигательных бомб. В городе было разрушено и сильно повреждено около 4000 зданий. Поскольку София подвергалась регулярным бомбардировкам ещё с осени 1943 года, значительная часть её населения была эвакуирована, и человеческие потери во время налёта 30 марта были относительно небольшими: погибло 139 человек.
    Всего же за 1943–1944 годы бомбардировки союзников стали причиной смерти 1374 жителей Софии. Бомбы и пожары разрушили более 12 тысяч зданий. София, как и Болгария в целом, не была приоритетной целью для стратегической авиации государств Антигитлеровской коалиции. Но в воздушном пространстве этой страны пролегали маршруты бомбардировщиков, летевших наносить удары по нефтепромыслам Румынии. В результате болгарские военные лётчики оказались одним из эшелонов противовоздушной обороны главного источника нефти для нацистcкой Германии. В общей сложности за время войны союзники потеряли над Болгарией 117 своих самолётов.
    [​IMG]
     
  2. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Цвета военного неба: «А» и «Б» над Таллином и Ханко
    Первые воздушные бои Великой Отечественной войны сложились для советских лётчиков-истребителей крайне тяжело – им достался умелый и агрессивный враг на отличной технике. Тем примечательнее случаи эффективных действий советских авиаторов, среди которых чуть ли не самыми заметными оказались два морских лётчика с Балтики. Действуя в связке, за очень короткий срок они добились двух десятков воздушных побед, многие из которых находят подтверждение в сохранившихся документах противника. Пусть чаще всего Алексею Антоненко и Петру Бринько приходилось драться не с немецкими истребителями, а с менее грозными финнами, их война заслуживает отдельного рассказа.
    Предвоенный опыт
    Алексей Касьянович Антоненко родился в 1911 году в Могилёвской области. В 1932 году он окончил военную школу морских лётчиков в Ейске и остался в ней инструктором, а в середине 1938 года по ротации получил первое строевое назначение на должность начальника штаба эскадрильи в 5-й истребительный авиационный полк ВВС Краснознаменного Балтийского флота.
    Год спустя его включили в сводную эскадрилью моряков, отправленную для получения боевого опыта на Халхин-Гол и вошедшую там в состав армейского 70-го ИАП. Балтийцы приступили к выполнению боевых заданий 24 августа, а через три дня открыли свой боевой счёт. Вечером 27 августа 10 их «Ишаков» во время патрулирования атаковали группу бомбардировщиков «ЛБ-98» (лёгкие одномоторные «Мицубиси» Ki-30 или «Кавасаки» Ki-32) и одержали две групповые воздушные победы. Конфликт уже подходил к концу, и до подписания 15 сентября перемирия Алексей Антоненко успел совершить всего 17 боевых вылетов и провести два воздушных боя. Его боевой счёт, согласно одному из наградных листов, составил пять побед, но в первичных документах проходят только упомянутые выше два бомбардировщика.
    После завершения боевых действий морские лётчики вернулись на Балтику и стали костяком сформированной 3 ноября части с нестандартным названием «Отдельная эскадрилья И-153» – единственной в ВВС КБФ, получившей тогда на вооружение истребители этого типа. Капитан Антоненко в ней уже традиционно стал начальником штаба.
    За время советско-финской войны он совершил 29 боевых вылетов и одержал одну воздушную победу: 29 февраля 1940 года ему был засчитан сбитый в паре мифический финский «Спитфайр», за которые обычно принимали имевшиеся у финнов итальянские «Фиаты» G.50 или французские «Мораны» MS.406. Участие в двух войнах принесло летчику три награды: ордена Ленина и Красного Знамени, а также медаль «За Отвагу».
    К началу Великой Отечественной войны капитан Антоненко занимал должность заместителя командира 2-й эскадрильи 13-го ИАП ВВС КБФ, летавшей на И-16, но фактически командовал ей. Одним из служивших под его началом летчиков был лейтенант Бринько.
    Петр Антонович Бринько родился в 1915 году в черте нынешнего Донецка. После окончания летной школы он служил на Дальнем Востоке в ВВС Тихоокеанского флота и принял участие в боях на озере Хасан, летая на биплане И-15бис. После начала советско-финской войны он был откомандирован на Балтику и с 25 января воевал на И-16 в составе 13-й отдельной истребительной эскадрильи ВВС КБФ. За время боевых действий он выполнил 47 боевых вылетов, четверть из которых пришлась на подавление зенитных средств финнов. Воздушных боев было мало, поэтому и победы тоже отсутствовали. Участие летчика в войне «с финской белогвардейщиной» командование отметило орденом Красного Знамени.
    К весне 1941 года лейтенант Бринько оказался под началом капитана Антоненко в 13-м ИАП. Полк базировался на Ханко, но в конце мая первые три эскадрильи перелетели на аэродром Кёрстово под Кингисеппом для перевооружения с И-16 на МиГ-3, и только 4-я эскадрилья на «Чайках» осталась на полуострове.
    Грозный дуэт
    В первые три дня войны часть самолетов 1-й и 2-й эскадрилий перелетела на таллинский аэродром Лагсберг, откуда 25 июня лётчики выполнили первые боевые вылеты. В 14:19 над городом был замечен проход одиночного разведчика, но поднятая на перехват пара вернулась без результата, а в 15:25 в погоню за возвращающимся противником ушла пятерка И-16 во главе с капитаном Антоненко. Спустя 10 минут после взлета капитан открыл прицельный огонь, и вскоре посты наблюдения отметили падение горящего самолета, опознанного как «Юнкерс» Ю-86.

    Этот случай считается первой официальной победой ВВС КБФ в Великой Отечественной войне, хотя в документах частей есть записи и о более ранних успехах. Предположительно, объектом атаки Антоненко стал разведывательный Ju 88A-5 (W.Nr.882249) из немецкой морской авиагруппы K.Gr. 806, получивший «повреждения от огня противника» в 40%, но вернувшийся на базу.
    11 истребителей 1-й эскадрильи перелетели на Ханко ещё 25 июня, а 3 июля туда же перебросили звено капитана Антоненко и лейтенантов Бринько и Кулашова. На следующий вечер Антоненко и Бринько вылетели на перехват пары финских «Чаек». Попавшие к врагу в качестве трофеев ходе советско-финской войны 1939–1940 гг., они состояли на вооружении отряда 3./LLv 6 и активно использовались в боях. По возвращении на базу советские летчики доложили, что сбили оба самолета, которые в оперсводке фигурировали как «Фоккеры», а в послевоенных публикациях как «Бульдоги». В действительности же оба неприятельских истребителя вернулись на свою базу без повреждений.

    Следующим вечером в 20:25 оба лётчика снова поднялись на перехват идущего на небольшой высоте Ю-88 и совместной атакой сбили его, причем вылет от взлета до посадки занял всего 7 минут. Поверженный «Юнкерс» упал у острова Тальхомарне, и этот успех балтийцев подтверждается немецкими данными о потерях: разведчик Ju 88A-5 (W.Nr.886404) из эскадрильи 2./K.Gr. 806 был потерян в районе Ханко. Весь его экипаж – летчик унтер-офицер Мартин Гессе (Uffz. Martin Hesse), штурман унтер-офицер Антон Линке (Uffz. Anton Linke), радист унтер-офицер Макс Зиппель (Uffz. Max Sippel), стрелок ефрейтор Антон Ринне (Gefr. Anton Rinne) – погиб.
    8 июля Антоненко и Бринько по какому-то заданию летали в Таллин, по прибытии туда доложив, что сбили над Финским заливом одиночный Ю-86. Для капитана Антоненко это была уже пятая победа с начала войны, которая, увы, данными противника не подтверждается.

    Через несколько часов летчики вернулись обратно на Ханко и в ночь на 9 июля вылетели на патрулирование (из-за белых ночей в июне-июле можно было летать круглосуточно). Встретив такую же патрульную пару «Фоккеров» D.XXI, опознанных нашими летчиками как «ПЗЛ-24», в скоротечной атаке Антоненко сбил ведомого финна. Его ведущий ушел, даже не заметив атаки. Победа советских истребителей подтверждается финскими данными: «Фоккер» D.XXI с номером FR-147 из отряда 3./LLv 30 врезался в землю в районе Таалинтехдас, его летчик сотамиес (рядовой) Эско-Матти Ниемеля (stm. Esko Matti Niemelä) погиб.
    Утром 10 июля Антоненко и Бринько были подняты на перехват двух финских «Чаек», и ведущий советской пары быстрой атакой сбил своего финского визави, которого снова опознал как «ПЗЛ». И-153 с номером VH-14 луутнантти Вейкко-Армас Каллио (luutn. Veikko Armas Kallio) из отряда 3./LLv 6 упал в лес на острове Хорсен, летчик погиб. Второй неприятельский биплан сумел оторваться от преследования.

    14 июля вышел указ о присвоении капитану Антоненко и лейтенанту Бринько звания «Герой Советского Союза» – первым в авиации Балтфлота. До Ханко эта новость дошла в полдень следующего дня и была встречена с большим воодушевлением. Из-за празднования ханковская группировка И-16 на несколько часов была «выведена из строя» и только вечером возобновила полеты.
    К сожалению, тот же вечер ознаменовался трагедией. В 22:45 возвращавшиеся из боевого вылета Антоненко и Бринько встретили идущую им навстречу пару «Чаек». Антоненко сближался с бипланами, пытаясь определить их принадлежность, но Бринько априори воспринял их как противника и пошел в лобовую на ведомый И-153. Разминувшись с ним, он развернулся и следующую атаку провел вдогон, а потом расстрелял выбросившегося с парашютом летчика. Не спасло парашютиста и то, что он опускался над советской территорией. После возвращения на аэродром Петр Бринько узнал, что сбил самолет 4-й эскадрильи своего же полка, летчик которого, командир звена лейтенант Иван Савельевич Козлов, погиб. Увы, но в боевых условиях такие ошибки не были редкостью, и никакого наказания для Бринько не последовало.
    Пять часов спустя во время очередного боевого вылета Антоненко и Бринько сошлись в бою с парой «Брюстеров» из LLv 24. Групповой бой быстро разделился на поединки, и у финского ведомого вскоре сдали нервы. Он попытался выйти из боя пикированием, но Бринько немедленно за ним погнался и не заметил, как сам попал под удар ведущего, на хвосте которого «висел» Антоненко. Успешно прикрыв подчиненного, финн не стал больше рисковать и тоже вышел из боя. По итогам боя советская пара заявила два сбитых в группе Ме-109 (для Бринько они стали пятой и шестой победами), а финский ведущий луутнантти (старший лейтенант) Йоэль-Адиэль Савонен (luutn. Joel Adiel Savonen) – сбитый лично И-16. Победы были засчитаны, в действительности же все четыре самолета благополучно вернулись на свои базы.

    20 июля капитану Антоненко засчитали сбитый «ФД-21», но информация об этой победе в отечественных документах противоречива, а финские источники потерю самолета не подтверждают.
    Днём 23 июля оба лётчика летали на прикрытие девятки И-153, наносившей штурмовой удар по аэродрому в Турку. Воздушного противника не было, поэтому на обратном пути Антоненко и Бринько обстреляли стоянку немецких гидросамолетов в гавани Руиссало, отчитавшись об уничтожении двух поплавковых «Хе-60». На самом деле лётчики повредили He 114 из разведывательной эскадрильи 1./SAGr. 125 и He 59 из поисково-спасательной эскадрильи Seenotstaffel 9.
    Тем же вечером пара «Чаек» вылетела на бомбежку гидроаэродрома в Руиссало, и их вновь прикрывала пара Антоненко и Бринько. Совместным ударом они, по советским данным, уничтожили целых пять «Хе-60», но по немецким сводкам ни один из гидросамолетов не был даже поврежден. «К шапочному разбору» подоспела четверка «Фоккеров» из группы LLv 30, немедленно устремившаяся в погоню. Капитан Антоненко, старший всей группы, сначала отвел самолеты от берега, чтобы не попасть под зенитный огонь, а потом повел всю четверку в лобовую атаку.

