Война в Абхазии 1992 - 1993 г.г.

Тема в разделе "Локальные военные конфликты в мире", создана пользователем lavrik, 30 дек 2014.

  1. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Коллеги, кого интересуют конфликты на территории бывшего СССР.
    Появился новый ИНТЕРЕСНЕЙШИЙ фильм о войне в Абхазии на его Восточном фронте.
    Для того, чтобы понимать что такое Восточный фронт достаточно представить себе, что такое в Советском Союзе был Ленинградский фронт.
    Этот фильм будет также очень интересен тем, кто интересуется войной на Донбассе.

    ФРОНТ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА
    Серия 1
    http://www.youtube.com/watch?v=lAauw8-K-DA

    Серия 2
    http://www.youtube.com/watch?v=0jF49N2Tm24

    Серия 3
    http://www.youtube.com/watch?v=YtNG9_KYwhI

    Осторожно!
    В фильме кадры издевательств и расстрелов абхазских военнослужащих и заложников.

    Ну и в дополнение. Мое интервью с начальником штаба Восточного фронта Баталом Джопуа.
    http://abkhaziya.org/confer/batal.html

    Добавлено спустя 10 минут 9 секунд:

    Уточнение к представленному выше фильму.
    Комментирует фильм как раз тот самый начальник штаба фронта Батал Джопуа.
    Нынешний президент Абхазии Рауль Джумкович Хаджимба возглавлял разведку этого фронта.
    Нынешний министр обороны Абхазии Мераб Борисович Кишмария был командующим Восточным фронтом.

    Добавлено спустя 1 минуту 44 секунды:

    Обратите внимание как из ополчения формировалась армия.
    И это все в условиях непрерывных боев.
     
  2. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Создавать новую тему не буду.

    12 января в Абхазии, в ходе операции по обезвреживанию вооруженной банды состоящей из местных грузин погибли российский пограничник старший прапорщик Андрей Андреевич Удальцов и абхазский офицер Антитеррористического центра подполковник Нерсесян Эдуард Рафикович

    Погибшие были награждены.
    Как проходила операция
     
  3. warlam311

    warlam311 Активный участник

    Регистрация:
    29.08.14
    Сообщения:
    191
    Симпатии:
    61
    Адрес:
    Санкт-Петербург
    Посмотрел фильм, все три части, спасибо. В последнее время много фильмов разных посмотрел по Абхазии и Южной Осетии, жалко людей конечно... :(
     
  4. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Сегодня годовщина неудачной операции абхазской армии по освобождению столицы Абхазии города Сухум от грузинской армии.
    Операция проводилась в ночь с 15 на 16 марта и длилась 3 дня.
    В итоге абхазская армия за эти три дня потеряла убитыми 222 человека. Пропавшими безвести 32 человека.
     
  5. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Средней паршивости фильм про одно из подразделений абхазской армии отдельный армянский мотострелковый батальон им. маршала Советского Союза И.Х. Баграмяна
    Часть 1

    На 9:00 батальонный БРДМ. У него в борту дырка от выстрела СВД. Это мы тестировали броню на устойчивость к боеприпасам.
    На 11:00 говорит комбат Вагаршак Косян. Сегодня он депутат парламента Абхазии, вице-спикер.
    На 20:43 фрагмент выноса с передовой в горах командира 3-й роты Галуста Трапизоняна. За это ранение он получил звезду Героя Абхазии.
    На 28:20 очень нехорошо получилось. Не смотря на то, что сниматься на камеру до боя очень плохая примета. Оператор уговорил троих бойцов сняться как они уходят на службу.
    Вернулись только второй и третий, первый погиб попав в засаду. Третий лишился ноги. Они соседи.
    Семья первого из них сейчас проживает в Испании.

    Часть 2

    Эта часть интересна кадрами штурма столицы Абхазии. Армянский батальон шел на самом острие в самом сложном месте.
    1:45 русские добровольцы в составе армянского батальона
    19:30 подтверждает, что комиссия из Карабаха была права. Дисциплина в батальоне была некудышная. Хотя наш армянский батальон считался одним из самых дисциплинированых и боеспособных в абхазской армии.
    19:56 армянский радист говорит на амшенском диалекте армянского языка.
    20:50 работает наша ЗУшка в кузове ГАЗ-66. Она ведет огонь по зданию Совмина, где осталось последнее подразделение грузинской армии. Все остальные уже чухнули.
    21:41 наша батальонная мотолыга с другой "золушкой" на спине. Хорошо виден армянский триколор и надпись на борту "сомали" "апсны" (Страна души в переводе с абхазского)
    21:47 подрыв дисциплины поддерживает зам. комбата (в красном берете). Чекушку из его рук принимает командир другого абхазского подразделения - комбат "сухумского батальона" Сергей Матосян. Тоже Герой Абхазии.