    Бой был ожесточенным, но безрезультатным, если не считать пулевой пробоины в фюзеляже одной из «Чаек» и нескольких – в одном «Фоккере». Как водится, обе стороны «басурман не жалели», сражаясь будто в параллельных мирах. Советские лётчики отрапортовали, что вели бой с шестью «Спитфайрами», позднее претерпевшими обратное превращение в «ФД-21», и сбили пять из них. Первым победу одержал Бринько, за ним Антоненко и оба летчика И-153, а затем снова Бринько. Финны же посчитали, что сражались с пятью или семью И-16 и семью И-153, и сбили по одному истребителю каждого типа.
    «За себя, за Антоненко и Козлова»
    Ранним утром 25 июля стояла плохая погода, но истребители были нужны в воздухе, чтобы отогнать «Фоккеры», атакующие участвовавшие в десантно-диверсионной операции катера. На взлет пошла пятерка «Чаек» и одиночный И-16 капитана Антоненко. Противника советские лётчики обнаружить не смогли, а на посадке в 06:00 на аэродроме Тяктом капитан Антоненко не справился с управлением в сложных метеоусловиях и на четвертом развороте, потеряв скорость, свалился на крыло и врезался в землю…
    Всего за 33 дня боевых действий лётчик совершил около 100 боевых вылетов, одержал пять побед лично и шесть в паре. С учетом предыдущих конфликтов его счет составил пять личных и девять групповых побед.
    После гибели друга и командира Бринько сам стал ведущим. Остро переживая смерть Антоненко и Козлова, он заявил, что будет драться за троих. На рассвете 2 августа его пара вступила в бой с тройкой финских «Фоккеров» D.XXI из отряда 2./LLv 30. Атакованный советским асом финский лётчик попытался уйти крутым пикированием, но Бринько продолжал преследование, постоянно поливая финна огнем, и вскоре D.XXI потерял управление и упал в море в районе островов Ормсшер и Гуннарсэрэн. Два уцелевших финна поспешили выйти из боя. Жертвой Бринько в этот раз стал D.XXI с номером FR-126, его лётчик вянрикки (лейтенант) Юха-Ялмари Нюберг (vänr. Juha Jalmari Nyberg) погиб.
    7 августа лейтенант Бринько поднялся на перехват одиночного Ju 88, бомбившего рейд Ханко. Он долго преследовал бомбардировщик и, по советским данным, сбил его уже около острова Даго. По докладу лётчика, «Юнкерс» вспыхнул, а его экипаж спасся на парашютах, но в немецких документах сведения о подходящих потерях не просматриваются.
    21 августа Петр Бринько перегонял свой самолет в Таллин для ремонта. В тот самый момент, когда он произвел посадку, над аэродромом появился одиночный Ju 88. Заметив противника, Бринько немедленно пошел на взлет. Двигатель «Ишачка» недодавал мощности, но он догнал «Юнкерс» и выпустил по нему четыре реактивных снаряда, потом обстрелял из пушек и пулеметов. Разведчик упал, его экипаж воспользовался парашютами и был взят в плен. Согласно немецким данным, Ju 88A-4 (W.Nr.883513) из эскадрильи 1./K.Gr. 806 был потерян в районе Таллина. Его лётчик лейтенант Карл Хольд (Lt. Karl Hold) числится пропавшим без вести, а штурман ефрейтор Вилли Хартвиг (Gefr. Willi Hartwig), радист ефрейтор Отто Цавадиль (Gefr. Otto Zawadiel) и стрелок унтер-офицер Уве Хайнзен (Uffz. Uve Heinsen) – погибшими.
    Бой происходил прямо на глазах командующего морской авиацией генерал-лейтенанта С.Ф. Жаворонкова, который прибыл в Таллин для организации налетов на Берлин. Победителя быстро представили ко второму ордену Красного Знамени и присвоили внеочередное звание «капитан». Истребитель аса быстро отремонтировали, но на Ханко он уже не вернулся, а был направлен на аэродром 5-го ИАП в Низино под Петергоф, где в то время базировалась и подразделения 13-го ИАП.
    5 сентября пара Бринько была поднята на перехват приближающихся самолетов противника. Бой проходил не слишком удачно, и чтобы не допустить бомбежки Низино, балтийский ас пошел на таран, а затем благополучно посадил поврежденный истребитель на аэродроме. Его ведомому, который из этого боя не вернулся, тоже засчитали воздушную победу. Все атаковавшие Bf 110 из группы I./ZG 26 в тот день вернулись на базу. Два из них были подбиты, причем Bf 110D-3 (W.Nr. 4367) из эскадрильи 1./ZG 26, поврежденный на 80% по немецкой классификации, отправился в утиль. Сложно сказать, была ли это добыча Бринько – немцы считают, что причиной потери стал зенитный огонь.
    Четыре дня спустя лётчик атаковал разведчик ФВ-189. «Рама» оказалась по-настоящему крепким орешком, и на аэродром лётчик вернулся на изрешеченном истребителе, но с докладом о победе, которую командование сразу же утвердило. В этот день в бою с советскими истребителями получил серьезные повреждения самолет из эскадрильи ближней разведки 4.(H)/31, но на него скорее могут претендовать армейские лётчики, а других подходящих немецких потерь не известно.
    11 сентября вскоре после полудня Бринько вылетел «по-зрячему» и на глазах у постов ПВО сбил разведчик Hs 126, предположительно, из эскадрильи 4.(H)/21.

    14 сентября в 16:00 балтийский ас вылетел на уничтожение аэростата, висевшего в воздухе вблизи линии фронта в районе Красного Села и корректировавшего огонь дальнобойной артиллерии. Под сильным зенитным огнем он обстрелял «колбасу» и заставил ее опуститься на землю, но и сам был ранен осколком зенитного снаряда, а его самолет был поврежден. Возвращаясь на свой аэродром, лётчик не заметил на пути высоковольтную линию и, зацепив провода, разбился в катастрофе.
    Всего за 12 недель своей войны Петр Бринько совершил более сотни боевых вылетов и одержал восемь побед лично и шесть в паре. Также ему засчитали один сбитый аэростат наблюдения.
    Авторы признательны Карлу-Фредрику Геусту и Андрею Дикову за материалы, использованные в работе над статьей.

    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    Ринат и Fencer нравится это.
  3. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Боевое применение штурмовиков Су-25 в Сирии

    В мартовском номере журнала "М-Хобби" опубликована небезынтересная статья Андрея Короткова ""Грачи" в сирийском небе", в которой рассматривается опыт боевого применения штурмовиков Су-25СМ в Сирии. Наш блог приводит некоторые наиболее интересные фрагменты из нее.

    30 сентября 2015 г. Россия начала воздушную операцию в Сирии – первую широкомасштабную военную кампанию за пределами границ бывшего СССР со времен войны в Афганистане. 26 августа 2015 г. между Россией и Сирией было заключено Соглашение о размещении на территории Сирийской Арабской Республики (САР) на безвозмездной основе и на бессрочный период авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации. 30 сентября в соответствии с Договором «О дружбе и сотрудничестве между СССР и Сирийской Арабской Республикой» от 8 октября 1980 г. президент Сирии Башар Асад обратился к России с официальной просьбой об оказании военной помощи. В этот же день Совет Федерации дал Президенту РФ В. В. Путину согласие на использование Вооруженных Сил Российской Федерации на территории САР. При этом рассматривалось только применение авиации для оказания поддержки сухопутным войскам Сирии с воздуха, без проведения наземной операции. Решением Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации на аэродроме Хмеймим (международный аэропорт имени Базель аль-Асада) в провинции Латакия Сирийской Арабской Республики была развернута смешанная авиационная группа (смешанный авиационный полк особого назначения) Военно-воздушных сил Воздушно-космических сил Российской Федерации в составе: 4 многофункциональных самолетов-истребителей Су-30СМ, 4 фронтовых бомбардировщиков Су-34, 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24М, 12 самолетов-штурмовиков Су-25СМ и Су-25УБ, самолета радиоэлектронной разведки Ил-20М1, 12 ударных вертолетов Ми-24П и 5 транспортно-боевых вертолетов Ми-8АМТШ. Переброска авиатехники осуществлялась посредством самостоятельного перелета через территорию Ирана и Ирака.

    Штурмовая эскадрилья авиагруппы включала десять Су-25СМ и два Су-25УБ из состава 960 штурмового авиационного полка 1 гвардейской смешанной авиационной дивизии 4 армии ВВС и ПВО Южного военного округа, дислоцированного в Приморско-Ахтарске. 960 шап стал третьим (после буденовского и черниговского) полком в ВВС, получившим на вооружение модернизированные штурмовики Су-25СМ. К практическому освоению обновленной матчасти кубанские летчики приступили в конце февраля 2013 г., после того как полк получил первые 8 штурмовиков из подмосковной Кубинки (ремонт и модернизация Су-25 до уровня Су-25СМ осуществляется на 121 АРЗ в Кубинке). К тому времени большая часть летного состава полка прошла теоретическое переучивание в Центре подготовке авиационного персонала и войсковых испытаний МО РФ в Липецке (бывшем 4-м ЦБП и ПЛС), а ИТС – на заводе в Кубинке. Первые полеты на Су-25СМв Приморско-Ахтарске состоялись 25 февраля 2013 г. Благодаря новым прицельно-навигационному комплексу ПрНК-25СМ «Барс» и цифро-аналоговой системе управления вооружением СУО-39М, модернизированные штурмовики могли поражать наземные цели днем и ночью при визуальной видимости, выполнять навигационное бомбометание (по заданным координатам цели) круглосуточно в любых метеоусловиях с горизонтального полета и сложных видов маневра. Расширилась номенклатура авиационных средств поражения: в состав вооружения самолета включили УР «воздух – воздух» Р-73Э (вместо Р-60М) и новые модификации НАР С-8 и С-13. Новое оснащение кабины, прежде всего коллиматорный индикатор КАИ-1-01 и многофункциональный цветной ЖК индикатор МФЦИ-0332М в составе системы отображения информации С0И-У-25, позволило улучшить условия работы летчика и повысить эффективность боевого применения, которая в целом у модернизированного штурмовика по оценкам специалистов возросла в 1.5 раза. В 2014 году самолетами Су-25СМ полностью укомплектовали первую и вторую авиационные эскадрильи, при этом «простые» Су-25 свели в третью эскадрилью, выведя излишки техники за штат. Однако уже в октябре-ноябре 2014 года одну эскадрилью СМ-ов передали на формирование смешанного авиационного полка в Гвардейское. Таким образом, к началу Сирийской кампании 960 шап располагал только одной эскадрильей модернизированных штурмовиков, которые и решено было задействовать в операции.

    В ходе подготовки к перелету в Сирию произвели инженерно-штурманские расчеты, в результате которых выяснилось, что до намеченной на маршруте точки промежуточной посадки на территории Ирана самолетам Су-25УБ не хватало запаса топлива (на «спарках» полная заправка почти на 500 кг меньше, чем на боевых машинах). Выход из положения нашли в замене двух из четырех подвесных топливных баков ПТБ-800 (штатных для Су-25 всех модификаций) на баки большей емкости ПТБ-1150, которые могут подвешиваться на Су-25 (только на 3 и 9 точках подвески), но практически нигде не используются, и потому в полку их не оказалось. Выручили соседи из Буденновска, у которых нужные баки нашлись на складе. «Спарки» перегнали в Буденновск, укомплектовали парой ПТБ-1150 и облетали для проверки выработки топлива. Попутно выявились особенности поведения самолетов на взлете – из-за получившейся предельной задней центровки они норовили «присесть» на хвост, так что компенсировать чрезмерный рост тангажа на взлете приходилось отклонением РУС от себя.

    16 сентября 2015 г. самолеты Су-25СМ №№21, 22, 24, 25, 27, 28, 29, 30, 31, 32 с аэродрома Приморско-Ахтарск и Су-25УБ № 44 и № 53 с аэродрома Буденновск выполнили перелет на аэродром Моздок. После подготовки летного состава и получения боевой задачи 19 сентября приступили к поэтапному перебазированию в Сирийскую Арабскую Республику. Тремя группами по четыре самолета («спарки» Су-25УБ шли ведущими первых двух звеньев) в сопровождении самолетов-лидеров Ил-76 штурмовики вылетели в Иран. Полет продолжительностью 1 час 30 минут проходил на высоте 6900 метров. Большая часть маршрута пролегала над акваторией Каспийского моря вне видимости береговой черты. Промежуточную посадку для отдыха и дозаправки произвели на высокогорном аэродроме Хамадан, имеющем превышение в 1700 метров над уровнем моря. После подготовки авиационной техники и отдыха летного состава тремя группами в сопровождении самолетов-лидеров эскадрилья вылетела в конечный пункт маршрута – аэродром Хмеймим. После пересечения первой группой на высоте 6900 метров Ирано-Иракской границы возникли трудности. По команде центра управления полетами в Багдаде, в зоне ответственности которого находились наши самолеты, группам был изменен маршрут – он отклонился на юг и увеличился на 200 километров. Данная провокационная команда поставила под угрозу благополучное завершение перелета, так как полет выполнялся на максимальную практическую дальность полета для высоты практического потолка самолета Су-25.

    Штурманы самолетов-лидеров Ил-76 выполнили необходимые расчеты, и стало ясно, что благополучное завершение полета по остатку топлива возможно только при дальнейшем полете на высотах более 9000 метров. Летный состав, осознавая всю ответственность за выполнение правительственной задачи и оценивая свою физическую подготовку, принял решение продолжать полет на высоте 9600 метров (практический потолок самолета Су-25 по жизнеобеспечению экипажа в связи с отсутствием герметичной кабины составляет 7000 метров). Превозмогая физиологические проблемы, вызванные длительным нахождением в разряженной атмосфере без специального высотного снаряжения, экипажи проявили мужество и в течение 1 часа 20 минут выполняли полет на высоте 9600 метров, завершив перелет благополучной посадкой на авиабазе Хмеймим.

    Личный состав группы разместился в жилых модулях, оборудованных всем необходимым для комфортного проживания, отдыха и подготовки к выполнению боевых задач. После восстановления сил и акклиматизации, летный состав приступил непосредственно к работе. 23 сентября состоялись первые полеты на ознакомление с районом боевых действий, а 30 сентября экипажи Су-25 выполнили первые боевые вылеты на удары по наземным целям.
    ...
    Основным способом ведения боевых действий экипажами Су-25СМ в Сирии стало последовательное нанесение авиационных ударов по заранее заданным наземным целям (объектам) в установленное время в режиме навигационного бомбометания одиночно, парами, звеньями из положения дежурства на земле. На боевое применение штурмовики обычно летали составом групп от 2 до б самолетов. Для удара группе назначались цели в районе радиусом до 20-25 километров. Для полноты анализа качества боевого применения беспилотными средствами объективного контроля атаки заданных наземных целей (ЗНЦ) выполнялись с интервалом в 1 или 2 минуты между самолетами в группе, а повторные удары осуществлялись группой, как правило, через 5-6минут. При отсутствии визуальной видимости между парами или одиночными экипажами в группе назначалось микроэшелонирование – как правило, не менее 100 метров. Даже если над целью стояла 10-балльная облачность, группа из 6 штурмовиков вне видимости друг друга спокойно выполняли поставленную задачу, имея между самолетами эшелонирование в 150-200 метров, и нанося удары в заданное время с интервалом в 1 минуту. Таким образом, группа из 6 самолетов имея загрузку по четыре ОФАБ-250 в течение 30-40 минут висела над передним краем противника, нанося удар по 24 целям и не давая ему «поднять голову». Сирийская авиация применялась до высот 3000-3500 метров. Это было обусловлено отсутствием возможности ПРНК их самолетов выполнять эффективное боевое применение на больших высотах. Су-25СМ же могли устойчиво и гарантированно поражать цели с высот и в 3000, и в 4000 метров. Боевая загрузка при этом, как правило, составляла 4-6 свободнопадающих АБ различных типов калибра 100, 250, либо 2-4 АБ-500 кг, при наличии двух подвесных топливных баков ПТБ-800. Бомбометание выполнялось с горизонтального полета с «безопасных» (в случае возможного применения противником ПЗРК) высот от 3500 до 4100 метров. Удары наносились точечно – для каждой авиабомбы своя цель. К примеру, четырьмя АБ поражали четыре цели (принцип одна бомба – одна цель стал для модернизированных штурмовиков законом). ПрНК-25СМ обеспечивал достижение точности поражения целей несколько десятков метров. Для уничтожения скоплений живой силы противника применяли РБК, снаряженные различными типами боеприпасов.
    ...
    С ноября 2015 года штурмовики стали летать на разведывательно-ударные действия (РУД) – так называемую «свободную охоту». Взлет производили поодиночно или парами (после чего расходились каждый по своему маршруту), далее выполняли полет на самостоятельный поиск и уничтожение подвижных целей. Охотились как на колонны, так и на одиночные военную технику и транспортные средства (фуры, бензовозы), тем самым, пресекая поставку бандформированиям оружия, боеприпасов, топлива, продовольствия, медикаментов и других средств материально-технического обеспечения. Иногда на самолеты подвешивали по 4 ПТБ-800 и 2 блока НАР Б-8, и тогда они по два часа «висели» в зоне в поисках целей.

    Интенсивность боевой работы штурмовой авиации группировки поначалу доходила до 6 вылетов на одного летчика в сутки, позже несколько снизилась до 4, а ближе к выводу в феврале и марте 2016 года в среднем составляла по 2 вылета. На боевое применение Су-25СМ летали круглосуточно, при этом соотношение дневных и ночных вылетов приблизительно было равным, иной раз ночью летали даже больше. Учебно-тренировочные полеты на ознакомление с районом боевых действий, ввод в строй и восстановление навыков после перерывов в летной работе на«спарках» выполнялись над Латакией и акваторией Средиземного моря – летному составу они засчитывались как полеты на воздушную разведку.

    Огромная нагрузка легла на плечи инженерно-технического состава. Подготовка самолетов к полетам, снаряжение их АСП велись круглосуточно. Авиабомбы растеривали на общей площадке, после чего развозили по самолетам. Тормозные парашюты укладывали прямо на стоянке между самолетами. Для подготовки к вылету Су-25СМ после получения боевой задачи требуется 10-15 минут. Время подготовки других ударных самолетов может отличаться в сторону увеличения в разы. Именно по этой причине у штурмовиков такое большое количество самолетовылетов. Их не только можно быстро поднять по задаче в воздух, но и время боевого цикла у них также наименьшее среди всех существующих ударных ЛА. Как показал практика, ИТС готовил Су-25СМ к повторному вылету всего за 10-15минут, что, конечно, выгодно отличает его от других типов боевых самолетов. За 5.5 месяцев боевой работы в Сирии модернизированные штурмовики Су-25СМ показали себя исключительно надежными машинами и серьезными отказами не досаждали.

    Все Су-25 в процессе ремонта на АРЗ Кубинки и Воздвиженки получали основные бортовые номера красного цвета с белой окантовкой по бортам кабины и дублирующие номера белого цвета на вертикальном оперении. Размеры шрифта основного номера: ширина цифр 400 мм, высота – 600 мм; дублирующего: ширина – 133 мм, высота 200 мм. Опознавательный знак государственной принадлежности «Звезда» красного цвета с трехцветной сине-бело-красной окантовкой типоразмера 800 (вписан в окружность диаметра 800 мм) располагался стандартно в шести позициях: на верхних и нижних поверхностях обеих консолей крыла, и по бокам вертикального оперения. У основания киля слева и справа наносились учетный знак и дополнительный знак принадлежности ВС: надписи в две строчки «RF-ХХХХХ» (ширина 600 мм, высота – 100 мм) белого цвета и «ВВС РОССИИ» (ширина 1300 мм, высота – 150 мм) черного цвета с белой окантовкой. Поскольку официального разрешения на использование российской авиации за пределами РФ от Совфеда на тот момент еще не было, для обеспечения скрытности перебазирования авиагруппы на территорию Сирии перед отлетом из Моздока поступил приказ закрасить на всех самолетах опознавательные знаки и регистрационные номера. Указание командования спешно претворяли в жизнь малярными кистями прямо на стоянке, используя бытовые эмали более или менее подходящих оттенков цветов, купленные в ближайших магазинах на собственные средства. Уже будучи в Сирии, ОЗ и регистрационные номера попытались отмыть, однако это оказалось не так то просто сделать. Дело в том, что предусмотрительные истребители и бомбардировщики использовали загодя припасенные легкосмываемые краски, тогда как штурмовики-эмали на нитрооснове. В итоге Су-25 так и пролетали до самого вывода из Сирии с частично отмытыми опознавательными знаками. Уже дома, в процессе прохождения регламентных работ в ТЭЧ полка, на штурмовиках восстанавливали 03 и регистрацию. В отличие от экипажей тех же бомбардировщиков Су-34 и Су-24М, украшавших борта своих самолетов десятками маленьких красных звездочек (отметок о выполненных боевых вылетах), скромные штурмовики росписью своих бортов сильно не заморачивались – для этого не находилось времени, а иной раз – и собственно краски. В результате, звездочки появились на бортах только двух самолетов – Су-25СМ №21 и №29, в количестве 15 и 3, соответственно. Но и эти отметки не отражали реальное число боевых вылетов машин в Сирии, которое у каждой перевалило за две сотни.
    http://bmpd.livejournal.com/2495624.html
     
    Ринат, Atass и Fencer нравится это.
  4. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    lavrik и Fencer нравится это.
  5. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Атака на «Старк»
    Тридцать лет назад, 17 мая 1987 года, случилось событие, в которое сложно поверить с высоты сегодняшнего дня: иракский истребитель успешно атаковал американский фрегат «Старк». Причем самолёт смог уйти безнаказанным — несмотря на то, что корабль США знал о его приближении. Эта атака дала корабелам и стратегам немало пищи для размышлений. Почему самый современный корабль того времени, спущенный на воду 30 мая 1980 года, оказался полностью беззащитным перед атакой одного-единственного самолёта? Несмотря на широкую популярность этой истории, многое в ней остаётся загадкой по сей день.

    Залив раздора

    К 1987 году между Ираком и Ираном уже несколько лет шла кровопролитная война. Поначалу иракские войска атаковали на широком фронте, надеясь, что самого факта вторжения будет достаточно для краха иранского режима. Однако сухопутным силам не удалось захватить важные перевалы, которые можно было бы успешно оборонять при неравенстве в силах. А авиации не хватало управляемых бомб, точной развединформации и всепогодных самолётов для эффективного разрушения транспортной инфраструктуры, по которой перебрасывались иранские войска. Но Иран, хотя и перешел в контратаку, никак не мог победить.
    Как бы то ни было, война, несмотря на потери сотен тысяч человек, к середине восьмидесятых «успешно» зашла в тупик. Теперь как Ирак, так и Иран старались истощить силы друг друга, надеясь, что противник сдастся раньше.
    В частности, иракская авиация предприняла серию небезуспешных атак на остров Харк в Персидском заливе, в 57 км к северо-западу от города Бушер. На этом острове размером 1×2,5 км располагались огромные нефтехранилища и важнейшие нефтяные терминалы Ирана. На сегодняшний день с острова экспортируется более 90% всей иранской нефти.
    Однако во время войны иранцам пришлось пересмотреть всю структуру экспорта. Иракские МиГ-25РБ с авиабазы Насирия регулярно бомбили танкеры и нефтехранилища Харка тяжелыми фугасными «пятисотками», причем практически безнаказанно.

    Поэтому, вместо того чтобы подвергать опасности зарубежные танкеры, стоявшие у Харка, иранцы зафрахтовали несколько танкеров для перевозки сырой нефти с Харка на более удаленный от Ирака остров Сирри. Сирри находился более чем в 750 км от ближайшей авиабазы Ирака, и потому находился вне зоны доступа самолетов противника — по крайней мере, так считали иранцы.
    Несколько недель иракские военные просто не могли понять, как Ирану вновь удается массово экспортировать нефть. Затем возник вопрос — что делать с новой, недоступной целью. Действительно, даже МиГ-25РБ не мог долететь до Сирри.
    Однако у Ирака был тщательно оберегаемый секрет. В составе его ВВС были французские «Миражи» двух модификаций, F.1EQ-4 и F.1EQ-5, способные заправляться в воздухе и наносить удары противокорабельными ракетами Exoсet («Экзосет»). 12 августа 1986 года «Миражи» благополучно нанесли удар по острову.
    «Мираж» с подвешенной ракетой «Экзосет» во Франции.
    Постоянный обмен ударами в Персидском заливе сильно беспокоил остальные страны, включая СССР и США. Заинтересованные стороны даже направили в залив свои боевые корабли для прикрытия торговли нефтью. Среди них был и герой статьи — американский фрегат «Старк» (FFG-31) класса «Оливер Перри», водоизмещением свыше 4000 т.
    28 февраля в Джибути перед отправкой в Персидский залив экипаж фрегата получил инструкции по правилам применения оружия. Вероятность прямого нападения на корабль оценивалась как небольшая. В то же время, существенной опасностью представлялась потенциальная случайная атака. Полную ответственность за все возможные меры по защите корабля нёс командир фрегата.
    17 мая «Старк» около 8 часов утра вышел из порта Манама в Бахрейне в радарный дозор. В тот день иракские самолеты, атакующие танкеры, были дважды замечены к югу от иранского острова Фарси в центральной части Персидского залива. Шёл «обычный» день войны.
    Ракетная атака
    В 20.00 самолёт ДРЛО засёк взлёт иракского истребителя, который направился на юг, т. е. туда, где среди прочих целей были и корабли США. Истребителю был присвоен номер 2202. Эсминец «Кунц» (Coontz), ведя истребитель своим радаром, доложил, что манера полёта 2202 характерна для атаки кораблей (ship attack profile).
    Дальше события развивались стремительно.
    Около 20.15 Гленн Бриндел, командир фрегата «Старк», зашёл на боевой информационный центр (БИЦ, Combat Information Center — CIC), где ему доложили о наличии в воздухе иракского самолета. Сейчас трудно в это поверить, но тогда у США с Ираком отношения были практически дружественными — чего нельзя сказать об американо-иранских делах. Поэтому Бриндел принял информацию к сведению и пошёл на мостик, куда и пришел в 20.31.
    Минутами ранее, в 20.24 «Старк» развил полный ход. В 20.50 оператор системы ближней противоракетной обороны (close-in weapon system, CIWS) «Фаланкс», никому не сказав, пошёл в туалет, а сама система была выключена. В 20.45 иракский самолет находился примерно в 120 морских милях от «Старка» — но капитан об этом еще не подозревал.
    Примерно в 20.55 капитан спросил, почему нет радарной «картинки» приближающегося самолёта. Радар (SPS-49) переключили в нужное положение. В 20:57 удовлетворённый капитан ушел в каюту. Минутой позже флотское командование запросило все корабли группировки, есть ли у них информация по цели 2202 — «Кунц» ответил отрицательно.
    Около 21.00 фрегат заметил надводный контакт, который и искал радаром Мк.92 до 21.04. Тем временем в 21:01 другой радар корабля, SPS-49, засек приближающийся истребитель, отмеченный как неопознанный — хотя это был всё тот же 2202.
    В 21.03, когда самолет приблизился на 43 мили, оператор Дункан запросил разрешения послать ему стандартный запрос-предупреждение. Однако лейтенант Монкриф, командующий БИЦ, сказал «Нет, подождем» — вероятно, думая, что самолёт отвернёт.
    В 21.04 штаб спросил «Старк», наблюдает ли он данную цель. Фрегат ответил утвердительно. Минуту спустя самолёт, опознанный как «Мираж» F-1, повернул прямо к «Старку», находясь на дистанции в 32,5 мили. Однако в БИЦ этого… никто не заметил.
    В 21.07 «Мираж» выпустил ракету — вперёдсмотрящий на «Старке» заметил яркую вспышку от её двигателя, но она была расценена как надводный контакт. В эту же минуту «Мираж» был взят на слежение радаром Mk.92, который еще не был переключен в режим наведения ракет. На корабле спохватились, что прямо на них летит иностранный истребитель. Лейтенант Монкриф приказал передать самолёту предупреждение, и позвать капитана на мостик.
    В 21.08 «Мираж» с расстояния в 12 миль выпустил вторую ракету — и, по иронии судьбы, его, наконец, запросили по радио. В это время экипаж занимал места по боевому расписанию и пытался включить систему постановки помех.
    Примерно в 21.09 «Старк» взял «Мираж» на прицел, а капитан, наконец, нашелся. Но было уже поздно. Наблюдатели передали «ракета на подходе, с левого борта» — но почему-то это сообщение не передали Монкрифу в БИЦ.

    В 21:09 первая ракета врезалась в корпус фрегата под носовой надстройкой. Ракета не взорвалась, однако ее куски пробили корабль насквозь. Примерно через 20–30 секунд вторая ракета попала рядом, углубилась примерно на метр и взорвалась, выломав пробоину 3 на 4,5 м. Более 270 кг топлива от обоих ракет попало внутрь, где немедленно загорелись. Корабль и его внутренние отсеки затянул густой ядовитый дым. Команде фрегата пришлось связываться через посыльных в дыхательных аппаратах.
    В 23.20 на помощь горящему фрегату подошел буксир. Мощными струями воды удалось охладить нос, где могли сдетонировать ракеты в пусковой установке. Затем на помощь пришло еще несколько кораблей и их пожарных команд. Героическими многочасовыми усилиями фрегат все же удалось спасти — хотя еще двое суток на нём случались возгорания. Корабль вышел из строя более чем на полтора года. Погибло 37 членов экипажа (27 погибло на месте от взрыва и пожара, двое утонули, 8 пострадавших скончались позже от полученных травм), еще 21 были ранены. В неразберихе после атаки «Мираж» спокойно улетел восвояси — хотя наблюдавший за ним самолёт ДРЛО пытался поднять саудовские истребители F-15, но не преуспел.
    Следствие ведут…
    По горячим следам было проведено флотское расследование, которое установило, что атака была «неспровоцированной», а фрегат все время находился в международных водах. Выяснилось, что с момента обнаружения «Миража» до момента попадания ракет «Старк» не маневрировал. Корабельное оружие, включая зенитные ракеты SM-1, 76-мм артустановку, 20-мм противоракетную установку, систему постановки помех и даже крупнокалиберные пулемёты — не использовалось. Капитана Бриндела и лейтенанта Монкрифа хотели отдать под суд, но в итоге они отделались… строгим выговором и увольнением со службы.