    Часть 3

    0:44 Типичный пример "военторга". Перед решающим наступлением на Сухум абхазская армия вдруг откуда-то родила 8 БМП-2. Прибыли они из России в вагонах с углем, заваленные этим самым углем. Вместе с ними приехали 6 установок "Град" и чуть позже несколько гаубиц Д-30.
    0:48 абхазский Т-55АМ. Все были взяты у грузин.
     
    Последнее редактирование: 19 мар 2015
  6. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Во время войны стороны использовали не только морские десанты, но и воздушные.
    В начале июля была попытка отбить высоту 584 Ахбьюк. Для захвата этой стратегической высоты использовался вертолетный десант на МИ-8.
    Далее текст Михаила Жирохова
    Видео о ВВС Абхазии

    Михаил Жирохов когда писал текст видимо не знал, что единственным пилотом выжившим в том бою на высоте 584 Ахбьюк был Вячеслав Эшба, который позже стал командующим ВВС Абхазии.
    Ну и песня в исполнении Валеры Майромяна посвященная погибшему вертолету, экипажу и десанту.
     
  7. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    1. Фрагмент боя. На фото полковник, командир сухумского батальона ВС Абхазии Сергей Матосян во время последнего решающего сражения по освобождению столицы Абхазии города Сухум.
    Фото Андрея Соловьева
    image.jpg

    2. Армянский батальон им. Баграмяна во время принятия присяги (февраль 1993 г.)
    Фото Андрея Соловьева
    image.jpg

    3.
    Боец армянского батальона во время боя по освобождению города Сухум.
    Красная лента - отличительный знак армянского батальона. Абхазы и другие шли в бой с зелеными лентами.
    Фото Андрея Соловьева
    image.jpg

    4.
    Фотокорреспондент Андрей Соловьев был убит грузинским снайпером.
    image.jpg
     
  8. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
  9. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Интересный рассказ начальника штаба Восточного фронта Батала Джапуа
    БОЙ НА ЧАЙСОВХОЗЕ
    [​IMG]
    5 ноября 1992 года на Восточном Фронте, на подступах к Моквскому чайному совхозу произошел бой. Он был знаменателен тем, что впервые противник спланировал операцию, направленную, прежде всего, на полное уничтожение партизан, оборонявших данную местность, и только во вторую очередь – на захват территории.

    Как стало известно позже, план операции был таков: атаковав и уничтожив секрет слева от дороги (см. схему), открыть возможность для продвижения основной группы по трассе, в результате чего она должна была выйти на крутой поворот, и, соединившись с РДГ[1] №1, наступать в сторону

    [63]

    посёлка Хухуаа-рху. В это же время РДГ №2 по лощине, расположенной вдоль трассы, должна была проникнуть глубоко в тыл и перехватить подступы к дороге. В случае успеха обеих РДГ и основной группы, противник планировал прорыв ещё по одному направлению – в сторону недостроенной чайной фабрики. Главной целью операции ставилось рассечение Восточного Фронта на две части, что удалось бы, достигни противник посёлка. В этом случае у него оказался бы плацдарм (включая село Кочара) шириной около 10 и глубиной до 15 км.

    Территорию Моквского чайсовхоза обороняло небольшое подразделение (около 30 человек) под командованием Юры Какалия, вооружённое лишь автоматами и охотничьими ружьями. В силу нехватки личного состава, вооружения и сложного рельефа местности, особые надежды возлагались на минирование оборонительных позиций, перекрывающее возможные пути продвижения противника.