    Ирак заявил, что «Старк» находился в пределах объявленной зоны боевых действий. Но впоследствии всё же извинился, объяснив, что пилот истребителя спутал фрегат с иранским кораблем (или судном, идущим в Иран — как говорили иракцы позже). Поразительно, но США не предприняли никаких «карательных» действий в ответ — иракские извинения были приняты. А все «шишки» в виде усиления эскорта и ответа на следующие атаки танкеров достались Ирану, более враждебному США. Найти пилота, осуществившего атаку, представителям США не удалось. Неизвестно даже его точное имя.
    Не так давно была обнародована версия, что «Экзосеты» были выпущены не с боевого истребителя, а с модифицированного в ракетоноситель гражданского лайнера Falcon 50. Дело в том, что разведка США предполагала, что «Мираж» может нести только одну ракету, а с двумя будет слишком труден в управлении.
    Незадолго до инцидента иракцы попросили известную французскую фирму Thales, основного подрядчика по всем контрактам, связанным с «Миражами», дооборудовать Falcon радаром и системами вооружения «Миража» — как самолёт для тренировки летчиков. Идя навстречу крупнейшему потребителю, французы работали быстро и завершили все модификации к январю 1987 года.
    Том Купер, известный исследователь ирано-иракской войны, предполагает, что единственный боевой вылет лайнера, получившего неофициальное имя «Сюзанна», состоялся как раз вечером 17 мая 1987 года. Самолет с двумя ракетами на борту взлетел с авиабазы Вахда, расположенной в 45 километрах к юго-востоку от иракской Басры, полетел на юг к центру Персидского залива, параллельно побережью Кувейта и Саудовской Аравии. Затем пилот развернулся к побережью Ирана, обнаружил и атаковал на краю запретной зоны неизвестную цель, оказавшуюся кораблем США. В том же году Ирак получил новые «Миражи» F.1EQ-6, способные нести две такие же ракеты.
    Инцидент со «Старком» послужил поводом для множества горячих споров о том, насколько эффективны противокорабельные ракеты и флотское ПВО, а также и насколько устойчивы современные корабли к попаданию хотя бы одной-двух противокорабельных ракет.
    А война между Ираком и Ираном продолжалась. Корабли других стран несли боевые вахты в Персидском заливе. Вскоре тень «Старка» привела к новой трагедии. 3 июля 1988 года ракетный крейсер США «Винсеннес» принял за истребитель и сбил иранский лайнер А-300, летевший по обычному маршруту и расписанию (о чём моряки не знали). Погибли все 290 человек на борту.

    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    СССР СА, Ринат и Ромыч нравится это.
  6. КС

    КС Модератор Команда форума

    Регистрация:
    30.03.10
    Сообщения:
    18.076
    Симпатии:
    6.132
    Адрес:
    г. Коломна МО
    :-D:-D:-D:-D

    У них у всех "Фланксов" походу включатели бракованные.

    [​IMG]
     
    алексей с сахалина и Rand0m нравится это.
  7. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Eduard_AB, patryn, Fencer и ещё 1-му нравится это.
  8. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    F-15E, A-10 против ИГИЛ

    Американские военные истребители, бомбардировщики и беспилотные летательные аппараты сбросили более 67 000 бомб с момента начала операции «Постоянные решения»/"Inherent Resolve" в 2014 году, Данные предоставлены Центральным командованием ВВС.

    Примечательно что истребители сбросили в 3 раза больше бомб чем бомбардировщики. А наименьшая доля пришлась на дроны.

    Самолеты типа «A-10, F-15E и F-16 ломают спину, потому что они являются правильной платформой для работы и обеспечивают правильную функцию», - сказал Брайан Ласли, историк авиационной власти и автор книги, «Война военно-воздушных сил», - говорится в электронном сообщении на сайте Military.com

    "Статистика по самолетам"
    Согласно данным, американские самолеты сбросили в общей сложности 67 333 бомбы с 8 августа 2014 года по 16 мая. Больше всех сбросили F-15E, F-22 Raptor - наименее.

    Вот цифры для 10 американских самолетов совершавших боевые вылеты:
    F-15E Strike Eagle,14 995 бомб;
    A-10, 13 856;
    B-1, 9 195;
    F / A-18, 8 920;
    F-16, 7 679;
    B-52, 5 041;
    MQ-1 Predator, 2 274;
    MQ-9 Reaper, 2 188;
    AV-8B, 1 650;
    F-22, 1 535.
    Истребители и штурмовики сбросили в общей сложности 48 635 бомб или 72 процента от общего числа; Бомбардировщики 14 236, или 21 процент; И дроны 4 462, или 7 процентов, согласно статистике.

    Капитан Кэтлин Атанасофф, пресс-секретарь AFCENT, предупредила, что номера, выпущенные командой, которая включает в себя активы и действия под командованием Компонентов воздушных сил или CFACC, не отражают «полноту кинетической активности в OIR, «Таких как активы, принадлежащие партнерам коалиции или другим партнерам США, например, Командующий объединенными совместными земельными компонентами и Совместная целевая группа специальных операций.

    «Количество оружия, используемого каждым воздушным судном, варьируется в зависимости от ряда факторов, таких как время в театре, виды миссий (например, авиационная поддержка, воздушное патрулирование, эскорт, и т. Д.), Тип боеприпасов и т. Д. », - сказал Атанасов в электронном письме на прошлой неделе.

    «Львиная доля работы»
    По данным AFCENT, F/A-18 Super Hornet военно морского флота выполнили наибольшее количество вылетов, а F-15E из ВВС сбросили наибольшее количество бомб, на его долю припадает 1/5 из общего количества.

    Рабочая лошадка по борьбе с ИГИЛ это модель «E» Strike Eagle - двухместный самолет, способный находить цели на дальних дистанциях днем и ночью и уничтожать противника.

    A-10 Thunderbolt II, самолет поля боя, широко известный как Warthog или просто «Hog», сбросил почти такое же количество бомб, хотя и с особым типом учета. Атанасофф сказала, что каждые 100 очередей из 30-мм орудия Avenger Hog's считаются как одна сброшенная бомба.

    Ласли сказал, что он не удивлен, что командиры чаще применяют в боевых действиях штурмовики, в воздушной кампании против Исламского Государства. Операция "Inherent Resolve" оценивается примерно 13 миллиардов долларов.

    «Посмотрите на Airpower»
    Атанасофф сказала, что относительно низкий показатель для B-52 не означает, что бомбардировщик не так активен, как другой самолет, а скорее, что он просто не был на театре боевых действий так долго в отличие от других самолетов. B-1 покинул кампанию в начале 2016 года и был заменен B-52 на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре.

    Начальник штаба генерал Дэвид Голдфейн в феврале сказал: «Вы только увидите постоянную ротацию обеих типов самолетов».

    Полковник Даниэль Мэннинг, заместитель директора Центра комбинированных воздушных операций, в прошлом году отметил уникальную способность Stratofortress оставаться в воздухе в течение длительного времени.

    Ласли сказал: « GPS и точное оружие (и разрушительная сила) сохранили B-52 в игре, но это действительно тактический конфликт в OIR». Он сказал, что бомбардировщики, такие как B-52, хотя и стратегически полезны - «на самом деле не оптимизированы для такого вида боевых действий» в быстрых одноразовых миссиях.

    Самые низкие показатели у истребителей F-22 и дронов MQ-1 и MQ-9 могут быть связаны с тем, что они часто используются для разведки, разведки и наблюдения для ретрансляции на другие платформы.

    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    vladimir-57, Ринат и Supremum нравится это.
  9. алексей с сахалина

    алексей с сахалина Активный участник

    Регистрация:
    12.11.07
    Сообщения:
    8.017
    Симпатии:
    4.857
    Адрес:
    Россия
    Или операторы по двадцать минут в туалете гадят, несмотря на боевое расписание.
     
  10. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Атака штурмовика OV-10M "Bronco", ВВС Филиппин на позиции ИГ, город Марави (остров Минданао), июнь 2017 г.
    [​IMG]
     
    vladimir-57, Supremum и Сергей Я нравится это.
  11. buterbrod2

    buterbrod2 Активный участник

    Регистрация:
    17.04.08
    Сообщения:
    5.146
    Симпатии:
    1.030
    Адрес:
    Казахстан
    Служба:
    не служил
    Как-то не понял в приведенном источнике:
    Акустический пеленг- это что? Эхолотом, что-ли?
     
  12. buterbrod2

    buterbrod2 Активный участник

    Регистрация:
    17.04.08
    Сообщения:
    5.146
    Симпатии:
    1.030
    Адрес:
    Казахстан
    Служба:
    не служил
    [​IMG]
    Некрасивые царапины вокруг черной дырки на носу- от заправочной штанги, что ли? Дофига летает-заправляется
     
  13. Specter

    Specter Активный участник

    Регистрация:
    06.05.15
    Сообщения:
    3.411
    Симпатии:
    2.421
    Адрес:
    МО, г. Лобня
    Служба:
    в/ч 33007 г. Курганинск
    Или для тренировок операторов штанги используется.
     
  14. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Освобождение от нефти

    1 августа 1943 года состоялась стратегическая бомбардировочная операция "Приливная волна" (Tide Wave). С ливийских аэродромов в районе Бенгази стартовали 178 тяжелых бомбардировщиков "Либерейтор" (в переводе с английского - "Освободитель") из 9-й Воздушной армии США.
    Им предстояло пройти почти тысячу километров над Средиземным морем и столько же - над вражеской территорией, а затем - разбомбить румынские нефтеперерабатывающие заводы "Астра Романа", "Стяуа Романа", "Конкордия Вега", "Колумбия Аквила" и "Романа Американа" в районе Плоешти. Эти заводы производили более половины бензина и дизтоплива, используемого германской армией, авиацией и флотом.

    Рискованная попытка одним махом оставить третий рейх без "крови войны" не увенчалась успехом и обернулась огромными потерями. Американцы недооценили мощь противовоздушной обороны, прикрывавшей жизненно важные для Германии нефтяные объекты, отправив свои бомбардировщики днем и без истребительного эскорта. Впрочем, истребителей, способных сопровождать "Либерейторы" на всем маршруте до целей, у них все равно не было.

    И хотя 154 бомбардировщика достигли намеченных объектов, сбросив на них более 300 тонн бомб, 89 самолетов были сбиты и еще 55 получили повреждения. 440 американских летчиков погибли, 108 - попали в плен и 78 - были интернированы в Турции, где их поврежденные машины совершили вынужденные посадки. Четверых членов экипажа бомбардировщика, разбившегося в Югославии, спасли местные партизаны. Немцы и их союзники потеряли четыре истребителя и 16 военнослужащих, также погибло около 200 гражданских лиц.

    Разрушения на нефтеперегонных заводах поначалу казались очень серьезными. Сгорели десятки тысяч тонн нефтепродуктов, а сокращение объемов производства американцы оценили в 42%. Однако разрушенные заводы и топливохранилища были восстановлены всего за несколько недель. И уже в сентябре выпуск бензина, керосина, соляры и смазочных масел в Румынии вышел на прежний уровень, а затем даже возрос.

    Между тем, американское авиационное командование признало собственные потери абсолютно неприемлемыми, а потому о повторении операции не могло быть и речи. Взмаха волшебной палочки, остановившего гитлеровскую военную машину, не получилось. Румынское топливо продолжало поступать в Германию вплоть до сентября 1944 года, когда Румыния под ударами Красной армии вышла из войны и обратила оружие против бывшего союзника.
    [​IMG]
    Бомбардировщик B-24D "Либерейтор" с радиопозывным "Белоснежка", принимавший участие в операции "Приливная волна". Под ним во втором ряду - румынские истребители "Мессершмитт" Bf.109E и IAR-80, а в третьем - болгарские "Девуатин" D-520 и "Авиа" В-534, участвовавшие в отражении налета.
    [​IMG]
    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    Читатель нравится это.
  15. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    ВВС России в Пятидневной войне
    Почти 9 лет назад, 8 августа 2008 года началась война в Южной Осетии - первый вооружённый конфликт, в котором российские вооружённые силы воевали с регулярными вооружёнными силами другого государства. В данной войне, получившей также название Пятидневной, приняли широкомасштабное участие и российские Военно-Воздушные силы, и то, что данная война получила название Пятидневной - огромная заслуга российских ВВС, которые внесли громадный вклад в быстрый разгром грузинских вооружённых сил. Война в Южной Осетии отчётливо продемонстрировала как сильные, так и слабые стороны тогдашних российских Вооружённых Сил. В полной мере это относится и военно-воздушным силам. Несмотря на то, что война в Южной Осетии очень подробно изучена, в ней по прежнему остаётся много "белых пятен", в том числе и в действиях авиации.
    ....
    Состояние ВВС России перед войной в Южной Осетии.

    До начала войны военное и политическое руководство России полагало, что само по себе осознание Грузией мощи российских вооружённых сил в регионе заставит её воздержаться от силового решения Грузино-Абхазского и Грузино-Осетинского конфликта. И одним из основных "козырей" российского командования была мощная авиационная группировка.