    Армейских мин не было, поэтому сапёры, местные умельцы, придумывали разные хитроумные взрывные устройства натяжного действия. Помню двоих: один – невысокий инвалид с костылями, другой – высокий, худой, в очках. К сожалению, фамилии забыл. Очень часто на этих самодельных минах подрывались барсуки и всякая другая живность, так что сапёрам приходилось постоянно ставить новые. Также по трассе были заложены мощные фугасы, изготовленные из кислородных баллонов, начинённых скальным аммонитом из ткуарчальских шахт. Недалеко от них были и пункты управления: окоп или некое крепкое строение, в нём размещено простое устройство в виде аккумулятора

    [64]

    с приделанной к нему дощечкой, в которую попарно вбиты гвозди, по количеству проводов от фугасов. Провода намотаны на гвозди, оставляя оголённые концы свободными – такой длины, чтобы ими можно было дотянуться до контактов аккумулятора. В случае плохой погоды, грозы, концы проводов перекручивали между собой, чтобы не возникало искры и не происходило спонтанной детонации фугасов.

    Одна из таких взрывных ловушек была изготовлена из длинной (шести-восьмиметровой) трубы, проволоки и защёлки от холодильника. Труба, начинённая аммонитом ЖБ-19, была уложена в конце глубокой лощины, которая далеко вдавалась (от 800 до 1000 метров) в нашу оборону, под забором, который шёл поперёк лощины. Вдоль забора к трассе поднималась тропа. На том конце трубы, который был ближе к дороге, в железной сетке забора специально сделали разрез, куда мог протиснуться взрослый человек, и установили поблизости натяжное устройство для взрывателя. Именно эта ловушка сыграла существенную роль в ходе боя.



    Боевые действия начались рано утром, около 5:45–6:00, атакой РДГ №1 на секрет слева от трассы. Малочисленный секрет (6 человек), в результате внезапного нападения потеряв одного убитым, отступил, рассеялся. Начало боя совпало со временем пересменки наших бойцов. Сменщики были практически без оружия – им обменивались непосредственно на позиции. Одним из них был Джумбер Басария. Когда началась стрельба, он, увидев в зарослях

    [65]
    [​IMG]
    [66]

    приближающихся грузин, метнул в них гранату Ф-1 – всё, что имел – и спасся тем, что бросился в заросли.

    РДГ №1, ликвидировав секрет, открыла возможность основной группе выйти на поворот и объединиться с ней. Дальше они столкнулись с отрядом партизан в количестве 8–10 человек под командованием Рудика Тванба, которые оказали им ожесточённое сопротивление.

    В то же время РДГ №2 скрытно продвинулась в наш тыл по лощине, пролегавшей вдоль трассы справа и, уткнувшись в забор, пошла вдоль него влево и вверх. По нашим предположениям, в случае успеха, кроме очевидных преимуществ, которые дала бы удачная дислокация, группа рассчитывала захватить пульт управления фугасами и подорвать партизан, которые – в зависимости от обстановки – могли наступать или отступать по трассе.

    Головной РДГ №2, обнаружив разрез в заборе, полез в него и сорвал растяжку. К этому моменту почти половина группы стояла вдоль забитой взрывчаткой трубы. Взрыв мгновенно смёл в лощину 6 или 7 человек: одни погибли сразу, в том числе и командир подразделения – майор огромного роста и крупного телосложения, другие были добиты подоспевшими к этому месту партизанами, так как даже раненые они продолжали сопротивляться. Уцелевшие кикелы, отстреливаясь, отступили.

    Потом противник, получив подкрепление, предпринял попытку отбить тела своих погибших. Но они были нужны нам позарез, чтобы потом их можно было обменять на заложников-сельчан или тела наших павших. Один боец, невзирая на стрельбу, спустился в лощину по крутому склону на колёсном тракторе с самодельным лафетом спереди,

    [67]

    чтобы эвакуировать тела, их оружие и боеприпасы. С помощью подоспевших бойцов загрузив трактор, он таким же чудом сумел подняться по склону и отвезти тела глубоко в тыл, сложив их на территории пустующей сельхозфермы. Позже из штаба фронта поступила инфа, что РДГ №2 оставила кровавый след в Осетии, расстреляв колонну беженцев, и автором этих зверств был тот самый здоровенный майор – не знаю, правда или нет.

    Воодушевлённые первыми успехами, партизаны сумели навязать противнику вязкий контактный бой, который я не смогу точно описать: тыл и фронт, свои и чужие перемешались, как слоёный пирог. Жаль, что не смогу – это важно, потому что в той ситуации наиболее ярко проявились личные качества каждого воина.