    Несмотря на значительное количество российских войск в регионе их численное преимущество существенно нивелировалось географическими и природными особенностями тогда ещё потенциального театра военных действий - Южной Осетии. Россию с Южной Осетией связывает лишь узкий Рокский тоннель, являющейся единственным способом сухопутного сообщения территории России с территорией Южной Осетии. От тоннеля до столицы Южной Осетии, города Цхинвали проходит единственная, узкая и низкокачественная Зарская дорога. Эти факторы не позволяли быстро перебросить в Южную Осетию большое количество сухопутных войск и организовать их эффективное снабжение, что наглядно проявилось уже с самого начала Пятидневной войны. Грузинская армия же подобных трудностей не испытывала. Более того, до войны Грузией контролировались Присские высоты, окружающие Цхинвали, что обеспечивало грузинским войскам огромные тактические преимущества. В итоге, фактически первую половину войны российским войскам в Южной Осетии пришлось воевать в крайне трудных условиях, в условиях численного и тактического преимущества противника. "Уравновесить" силы и внести существенный вклад в разгром войск противника и должна была российская авиация.

    Группировка ВВС России в регионе состояла из 4-й воздушной армии, насчитывавшей порядка 200 самолётов. Непосредственно к участию в боевых действиях были привлечены самолёты 2 штурмовых авиаполков (Су-25, Су-25СМ), 2 бомбардировочных полков (Су24М), разведывательного авиаполка (Су24МР), двух истребительных полков (МиГ-29), 3 вертолётных полков, а также небольшое количество самолётов из авиационных соединений других округов. Стоит заметить, что значительная часть из вышеуказанных авиаполков была задействована в боевых действиях далеко не в полном составе.

    4-я воздушная армия считалась, пожалуй, наиболее боеспособным оперативным объединением российских ВВС. Степень исправности авиапарка достигала 70-80%, а лётчики имели уровень налёта в среднем в 60 часов, что превышало средний показатель по ВВС России в то время. Вместе с тем, 4-я воздушная армия, как и все ВВС России имела множество проблем - в виде почти полного отсутствия новых и модернизированных самолётов, которые имелись лишь практически в единичных количествах. При этом, российской авиации предстояло столкнутся с достаточно развитой системой ПВО Грузии. Собственно, война в Южной Осетии, первый случай после Арабо-Израильской войны Судного дня 1973 года, когда авиация столкнулась с системой ПВО сопоставимого технического уровня.

    Состав и состояние ВВС и системы ПВО Грузии.

    Грузинская авиация была крайне малочисленной в сравнении с группировкой ВВС России в регионе. Её основу составляла эскадрилья из 12 штурмовиков Су-25КМ "Скорпион" (модернизированные при помощи израильской компании "Elbit-Systems" Су-25. Модернизация обеспечивала возможность эффективного применения самолётом высокоточного оружия и действий ночью и в сложных метеоусловия. Данные штурмовики по своим боевым возможностям аналогичны российским модернизированным Су-25СМ), 12 учебно-тренировочных самолётов L-39 "Альбатрос" и несколько лёгких военно-транспортных самолётов. Вертолётный парк ВВС Грузии состоял из 8 вертолётов Ми-24 различных модификаций, 16 Ми-8, а также 8 вертолётов американского производства UH-1 "Ирокез" и Bell-212. Численность и состояние ВВС Грузии было крайне недостаточным для противостояния российской армии и ВВС, но вполне позволял нанести ряд эффективных ударов по наиболее важным целям.

    Система ПВО Грузии имела достаточно большую группировку радиолокационных станций - как старых РЛС советского производства, например, П-18, так и современных обзорных РЛС - французских ASR-12 и РЛС большой дальности 36Д6 украинского производства (может придаваться дивизиону ЗРК семейства С-300П для автономной работы).

    Полученные в "наследство" от СССР ЗРК С-75 и С-125 к 2008 году были не боеспособны. Однако к тому моменту Грузия успела приобрести большое количество современных средств ПВО. Основу системы ПВО Грузии составлял дивизион ЗРК "Бук-М1", приобретённый Грузией у Украины. Ещё один дивизион "Бук-М1" был доставлен в грузинский порт Поти незадолго до начала войны и незадолго до её окончания был захвачен российскими десантниками. Также в составе системы ПВО Грузии имелось 3 батарей ЗРК малой дальности "Оса-АК" и "Оса-АКМ" (4 боевых машины в каждой), впрочем часть "Ос" была небоеспособной, а также батареей ЗРК малой дальности "Spyder-SR" израильского производства. Сухопутные войска Грузии имели на вооружении порядка 10-15 зенитных самоходных установок ЗСУ-23-4 "Шилка" и несколько десятков переносных зенитно-ракетных комплексов "Гром" (польская версия ПЗРК "Игла-1") и "Стрела-2М".

    Боевое применение и потери ВВС России в Пятидневной войне.

    Российская авиация начала боевые действия ещё с самого утра 8 августа 2008 года. Утром 8 августа произвели и единственный боевой вылет в ходе данной войны самолёты ВВС Грузии, в составе группы из 6 штурмовиков Су-25КМ, два из которых вернулись на базу вскоре после взлёта (по всей видимости по техническим причинам). Четвёрка грузинских штурмовиков нанесла бомбовый удар по Гуфтинскому мосту (через него проходит дорога в Цхинвал) в районе посёлка Джава (второй по величине город Южной Осетии), с целью задержать выдвижение передовых подразделений российских войск к Цхинвали, атакованному грузинскими войсками. Однако удар оказался абсолютно не результативным - ни одна из сброшенных бомб не попала в цель, не только не разрушив или хотя бы повредив мост, но и не задев находящиеся рядом с ним российские подразделения. Вскоре после этого российские истребители МиГ-29, взаимодействующие с самолётом дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) А-50 взяли под контроль воздушное пространство Грузии, в результате чего во избежание потерь авиация Грузии прекратила какие-либо активные действия, была рассредоточена на аэродромах базирования и больше не совершала боевых вылетов.

    Примерно к 10 часам утра 8 августа 2008 года, российская авиация начала воздушную кампанию против Грузии, нанеся ряд ударов по объектам грузинской военной инфраструктуры. Однако основной задачей российской авиации стало противодействие наступлению грузинских войск в Южной Осетии, замедление темпов их наступление и "изоляция поля боя", т.е. недопущение подхода подкреплений в район боевых действий. К полудню первого дня войны российской авиации удалось нанести грузинским войскам чувствительные потери. Данный эпизод в Грузии известен как "трагедия в Дубовой роще". Пара российских Су-25 атаковала автоколонну 42-го батальона 4-й пехотной бригады Грузии, выдвигавшейся из Гори к Цхинвали, и остановившейся на привал в т.н. "Дубовой роще". Грузинские солдаты приняли российские штурмовики за свои и не проявили никакой бдительности за что жестоко поплатились - в результате удара российских Су-25 было сразу же убито более 20 грузинских солдат, включая командира батальона, что составило наибольшие одномоментные потери грузинской армии в данной войне. Ещё больше солдат было ранено. Такие потери привели к полной деморализации батальона, а вслед за ним и всей бригады, что в свою очередь резко замедлило темпы наступления на Цхинвали. Стоит заметить, что 4-я пехотная бригада считалась в Грузии элитной, а её личный состав обучался американскими инструкторами. На подступах к Цхинвали действовали и российские ударные вертолёты Ми-24.

    Всего же в первый день войны российская авиация нанесла множество ударов как по грузинским войскам, так и по объектам грузинской инфраструктуры. 8 августа 2008 года. Были нанесены удары по военным базам в Гори и базе 1-й пехотной бригады в Вазиани, в 25 километрах от Тбилиси и служившей пунктом сбора резервистов. Было нанесено 3 бомбовых удара по главной базе ВВС Грузии Марнеули, что полностью вывело её из строя. Благодаря действиям ВВС и героическим действиям российских сухопутных войск наступление грузинской армии на Цхинвали 8 августа было отбито, грузинские подразделения "откатились" из города и оставили захваченные в нём в течении дня позиции.

    Однако первый день войны принёс и первые потери ВВС России. Вечером 8 августа был сбит российский штурмовик Су-25 из состава 368-го отдельного штурмового авиаполка, управляемый подполковником Олегом Теребунским. Лётчик сумел катапультироваться. Как установлено впоследствии самолёт был сбит "дружественным огнём" ПЗРК со стороны осетинских ополченцев. Ещё два штурмовика в течении дня получили тяжёлые повреждения.

    Второй день войны оказался наиболее драматичным. Именно в ходе него фактически произошёл перелом в войне, а российские сухопутные войска и ВВС понесли наибольшие потери за всю войну. Уже утро 9 августа принесло российским ВВС наиболее тяжёлую потерю - был сбит дальний бомбардировщик Ту-22М3 из состава 52-го тяжелобомбардировочного авиаполка.

    Обстоятельства гибели бомбардировщика, а также боевая задача, которую он выполнял над территорией Грузии по прежнему не до конца прояснены и покрыты огромным количеством самых разнообразных версий и домыслов. Наиболее правдоподобная картина гибели бомбардировщика Ту-22М3 представляются следующим образом. Утром 9 августа, группа из 9 бомбардировщиков Ту-22М3 наносила мощный бомбовый удар либо по грузинским войскам в Кодорском ущелье, либо по базе одной из пехотных бригад. Сбитый Ту-22М3 был замыкающим, и должен был произвести оценку результатов удара средствами объективного контроля и при необходимости "дополнить" действия основной группы. После выполнения боевой задачи, на обратном пути группа бомбардировщиков подверглась обстрелу дивизионом грузинского ЗРК "Бук-М1", которым было выпущено 6 ракет. Самолёты "основной" группы путём выполнения противозенитного манёвра и использования станций радиоэлектронного противодействия бортового комплекса обороны сумели уклониться от выпущенных ракет, однако замыкающий группу Ту-22М3 был поражён ракетами. Из четырёх членов экипажа сумел выжить только один - второй пилот Вячеслав Малков.

    В 10.20 минут был потерян третий российский самолёт (над грузинским посёлком Шиндиси, находящимся между Гори и Цхинвали) - бомбардировщик Су-24М из состава 929-го Государственного Летно-испытательного центра (Ахтубинск). Командир экипажа, лётчик Игорь Зинов сумел катапультироваться и получил травмы при приземлении и был взят в плен. Штурман Игорь Ржавитин погиб, в результате повреждения обломками самолёта купола парашюта. По разным данным самолёт был сбит ПЗРК "Гром" или ЗРК "Spyder-SR". Впрочем, вполне возможно, что огонь вёлся и двумя вышеуказанными ЗРК - имеются сведения, что по самолёту было выпущено суммарно 3 зенитные ракеты, от двух из которых он сумел уклониться.

    Спустя буквально 10 минут был потерян штурмовик Су-25СМ, пилотируемый командиром 368-го отдельного штурмового авиаполка полковником Сергеем Кобылашем. В ходе атаки в составе пары грузинской колонны его самолёт был повреждён огнём ПЗРК, уничтоживший один из двигателей и повёл повреждённый самолёт на базу. Однако, уже над Цхинвалом штурмовик был "добит" из ПЗРК осетинскими ополченцами, принявшими его за грузинский Су-25. Полностью лишившись двигателей, полковник сумел спланировать подальше от линии фронта и катапультировался на территории контролируемой российскими войсками и был оперативно подобран вертолётом Ми-8 поисково-спасательной службы.

    На земле в этот момент разворачивались не менее драматичные события. Утром 9 августа российские войска предприняли попытку деблокирования городка миротворцев силами батальонно-тактической группы (БТГр) 135-го мотострелкового полка (другая часть полка и составляла российский миротворческий контингент в Южной Осетии), возглавляемой лично командующим 58-й армией Анатолием Хрулёвым - основные силы 58-й армии к тому моменту ещё не были развёрнуты в Южной Осетии. В результате данная попытка вылилась в столкновение с основными силами грузинской армии, начавшими новое наступление силами 2-й и 4-й пехотных бригад и попала в окружение на улицах Цхинвала. На подмогу окружённой группе российское командование бросило все имеющиеся силы, а большая часть авиации была "перенацелена" на оказание ей поддержки. В результате упорного боя, а также массированных авиационных и артиллерийских ударов окружённая группа к вечеру была деблокирована, а грузинские войска потерпели поражение и начали беспорядочный отход.

    Вечером 9 августа над посёлком Джава был потерян ещё один Су-25 из состава 368-го штурмового авиаполка, пилотируемый майором Владимиром Едаменко. Вероятно штурмовик был сбит "дружественным огнём" своих войск из ЗСУ-23 "Шилка". Лётчик погиб.

    Таким образом, 9 августа 2008 года российская авиация понесла крайне болезненные потери - было потеряно сразу 4 самолёта. Ещё несколько самолётов получили повреждения. Наибольшие потери понёс 368-й отдельный штурмовой авиаполк, дислоцированный под Будёновском - за 2 дня боевых действий сбитыми и тяжело повреждёнными самолётами он потерял 6 самолётов, что составило четверть состава полка. В результате понесённых потерь боеспособность полка снизилась. Потеря такого количества самолётов стала фактически шоком для российского командования и активизировала меры по пересмотру тактики и организации боевого применения ВВС. Вместе с тем, стоит заметить, что основу штурмовой авиации ВВС России на тот момент составляли немодернизированные Су-25, имевшие крайне устаревший комплекс бортового радиоэлектронного оборудования и не имевших современных систем точного бомбометания, что вынуждало их для нанесения эффективных ударов по противнику производить атаки с низких высот и соответственно входить в "зону досягаемости" ПЗРК и ЗРК малой дальности. Также стоит заметить, что во многом благодаря действиям авиации 9 августа удалось не только спасти окружённую группу 135-го мотострелкового полка, но и фактически разгромить грузинские войска - после этого грузинские войска не только не предпринимали каких-то попыток наступления, но и фактически начали отход с территории Южной Осетии. В дальнейшем, начиная уже с 10 августа, после развёртывания основной группировки российских войск и начала российского наступления, серьёзного сопротивления со стороны грузинских войск уже не оказывалось. Таким образом, 9 августа ход войны был переломлен в пользу России.