    Вскоре к нашим стало поступать подкрепление со всех концов Восточного Фронта. Командир Юра Какалия сумел грамотно им распорядиться, направив основную часть прибывших на создание нового рубежа обороны, остальные бойцы включались в схватку, ориентируясь по обстановке. Свежие силы были очень кстати, хотя одновременно и внесли некоторый дискомфорт, так как многие партизаны не знали новоприбывших и не могли с ходу определить, где свой, где чужой. Даже если в поле зрения попадали точно свои, их опасно было окликать: в горячке сражения можно было вместо приветствия схлопотать пулю.

    Видя, что план прорыва по центру не удался и бой распадается на отдельные очаги, противник решил атаковать наши левофланговые позиции по направлению на недостроенную чайную фабрику. Оборонительных рубежей у

    [68]

    нас там не было, и, чтобы как-то приостановить натиск, несколько автоматчиков и два снайпера обосновались кто где смог, и повели огонь по пехоте, сопровождавшей танк – человек сто их там было, а может, и больше. Наиболее эффективным был огонь снайперов. Однако танк быстро обнаружил точку одного из них, Капыты Адлейба, и подавил её из пушки: снаряды взрывались в кронах деревьев, под которыми залёг снайпер, одним из осколков он был тяжело ранен.

    Противник вслед за танком продолжил продвижение вдоль склона холма по низине в сторону чайной фабрики. Параллельным курсом, по вершине холма, скрытно следовала группа наших бойцов, отыскивая место, подходящее для удара. Склон был засажен чайными кустами, но спуститься меж них к боевому гребню было невозможно, потому что пехота противника держала весь холм под непрерывным обстрелом.

    Грузинам оставалось пройти всего метров 180–200, практически не встречая сопротивления, чтобы достичь расположенного на возвышенности здания фабрики. Оттуда в тыл совхоза и в центр села Моква (Мыку) вела грунтовая дорога. Тут внезапно, как по заказу, со стороны моря буквально стеной налетел густой туман и бой затих. В абсолютной тишине было отчётливо слышно, как звякают гильзы от танковых снарядов, которые экипаж выбрасывал из башни. Несколько бойцов попытались, воспользовавшись туманом, подкрасться и атаковать танк. Ориентируясь на звук, они сумели подойти к нему почти вплотную, метров на 8–10, но в густом тумане никак не удавалось его разглядеть. Зато один из экипажа,

    [69]

    стоявший на башне, сверху заметил их и открыл огонь. Вспыхнул ещё один хаотичный короткий бой, какими был наполнен тот день, но из него наши опять чудом вышли живыми.

    Минут через 20 туман рассеялся, и грузины опять беспрепятственно пошли вперёд. В этот критический момент подоспела группа ткуарчальских бойцов. С ходу, быстро разобравшись в ситуации, они на виду у противника заняли позиции в здании чайной фабрики и на прилегающей территории. В этой группе оказались гранатомётчики: один из них, забравшись по ящикам под самый потолок ангара, сквозь щель между крышей и стеной выстрелил по танку, но промахнулся. Второго выстрела он не успел сделать, так как был обнаружен и ранен двумя залпами из танковой пушки.

    Другой гранатомётчик, видимо, не имея времени на выбор удобной позиции, с чрезвычайным хладнокровием вышел на открытую площадку перед южным фасадом фабрики и открыл огонь. Один снаряд взорвался о землю с недолётом, другой ушёл выше и самоликвидировался. После каждого неудачного выстрела гранатомётчик, не сходя с места, недоумённо рассматривал оптический прицел граника, чего-то возился, заряжал и опять стрелял. Все это он проделывал под градом пуль и снарядов: за какие-то 2 минуты танк стрелял раз 15, бил дюбелями – или как их там назвать правильно? Но боец оставался невредим, цел был и прикрывавший его автоматчик, Вахо Кокоскир. Он сидел чуть правее на корточках, тоже совершенно открыто, и одиночными выстрелами вёл огонь по пехоте.