    Начиная с 10 августа ввиду больших потерь, понесённых российской авиацией, её тактика кардинально изменилась. К участию в боевых действиях были привлечены практически все имевшиеся в ВВС России силы радиоэлектронной борьбы. В тот момент российские авиационные соединения РЭБ находились в весьма упадочном состоянии - на их вооружении были исключительно самолёты и вертолёты-помехопостановщики советского производства с устаревшими станциями помех. Была задействована группировка из нескольких "тяжёлых" самолётов РЭБ Ан-12ПП, а также вертолётов-помехопостановщиков Ми-8ППА и Ми-8СПМ-ПГ со станциями помех "Фасоль" и "Смальта" соответственно. Такие самолёты и вертолёты РЭБ в виду огромной мощности размещаемых на борту средств РЭБ, а также наличие антенн с огромным коэффициентом усиления (для вертолётов) могут создать активные шумовые и ответные помехи с огромной спектральной плотностью мощности. С 10 августа и до самого конца войны самолёты Ан-12ПП осуществляли боевое патрулирование над морем и над Кавказским хребтом по 12-16 часов в сутки, выдвигаясь к линии фронта при нанесении ударов группами российской авиации для их прикрытия помехами. Применение самолётов и вертолётов РЭБ сразу же существенно дезорганизовало работу системы ПВО Грузии. Помехами были подавлены практически все грузинские РЛС и средства ПВО, что снизило их дальность обнаружения до минимальных значений. К участию в боевых действиях была привлечена и пара новейших на тот момент бомбардировщиков Су-34 - на тот момент ВВС России имели лишь несколько предсерийных машин данного типа. Су-34 использовались главным образом в качестве самолётов РЭБ и по всей видимости применяли находившийся в тот момент на испытаниях прототип современной контейнерной станции помех групповой защиты САП-14 "Тарантул". Применение даже предсерийных Су-34 с "сырыми" станциями помех принесло ощутимые результаты. По имеющимся сведениям в ходе боевых вылетов Су-34 была полностью нейтрализована работы радиоэлектронных средств ЗРК "Бук-М1" - успешно подавлялись как обзорная РЛС комплекса 9С18 "Купол", так и РЛС самоходных огневых установок. Было зафиксировано множество попыток обстрела российских самолётов со стороны дивизиона ЗРК "Бук-М1", однако все они были сорваны путём полного подавления его радиоэлектронных средств.

    В ночь с 10 на 11 августа российская авиация нанесла удары по объектам грузинской системы ПВО. Бомбардировщики Су-24М применив противорадиолокационные ракеты Х-58 уничтожили грузинскую РЛС 36Д6, а также РЛС в районе Тбилисского аэропорта на горе Махата, с которой осуществлялась координация деятельности грузинских средств ПВО. После этого грузинские РЛС прекратили работу во избежание дальнейших потерь и сколь-либо организованная работа грузинских средств ПВО, за исключением одиночных самоходных огневых установок ЗРК "Бук-М1" не велась, чьи действия впрочем, не имели никакого успеха.

    11 августа ВВС России потеряли последний самолёт за время войны в Южной Осетии - Су-24М. Практически нет никаких сомнений, что он также был сбит "дружественным огнём".

    Во время Пятидневной войны ВВС России внесли огромный вклад в победу России. Российская авиация сумела нанести чувствительные потери грузинским сухопутным войскам, во многом благодаря авиации удалось задержать наступление грузинских войск на Цхинвали днём 8 августа, а на следующий день массированные артиллерийские и авиационные удары нанесли большие потери грузинским войскам, что позволило не только вызволить из "котла" батальонно-тактическую группу 135-го мотострелкового полка, но и фактически переломить ход боевых действий. Бомбардировки Кодорского ущелья в Абхазии помогли быстро сломить сопротивление оборонявших его грузинских солдат и легко "зачистить" его силами абхазской армии. Помимо практически непрерывного воздействия на сухопутные войска Грузии, российская авиация подвергла бомбардировке практически все объекты грузинской военной инфраструктуры - неоднократным бомбовым ударам подверглись все военные аэродромы Грузии, а также базы практически всех пехотных бригад. Удары по базе 2-й пехотной бригады в Сенаки, служившей пунктом сбора резервистов в Западной Грузии привели к срыву мобилизации. Таким образом, российские авиация, как и российские Вооружённые силы успешно выполнили стоящие перед ними задачи. Вместе с тем, война в Южной Осетии вскрыла огромное количество недостатков российских вооружённых сил и Военно-Воздушных сил в том числе, что стало "катализатором" масштабной реформы Вооружённых Сил России начатой в конце 2008 года. Можно выделить следующие недостатки ВВС России, проявленные в ходе Пятидневной войны:

    • Крайне малое количество новых и модернизированных самолётов, которые не в полной мере соответствовали требованиям современной войны. К примеру, отсутствие на российских самолётов современных систем высокоточного бомбометания заставляло российские штурмовики и бомбардировщики проводить атаки с низких высот, что делало их крайне уязвимыми к огню ПЗРК, ЗРК малой дальности и малокалиберной зенитной артиллерии и явилось причиной достаточно высокого уровня потерь.
    • Отсутствие современных средств радиоэлектронного противодействия, особенно индивидуальной и групповой защиты самолётов тактической авиации.
    • Недостаточно высокий уровень лётной и тактической подготовки строевых лётчиков, что в частности вынудило привлекать к участию в боевых действиях лётчиков Центров боевого применения и испытательных центров.
    • Отсутствие на начальном этапе войны средств для подавления средств ПВО противника. Так, к примеру, Су-24М, уничтожившие в ночь с 10 на 11 августа грузинские РЛС получили контейнерные станции радиотехнической разведки "Фантасмагория", обеспечивающие выявление работы РЛС противника и целеуказание противорадиолокационным ракетам лишь на второй день войны. Головки самонаведения противорадиолокационных ракет при этом первоначально не были настроены для работы в частотном диапазоне средств ПВО советского производства, имевшихся на вооружении Грузии.
    • Низкий уровень взаимодействия между авиацией и сухопутными войсками. Это стало одной из причин больших потерь авиации - из 6 потерянных самолётов 4 были сбиты "дружественным огнём". В виду неразберихи, царившей на поле боя и отсутствия должного взаимодействия российских войск с осетинскими ополченцами по меньшей мере один самолёт был сбит огнём осетин. На участвующие в боевых вылетах самолёты ВВС России не были нанесены никакие символы (например хорошо видные полосы) для быстрого опознавания, что в ввиду схожести тогдашнего камуфляжа самолётов ВВС России и ВВС Грузии приводило к тому, что российские самолёты принимались за вражеские и обстреливались своими средствами ПВО малой дальности.
     
    Fencer и patryn нравится это.
  16. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Продолжение -
    За годы, прошедшие с окончания войны в Южной Осетии, полученный в ходе неё опыт был очень хорошо усвоен, и практически все недостатки российских ВВС, проявленные в ходе данной войны были устранены.

    В настоящий момент ВВС России получили более 250 новых самолётов, десятки самолётов были модернизированы. Так к примеру, если в 2008 году, ВВС России располагали лишь несколькими предсерийными бомбардировщиками Су-34, то сейчас ими полностью укомплектовано три "полнокровных" авиаполка трёхэскадрильного состава - по 36 самолётов в каждом, и число эскадрилий Су-34 уже превысило сопоставимое число бомбардировочных эскадрилий вооружённых бомбардировщиками предыдущего поколения Су-24М и по всей видимости к началу 2020 годов все Су-24М будут заменены на Су-34 в соотношении 1:1. Более 80 штурмовиков Су-25 модернизировано в вариант Су-25СМ и Су-25СМ3.

    Радикально возросло количество и качество авиационных средств радиоэлектронного противодействия. За последние несколько лет большая часть новых самолётов ВКС России получили средства РЭБ индивидуальной защиты комплекса "Хибины" - ими укомплектованы почти все бомбардировщики Су-34, значительная часть истребителей Су-35С и начато производство станций помех индивидуальной защиты для истребителей Су-30СМ. Начато оснащение бомбардировщиков Су-34 и новыми станциями помех групповой защиты САП-14 "Тарантул". ВКС России получили по меньшей мере 7 новейших вертолётов РЭБ Ми-8МТПР-1 с комплексом РЭБ нового поколения "Рычаг-1", а всего их заказано 18 единиц. В текущем году ВКС России получили и 3 новейших самолёта Ил-22ПП "Порубщик", оснащённого широчайшим спектром всех существующих средств радиоэлектронного противодействия, способных создать помехи гигантской мощности, в десятки раз более мощные, чем создают контейнерные станции помех тактической авиации. Такие самолёты, а также новейшие вертолёты РЭБ способны подавить целую группировку РЛС и ЗРК противника.

    Существенно возрос уровень лётной и боевой подготовки личного состава ВКС России. По сравнению с 2008 годом уровень годового налёта лётчиков увеличился в 2, а в некоторых соединениях и более, раза. Качественно изменилась и система организации российских воздушно-космических сил.

    До начала операции ВКС России в 2015 году многие скептики ожидали, что боевое применение российской авиации будет мало отличаться от того, которое было в Пятидневной войне. Но уже первые боевые вылеты российской авиации в Сирии сразу же разрушили все сомнения. За время проведения воздушной операции ВКС России в Сирийской Арабской Республики российская авиация совершила более 20 тысяч самолётовылетов, потеряв всего один самолёт - бомбардировщик Су-24М, который был предательски сбит турецким истребителем. Совершая, зачастую, по несколько боевых вылетов российские самолёты не имели ни одной небоевой потери. От огня боевиков, располагающих достаточно большим количеством ПЗРК и различной малокалиберной артиллерией не было потеряно ни одного самолёта. При этом самолёты ВКС России на протяжении всей операции наносят успешные точечные удары с больших высот. Операция ВКС России наглядно показала их радикально возросший качественный уровень, и нынешние ВКС России уже практически не имеют ничего общего с тем, что было в 2008 году.
     
    Читатель, Ярополк, White и 4 другим нравится это.
  17. yasmaza

    yasmaza Активный участник

    Регистрация:
    08.09.13
    Сообщения:
    254
    Симпатии:
    68
    Адрес:
    Москва
    это радует
     
  18. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Кубинские МиГ-и в морских инцидентах

    В боевой биографии советских реактивных истребителей достаточно редко встречаются случаи атак, а тем более уничтожения, вражеских морских целей. Поэтому стоит подробно рассмотреть два, хоть и небольших, но довольно насыщенных эпизода, которые произошли в достаточно спокойном после известных событий Кубинском регионе.

    У летчиков Революционных ВВС Кубы уже была возможность попробовать свои силы против морских целей во время отражения десанта в бухте Кочинос, в апреле 1961, причем их действия оказались весьма успешными и закончились потоплением и повреждением нескольких неприятельских кораблей. Но все эти победы были достигнуты на самолетах западного производства, доставшихся "в наследство" от диктаторского режима Батисты. Но уже через пару лет после своего основания Революционные ВВС Кубы практически полностью перевооружились на истребители советского производства и МиГ-и получили шанс поучаствовать "в столкновениях за дело революции".

    17-го февраля 1963 года у американского траулера "Ала", осуществлявшего лов креветок во Флоридском проливе, отказал двигатель, после чего судно перешло в дрейф и стало смещаться в сторону территориальных вод Кубы. Экипаж траулера состоял только из двух человек - шкипера Париса Джэксона и его помощника Бенджамина Вашингтона, которые в течение трех дней пытались самостоятельно устранить неисправность. За это время траулер подошел к архипелагу Эльбо Кай и привлек к себе внимание Кубинской стороны. 20-го февраля, около 17:30 местного времени, над судном прошел истребитель МиГ-17 ВВС Кубы, совершивший облет дрейфующего объекта, после чего ушел в сторону маяка №4 на близлежащем острове. Сделав над ним круг, МиГ вернулся и, снизившись, произвел очередь из бортового вооружения в 150 метрах по курсу трауллера. Вскоре число самолетов увеличилось до четырех и они прошли над районом инцидента строем, после чего ведущий повторно произвел заход и повторил стрельбу по курсу, обозначив запрет на дальнейшее движение в сторону Кубы.
    Поняв намек экипаж траулера тут же связался с береговой охраной США, запросив о помощи. Для мониторинга ситуации в воздух была поднята пара F-4 "Фантом" КМП США с авиабазы Кей Вест, которая вышла в район и обнаружила самолеты противника. Пытаясь сесть на хвост МиГ-у американские летчики неожиданно для себя обнаружили, что маневренные характеристики противника значительно лучше. Вскоре эскадренный миноносец ВМС США подошел к злополучному траулеру, на чем инцидент завершился. Ещё пару дней шли дипломатические разбирательства произошедшего, в которых каждая сторона осталась при своем мнении. Причиной столь аггресивных действий МиГ-ов стали пиратские действия неизвестных, захвативших кубинские рыбацкие лодки в данном районе. Траулер "Ала" был принят за враждебное судно.

    Уже 28-го марта 1963 года кубинские МиГ-и повторили свои "агрессивные действия" против другого корабля с американским флагом. В 17:45 местного времени, в 30 километрах от кубинского побережья, на траверзе города Матансас, пара истребителей МиГ-15 ВВС Кубы выполнила три предупредительных захода на сухогруз "Флоридиан", шедший на скорости 14,5 узлов. Капитан судна Кёртис Олсон сразу же сообщил о происшествии береговой охране США и увеличил скорость до 17 узлов. Всего МиГ-и кружились над кораблём в течение 20 минут и выполнили три захода со стрельбой из ВПУ, целясь в 100-150 метрах по курсу движения судна. Только через 55 минут в воздухе появились американские истребители, которые прикрыли отход корабля в территориальные воды США. Достаточно быстро от Кубинцев последовали извинения за произошедший инцидент. "Флоридиан" был ошибочно принят кубинскими летчиками за флагмана паризанской группировки "Альфа-66" (наемники ЦРУ, осуществлявшие морские операции против правительства Кастро у берегов Кубы), которая осуществила пару рейдов против советских кораблей, прибывавших на Кубу.

    Если все предыдущие инциденты заканчивались предупредительной стрельбой, то совсем иначе развивались события в мае 1980 года.
    8-го мая 1980 года в море на рутинное десятидневное патрулирование территориальных вод вышел патрульный катер Багамской Береговой Охраны HMBS "Flamingo" P02. Судно было построено американской компанией Vosper Thornycroft и заступило на службу всего шесть месяцев назад, имело водоизмещение 100 тонн, длину в 31,5 метров, скорость 24 узла и вооружение из двух 50-мм автоматов. Экипаж состоял из трех офицеров, включая капитана Амоса Роллэ, и 16 матросов.
    Всё шло спокойно до 17:00 10-го мая 1980 года, когда вахтенный заметил чужие рыболовные суда в районе острова Кай Санто Доминго. HMBS "Flamingo" начал преследование судов, оказавшихся кубинскими "Ferrocem 165" и "Ferrocem 54" и после длительной погони открыл стрельбу. Только этот факт вынудил кубинских рыболовов остановиться в 5 морских милях от острова Кай Санто Доминго. После досмотра и обнаружения доказательств незаконного лова рыбы, экипаж патрульного катера арестовал и взял на буксир оба рыбацких судна.
    Перед арестом кубинские моряки успели сообщить по радио об обстреле своим властям, указав что их атакует неизвестный корабль. Помощь последовала незамедлительно. Два МиГ-21, пилотируемые полковником Хорхе Вилардель Гонсалесом и майором Хуан Колина Верасатегуи, взлетели с авиабазы Хольгуин и направились в район инцидента. Обнаружив патрульный катер с буксируемыми рыбацкими лодками летчики совершили несколько проходов над ним и выполнили предупредительную стрельбу по ходу движения. После этого оба самалёта ушли на базу.
    Казалось, что как и в предыдущих случаях всё этим и закончится, но на этот раз Кубинское руководство оказалось решительнее и собиралось любыми средствами выручить своих рыбаков. Оба самолета были подготовлены к повторному вылету и снаряжены блоками НУРС. В придачу к этому в воздух подняли вертолет Ми-8, который должен был координировать атаку и осуществить поисково-спасательные работы в случае необходимости. Через 45 минут после первого вылета истребители полковника Гонсалеса и майора Верасатегуи вышли к цели, которая за это время сместилась и находилась в 1,5 милях от острова Кай Санто Доминго. Без лишних слов МиГ-и пошли в атаку, применив бортовое вооружение. HMBS "Flamingo" был поражен и начал погружаться, а экипаж покинул борт тонущего патрульного катера. Четверо багамских моряков пропали без вести, а сотальным удалось выбраться на арестованные ими кубинские рыболовецкие суда.
    После потопления своего судна капитан Амос Роллэ использовал "Ferrocem 165" для перемещения на остров Раджет, откуда была дана телеграмма о произошедшем. "Ferrocem 54" был оставлен дрейфующим с заглушенным мотором.
    В течение последующих трех дней Кубинские ВВС устраивали показательные полеты над островами Багамского архипелага, что оказало давление на правительство Багамов. Вскоре инцидент был урегулирован дипломатическим путем. Учитывая то, что HMBS "Flamingo" был потоплен в Багамских территориальных водах, Кубе пришлось выплатить компенсацию за корабль и семьям погибших моряков. Потеряв "очки" в международной репутации, Кубинцы добились от соседей другого важного условия - уважения к своим интересам в регионе. Суда с кубинской регистрацией в дальнейшем старались не трогать без особой необходимости...

    http://www.skywar.ru/caribsea.html

    [​IMG]
     
    Читатель, vladimir-57, Fencer и 4 другим нравится это.
  19. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА В АНГОЛЕ. КУБИНСКИЕ МиГ-23 ПРОТИВ ВВС ЮАР – ВЗГЛЯД ПОБЕДИТЕЛЕЙ
    Звездным часом МиГ-23 стала Пограничная война, в которых кубинские ВВС вела прокси-битву против военно-воздушных сил Южно-Африканской Республики. Первые МиГ-и появились в Анголе в 1985 году, это были МиГ-23МЛ и МиГ-23УБ, находящиеся под управлением кубинских летчиков-добровольцев. В начале своей военной карьеры МиГ-23 занимались охраной воздушного пространства Луанды, а позже, в момент интенсификации боевых действий, были переброшены на юг страны, где и началась их активная боевая работа.

    Текст этой главы основан на испаноязычной статье Рубена Уррибареса «МиГ в действии» и демонстрирует взгляд на войну с кубинской точки зрения, которая разительным образом отличается от англоязычных материалов, написанных со слов южно-африканских военных специалистов.

    Получив в свои ВВС первые МиГ-23, кубинские пилоты ознакомились с самолетом и пришли от него в полный восторг. Эта машина, получившая кличку «chorizos» летала намного дальше «колбасок» (1450 км против 1225 у МиГ-21Бис) МиГ-21 и несла вдвое больший бомбовый груз (2т. Против 1т. у МиГ-21Бис). Появившись на фронте в 1987 году, МиГ-и стали важным фактором Ангольской победы, поскольку им удалось захватить полное господство в воздухе и уничтожить большое число БМП, танков и других военных машин САДФ.

    После серии тяжелых поражений, Ангольское правительство запросило помощи у дружественного кубинского народа (ноябрь 1987 года). Фидель Кастро обещал помочь африканским товарищам и вскоре кубинские МиГ-и появились в обжигающем воздухе Анголы. Их штурмовым дебютом стала грандиозная битва при Куито Куанавале. За штурвалами мигов находились кубинские пилоты, доставленные из Гаваны специальным рейсом ИЛ-62М. Первая эскадрилья МиГ-23, находящаяся под управлением полковника Армандо Гонсалеса, начала вылеты с ВПП в Менонге (здесь же базировались МиГ-21). Целью пилотов стал срыв очередного наступления ФАПЛА.

    Сентябрь стал черным месяцем для ВВС ЮАР, поскольку южно-африканские самолеты утратили контроль на воздушным пространством. 27 сентября 1987 года один из МиГ-23МЛ сбил Mirage F1 (это была вторая победа, в начале года один из 23-их перехватил над северными районами Намибии Mirage F1AZ и успешно сбили его ракетой Р-60М). Приступив к операции по захвату воздушного пространства, МиГ-и начали сражаться с многочисленными самолетами противника, а в перерывах между воздушными боями бомбили вражеские транспортные колонны. Как писал V.W. Beling (рядовой вооруженных сил южной-Африки): «МиГи бомбили нас каждый день, сбрасывая десятки бомб и мы не могли ничего с этим поделать. Во время атаки мы бросали позицию, прятались в наспех созданном убежище и возвращались назад лишь тогда, когда самолеты улетали на свои аэродромы».

    15 декабря южно-африканские САУ G6 и артиллерийские системы G5 начали обстреливать территорию ВПП в Менонге из своих дальнобойных орудий. МиГ-и перелетели на соседнюю базу несмотря на то, что Ми-8 и Ми-24 не поменяли свою дислокацию. 13 января сухопутные силы ЮАР перешли в решительное наступление на ангольские позиции, поскольку день был пасмурным и с неба хлестал дождь. Наступающие решили, что погода нелетная и кубинские пилоты не смогут помочь своим. Решение оказалось ошибочным. Полковник Трухильо вернул МиГ-и на базу в Менонге и преступил к планомерным бомбардировкам противника. Во время штурмовки одни МиГ-23МЛ брали на борт бомбы, тогда как другие ракеты Р-24 и Р-60 (необходимые для перехвата приближающихся Mirage F.1).
    В течение суток кубинские самолеты совершили 22 боевых вылета и сбросили на противника 44 т. бомбовой нагрузки, в результате чего вооруженные силы ЮАР потеряли два десятка боевых машин, среди которых были 7 танков «Олифант» (обращаю ваше внимание на тот факт, что кубинцы считают танк уничтоженным по критериям, отличным от критериев армии ЮАР. Армия ЮАР считала уничтоженными только те танки, которые было невозможно восстановить для повторного участия в боевых действиях, тогда как кубинцы считали уничтоженной всякую машину, вышедшую из строя и не способную принимать участие в активных боевых действиях – прим.перев).
    16 января во время разведывательного вылета полковник Трухильо засек одинокий Олифант в нескольких километрах к востоку от Куито Куанавале. Проследив за танком, пилот обнаружил скопление замаскированной вражеской техники (танки, БТР, множество логистических машин).

    Не прошло и пары часов как 6 МиГ-23 нанесли по обнаруженным целям массивный бомбовый удар. Атака оказалась неожиданной для противника. Под аккомпанемент ужасающего реактивного рева МиГ-и совершали 60 градусное пикирование, после чего бросали бомбы и с перегрузкой в 7G выходили в горизонтальный режим полета. После первых ударов в воздух поднялись столбы огня, дымы и пламени. Куски вражеских машин разлетались по сторонам, поднимаясь на высоту до 300 метров. Внизу, под крыльями истребителей-бомбардировщиков царил полный ад, а черная пелена дыма, растянувшаяся по саванне, была видна с расстояния в несколько километров.

    Потерпев сокрушительное поражение, противник приступил к активным операциям против Анголы лишь в феврале 1988 года. 14 февраля в 9-30 утра пилоты МиГ-23 Хуан Перес и Эладио Авила обнаружили механизированное подразделение ЮАР, передвигающееся в сторону Куито Куанавале. Через тридцать минут 5 МиГ-23МЛ нанесли бомбовый удар по противнику и сорвали атаку. В 13-30 атака повторилась вновь, в этот раз в штурме ангольских позиций приняли участие 3 батальона САДФ и 6 батальонов УНИТА, а также 100 бронемашин разных типов, в том числе не менее 40 танков (в тексте указано, что все танки были Олифантами, но, скорее всего, многие танки были УНИТОвскими Т-55 – прим.перев.).
    Оборона 59-ой ангольской бригады была раздавлена в считанные минуты. К счастью, на выручку ангольцам пришли кубинские танковые экипажи. Во время контратаки 8 Т-55 подбили 10 «Олифантов» и несколько других бронированных машин. В течение следующих часов кубинские МиГ-23 совершили 35 боевых вылетов на штурмовку и выполнили перехват 14 воздушных целей. 20 февраля САДФ совершили очередную атаку с использованием Олифантов, Иландов, Рателей и Каспиров. МиГ-23 атаковали цели, бросая бомбы с минимальной высоты. По легко бронированным машинам пилоты наносили удары, обстреливая их из 23-мм пушки ГШ-23. Попав под очередь этого оружия, бронемашины САДФ превращались в горящее решето, да и танкам приходилось не сладко.
    В тот же день ВВС ЮАР потеряли Mirage F1AZ SAAF-245 майора Эдварда Р. Эвери, который в составе штурмовой группы из 4 Миражей, попытался отбомбиться по Ангольской танковой колонне. В результате попадания ракеты SA-13, самолет Эвери потерял управление и врезался в землю (ЮАР пришлось признать потерю, поскольку обломки Миража попали в руки Ангольцев, тот случай когда отвертеться не получилось – прим.перев).

    25 февраля вооруженные силы ЮАР предприняли ночное наступление, которое было остановлено танками Т-55 и сплошными минными полями, окружающими линию ангольской обороны. МиГ-21 и МиГ-23 приняли участие в защите позиций, совершив 52 боевых вылета и сбросив на противника 26 тонн бомб.

    В тот же день, МиГ-и начали охотится на вражеские G-5 и G-6, чьи снаряды причиняли ангольцам массу проблем. Предыдущие этапы охоты были неудачными поскольку противник имел собственную систему разведки, которая сообщала ЮАР-цам о вылете мигов. Артиллерийские команды тут же сворачивали боевую работу, меняли дислокацию, маскировались и затихали. Обстрел начинался вновь, когда МиГ-и возвращались на базу.

    На утро, после ночной атаки, полковник Трухильо обнаружил позицию G-5 возле реки Чамбинга. Вызвав подкрепление, кубинцы забросали артиллерийские установки бомбами, а потом добавили жару из бортовых пушек. Позиция была полностью уничтожена. После этого случая южно-африканская артиллерия стала вести себя более осторожно и затихала всякий раз, когда ангольские и кубинские самолеты были в воздухе. По воспоминаниям южно-африканских военных, в ясные дни стрельба из тяжелых артиллерийских систем и РСЗО проводилась с серьезными ограничениями, так как в воздухе всегда находилось несколько МиГ-ов, пилоты которых отчаянно хотели избавиться от бомб.5 марта 1988 года началась пятая атака вооруженных сил ЮАР против ангольской линии обороны. В этот день САДФ потеряла 20 бойцов погибшими и 59 раненными. Информация о потерях была получена средствами радиоперехвата. 23 марта военные ЮАР инициировала последнюю волну атаки, которая также закончилась провалом, известным как El desastre de Tumpo. Добровольческие подразделения кубинской армии остановили натиск противника и уничтожили еще 3 танка типа Олифант. Для более точной идентификации целей кубинцы использовали цветные дымовые шашки. Выходящие на штурмовку МиГ-и ориентировались по цветовым сигналам и бросали бомбы на головы противника. Интенсивность боевых действий в тот день была столь высока, что САДФ выпустила по ангольской армии 700 155мм снарядов из G5, тогда как «Валькирии» сделали 36 залпов по укреплениям ангольских войск.

    В последний день битвы за Куито Куанавале, ВВС ЮАР окончательно утратило контроль за воздушным пространством битвы. Все боевые вылеты авиации ЮАР в этот день были направлены на перехват приближающихся вражеских самолетов.

    Всего с января по март 1988 года кубинские МиГ-и выполнили 1283 боевых вылета, из которых 722 вылета были связаны со штурмовкой наземных целей. Во время штурмовых операции было сброшено 358 тонн бомб и выпущено 4000 ракет S-5. Кубинская сторона оценивает потери противника в 715 убитых, хотя армия ЮАР официально признала гибель лишь 31 человека.

    В марте 1988 года кубинская авиация приступила к патрулированию намибийской границы. Советский Союз не был рад подобному развитию событий, ибо активность кубинских МиГ-ов расширяла потенциальную конфликта боевых действий, выводя конфликт за рамки локального. Москва уменьшила поставки топлива и подвесных баков в Анголу, но кубинцы решили эту проблему, начав строительство собственного аэродрома в Кхаме (60 км. от намибийской границы). ВПП полоса для кубинских ВВС была построена в кратчайшие сроки, всего за 70 дней. После того, как 13 марта на ВПП Кхамы приземлился первый МиГ-23 вся территория Северной Намибии оказалась под контролем кубинских ВВС. 4 мая 1988 года кубинское подразделение, находящееся под командование лейтенанта Йомара Фернандеса нанесло удар по 101-ому батальону САДФ (30 убитых, 1 пленный, 5 Касспиров уничтожены 1 захвачен). Во время отступления в Намибию, 101-ый батальон подвергся ожесточенной воздушной атаке и едва не прекратил свое существование. 23 мая МиГ-и разгромили разведывательную группу элитного подразделения «Буффел». Отступая, Южно-Африканские бойцы бросили на произвол судьбы три машины на базе Унимог (точный тип не известен). 27 июня произошло столкновение разведывательного патруля СВАПО (30 бойцов, 3 БМП-1) с техникой 61-го механизированного батальона ЮАР (70 бойцов, 8 Рателей). МиГ-и нанесли массированный удар по технике, в результате чего 4 Рателя были уничтожены, а еще один захвачен, как трофей. В 10:45 утра МиГ-23МЛ, находящийся под управлением Густаво Клавихо нанес удар по механизированной колонне ЮАР, ползущей по саванне в 30 км. к югу от Чипы. Бомбардировка привела к повреждению техники, полной остановке колонны и срыву запланированной атаки.

    27 июня Фидель Кастро предупредил политическое руководство ЮАР о том, что если мирное соглашение с Анголой не будет подписано, кубинская добровольческая армия и подразделения СВАПО перенесут войну на территорию северной Намибии. 8 апреля две пары МиГ-23УБ провели воздушную разведку баз и аэродромов ЮАР, находящихся над вражеской территорией. Истребители прошли над ВПП Руаканы, но ВВС ЮАР не подняли ни одного самолета на перехват. Зенитный огонь по кубинским целям также не открывался. Завершив фотографирование вражеских объектов, кубинские истребители сбросили на землю дополнительные топливные баки, на которых красовалась надпись «Помните Куито!».
    27 июля кубинское командование решило нанести удар по военному комплексу Калеуке, который был защищен войсками ЮАР и в котором наблюдалась концентрация техники и вражеских военных подразделений. Кроме того, данный комплекс обеспечивал водой и электрической энергией большую часть Намибии, что автоматически превращало его в стратегическую цель.

    Воздушный удар был нанесен двумя группами МиГ-23МЛ по 4 самолета в каждой. Первой группой командовал подполковник Мануэль Ариас, тогда как второй – майор Маурисио Лопес. Каждый штурмовой самолет нес под крыльями 4 бомбы FAB-500. Поскольку два МиГ-23 из Лубанго столкнулись с техническими проблемами, еще два истребителя-бомбардировщика были подняты на замену из Кхамы.
    В 12-30 МиГ-23МЛ поднялись в воздух и достигнув высоты в 300 метров пошли в сторону намибийской границы на скорости в 1000 км/ч. Покинув территорию Анголы машины повернули на 100 градусов к северо-западу (сменили направление атаки для внезапного удара по базе). Достигнув цели, МиГ-23 резко набрали высоту, а потом начали пикировать на противника под углом в 30 градусов. Первые же бомбы вывели из строя местный мост, водоочистительную систему и разрушили южно-африканские краны, предназначенные для погрузки техники и боеприпасов. Под удар попала локальная электрическая станция. Когда в атаку пошла вторая группа истребителей-бомбардировщиков перед пилотами предстало ужасающее зрелище. Цель была покрыта черным дымом, в клубах которого виднелись вспышки электрических разрядов. Вторая группа разрушила остатки базы, что было зафиксировано разведывательным вылетом МиГ-23УБ полковника Вега Тоскано.

    В результате бомбёжки вооруженные силы Южно-Африканской республики оставили разрушенный комплекс. Когда через неделю к руинам цели подобрались кубинские Т-62, их экипажи были впечатлены увиденным. Здания были разрушены, повсюду валялась сгоревшая техника и оторванные части человеческих тел. Часть оборудования была остановлена в панике, легкая техника брошена. Одна из бомб попала прямиков в солдатское убежище, где погибло не менее 20 человек. Естественно, армия ЮАР признала потери 13 человек, тогда как кубинцы нашли на территории базы фрагменты 70 человеческих тел. Естественно во время рейда кубинцы не потеряли ни одной боевой машины. В тот же день политики ЮАР решили преступить к мирным переговорам и обратились за посредничеством к американскому дипломату Честеру Крокеру. По результатам дальнейших переговоров вооруженные силы Южно-Африканской республики покинули оккупированную территорию Анголы в августе 1988 года, мирный договор был подписан 24 декабря 1988 года, с территории Намибии войска ЮАР должны были быть выведены в 1989 году.

    Унизительное поражение в Анголе привело ЮАР к серьезному экономическому кризису, который завершился развалом системы апартеида и последующей демократизацией страны. После успешного завершения миссии и выполнения интернационального долга кубинские войска покинули Анголу в 1989-1991 году. ВВС ЮАР претендует на уничтожение 25 МиГ-23, хотя в действительности ВВС Кубы потеряли всего 9 таких машин (учитывая и те, что были разрушены во время несчастных случаев).
    По ссылке статья, там много интересных фото. https://mr-garett.livejournal.com/129483.html
     
    Fencer, Eduard_AB и patryn нравится это.
  20. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.681
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    30 октября 1951 года. "Чёрный вторник" ВВС США

    «Черным вторником» для американской стратегической авиации стал день 30 октября 1951 года, когда вылетевшие на бомбардировку корейского аэродрома в Намси летающие крепости понесли очень тяжелые потери, а налет закончился ничем. Данное поражение ознаменовало собой полный крах использования стратегической авиации в дневное время. После данного сражения США вынуждены были пересмотреть свои взгляды на использование в Корее бомбардировщиков В-29.

    С американской стороны в налете приняло участие около 200 истребителей прикрытия разных типов и 21 бомбардировщик В-29. Им противостояли 56 истребителей МиГ-15, которые были расположены на аэродромах Мяогоу и Аньдун. Непосредственно в воздушном бою приняли участие 44 машины, в то время как еще 12 были оставлены в резерве для прикрытия аэродромов на случай прорыва к ним противника.

    Учитывая то, что заслон из истребителей F-86 опоздал с выходом, а также неудачное построение непосредственно сил прикрытия, никаких специальных групп для связывания боем американских истребителей советские летчики не выделяли. Все имеющиеся «миги» были ориентированы лишь на удар по бомбардировщикам. Также было принято решение о том, что истребители будут действовать не крупными группами, а большим количеством пар, которым будет предоставлена самостоятельность в выборе целей – В-29. Фактически это позволило «МиГ-15» развить максимальную скорость, свободно маневрировать и действовать максимально инициативно.

    Американские самолеты были перехвачены на подходах к Намси. В то время пока заслон F-86 разыскивал советские самолеты у реки Ялуцзян, судьба воздушного боя фактически была предрешена. 22 пары советских истребителей в стремительном пикировании через строй американских истребителей прикрытия на скорости около 1000 км/ч атаковали стратегические бомбардировщики, открыв огонь из 132 своих пушек. Первая же атака «мигов» стала сокрушительной. В-29 еще не достигнув цели, теряя падающие и горевшие машины, быстро повернули к спасительному для них морю. Так как маршрут «летающих крепостей» проходил всего в 20-30 км. от береговой линии, действовать за которой советским самолетам было запрещено, части бомбардировщиков удалось уйти. По свидетельству штурмана одного из В-29, который участвовал в этом налете и позднее попал в плен, на всех уцелевших от атаки советских истребителей самолетах были убитые и раненые.
    При этом на аэродром Намси 30 октября не упало ни одной бомбы.

    Американские бомбардировщики развернулись на подходах к аэродрому и обратились в бегство. В этом же полете был сбит и разведчик, который должен был подтвердить фотоснимками результаты проведенной бомбардировки. По советской информации американцы потеряли в бою 12 бомбардировщиков В-29 и 4 истребителя F-84, многие американские самолеты получили повреждения, в то время как советская сторона потеряла лишь один МиГ-15 в бою с F-86 уже над территорией КНР, границу которой американские самолеты нарушили.

    Стремясь хоть как-то оправдать свои потери, практически после каждого воздушного боя с советскими «мигами» американцы сообщали о высоких их потерях от огня В-29. Фактически же советские истребители от огня «суперкрепостей» практически не страдали. При этом причина этого заключается не в том, что огнем 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов невозможно было сбить «МиГ-15». Советские самолеты сбивались с использованием таких пулеметов, стоящих на американских истребителях и истребителях-бомбардировщиках. Однако именно противоборство В-29 с МиГ-15 всегда было в пользу последнего по целому ряду причин. Пушки, которыми вооружались «миги» (калибра 37 и 23-мм) имели значительно большую дальностью эффективного огня, а также разрушительную мощь по сравнению с крупнокалиберными пулеметами В-29. Помимо этого В-29 обладали недостаточной живучестью. Также стоит отметить тот факт, что счетно-решающие механизмы и сами пулеметные установки, установленные на бомбардировщиках, не могли обеспечить эффективный огонь и прицеливание по самолетам, которые атаковали на скорости сближения на уровне 150-160 м/с. Вся атака при этом занимала по времени не более 3-4 секунд.

    Результаты «черного вторника» вызвали тревогу у высшего руководства американских вооруженных сил и потрясли командование ВВС США. Для расследования обстоятельств столь тяжелого поражения в Корею прибыла специальная комиссия. В течение 3-х дней ни один американский самолет не появился в зоне действия советских «мигов». Примерно через месяц американцы решили, по всей видимости, провести проверку своих выводов о возможности дневного применения В-29. Группа советских истребителей перехватила 3 самолета B-29, которые прикрывались несколькими десятками F-86 на подходе к переправам у Анею. Все бомбардировщики были сбиты. После этого американцы полностью отказались от использования В-29 в дневное время.

    Ошибки, допущенные американцами

    Первая заключалась в том, что бомбардировщики В-29, которые следовали с восточного побережья в обход радиолокационного поля наших радаров, находящихся у Анею и Пхеньяна, имели в своем сопровождении большое число истребителей F-84 и F-86, которые выполняли полет на высоте около 8000 м. Советские РЛС обнаружили крупные группы истребителей на больших высотах за 200-250 км. до цели. Характер их полета выдавал находившиеся ниже бомбардировщики, хотя последние на экранах радаров еще отсутствовали. Американские истребители двигались со скоростью около 720-800 км/ч по зигзагообразному курсу с четко видимой осью маршрута. Произведенный замер общей скорости смещения самолетов над местностью продемонстрировал, что она равняется 400-420 км/ч. После этого все стало окончательно ясно. Полученная информация совпадала с крейсерской скоростью «сверхкрепостей». Были сделаны правильные выводы о том, что с восточного побережья Кореи направляется группа бомбардировщиков В-29, которые прикрываются крупной группой истребителей.

    Второй ошибкой американце стало то, что время выхода заслона из истребителей F-86 «Сейбр» рассчитывалось без учета возможности обнаружения противником В-29 и принятия им решения о взлете истребителей МиГ-15 на перехват. В тот момент, когда истребители F-86 и F-84 на максимальной скорости направлялись в район реки Аньдун, для того чтобы атаковать советские истребители на взлете и наборе высоты, «миги» уже находились в воздухе. Используя топливо подвесных баков, они уже выходили на ударную группу «сверхкрепостей». Советская сторона вела прослушивание радиообмена американских экипажей, что позволило выяснить, что действующие истребители имеют позывные «Малиновка» и «Синица», которые относились к двум разным истребительным авикрыльям. Совместные действия F-86 и F-84 двух разных соединений позволяли предположить, что американцы планируют налет на какой-то важный объект, находящийся в непосредственной близости от места базирования «мигов». Место удара было определено точно.

    Стоит отметить, что американцы достаточно остро и оперативно реагировали на все попытки постройки новых или ремонта разрушенных аэродромов на территории КНДР. Их противодействие в этом отношении было весьма продуманным и рациональным с военной точки зрения. Американцы вели постоянную воздушную разведку таких объектов и наносили свои бомбовые удары непосредственно в момент окончания восстановительных работ или строительства. Так они экономили силы своих бомбардировщиков, добиваясь при этом наибольшей эффективности ударов. Накануне 30 октября 1951 года американцы проводили интенсивную разведку строительства нового аэродрома Намси, которое двигалось к своему завершению. Ось полета ударной группы бомбардировщиков и другие имеющиеся косвенные данные позволили раскрыть цель налета, которой и являлся аэродром Намси.

    Третий серьезный просчет, который был допущен американской стороной, заключался в том, что истребители сопровождения был сосредоточены в достаточно плотных группах в непосредственной близости от В-29. При этом они летели на достаточно невысоких скоростях. Все это позволило советским «мигам» выйти на выгодные позиции для атаки и произвести ее, без какого-либо существенного противодействия со стороны противника.
    [​IMG]

    https://topwar.ru/14419-chernyy-vtornik-dlya-vvs-ssha-voyna-v-koree-1951-god.html
     
    Fencer, Читатель и patryn нравится это.
Загрузка...

Поделиться этой страницей