    [70]

    Еще один помощник гранатомётчика, в зелёном ОЗК[2] до земли, неторопливо выносил из-за угла фабрики очередной снаряд, подавал ему и так же спокойно отходил за стену. Фасад фабрики рушился от снарядов, автоматчик и гранатомётчик были покрыты цементной пылью, как мельники мукой, но продолжали сражаться, пока Вахо не упал сильно контуженый. Его оттащили в укрытие и огонь на время затих.

    Потом уже, когда всё закончилось, я нашёл того гранатомётчика и спросил: что он там под огнём рассматривал и почему мазал? Он объяснил, что пристрелочный крестик принял за прицелочный, потому что оптику видел впервые, изучить не успел, пришлось срочно в бой. А помощником в ОЗК был Виталик Гуарамиа, мой старый знакомый по гвардии.

    К этому моменту танк успел поджечь трёхэтажное секционное здание и ещё одно небольшое строение. Но, пока противник был отвлёчен тремя отважными безумцами, наша группа, которая вела параллельное преследование, отыскала наконец подходящую позицию для огневого поражения врага. Гранатомётчик Сергей Барганджия (Пузик) влепил танку под башню и заклинил её. Было ещё два удачных попадания, одно из них на счету Батала Акшба, прибывшего с Атарской группой на помощь. Пехоту атаковали фланговым огнём.

    [71]

    Этот удар отрезвил врага. Кикелы, быстро перестроившись, перешли к обороне, и, подтянув технику, начали эвакуацию подбитого танка. Пехота медленно и организованно потянулась в сторону села Цагера, и тут мы увидели, как со стороны села Моква, скрываясь под высаженными вдоль дороги деревьями, им наперерез бегут какие-то вооружённые люди, человек 10–15. Сперва подумали, что наши. Но, когда эта группа открыла огонь трассирующими пулями, мы стали стрелять по ней, решив, что это кикелы: в первые месяцы войны трассерами только они и пользовались. Группа, не обращая на нас внимания (мы были метров за 400–500), продолжала вести огонь по врагу, который начал стремительно отступать. Тут мы наконец сообразили, что это наши из Моквского батальона (позывной «Анкара») и перестали стрелять. В общем, мы всё же оказались им помехой, иначе они смогли бы ударить посущественней.

    Боевые действия, начатые ранним утром, закончились перед самыми сумерками. На склоне дня, не сумев сломить сопротивление плохо вооружённых партизан и выполнить поставленную задачу, противник отступил, унося убитых и раненых. Уволокли и танк, что было особенно обидно. Огонь по отступавшим велся слабый, потому что боеприпасы были на исходе, а существенных трофеев, чтоб подзарядиться, не оказалось. Да и, честно говоря, все были рады, что сумели отбиться и кикелы уходят. Эти попались какие-то упёртые, организованные: напали дружно, целый день с небольшими перерывами воевали и так же дружно ушли и постоянно кричали «Халхо!» Будь у нас побольше сил, то, конечно, им бы дороже обошлось это последнее наступление вглубь нашей территории к фабрике:мы могли бы

    [72]

    окружить и перебить всю группу. А так, всего лишь слегка царапнули.

    Среди наших был один погибший, Игорь Кортава, и несколько раненых. Один боец получил ранение в поппенгаген, очень стеснялся и был весьма зол за это на грузин, долго стрелял им вслед из своего РПК-74. Противник по факту потерял шестерых убитыми, столько же стволов, частично побитых при взрыве. При прочёске местности нашли несколько автоматных рожков, немного патронов, следы волочения тел, бинты и крови предостаточно: думаю, там были ещё похоронки.





    Теперь о том, как я сам в это дело попал. Я был в Ткуарчале, в качестве просителя (рацию хотел). Рано утром, примерно в 7 часов, за мной прислали: тревога, бегом к Кишмария! Кажется, в тот период он был временно исполняющим обязанности командующего Фронтом Аслана Зантария, который после ранения находился на лечении в Гудауте. Быстро дошёл, доложился. Мираб сообщил, что совхоз «Моквский» атакуют и надо помочь. Сказал, знает, что я один, даст машину ЛУАЗ с водителем, Вадиком Тужба, чтоб поехал по городу и сам набрал добровольцев – людей нет, все при деле. Так и пришлось поступить, нашёл шестерых. По дороге, в районе села Тхина, ещё двоих. Они как раз шли на свои позиции, на смену, но согласились повременить с этим и идти на помощь. Было радостно видеть, с какой готовностью абсолютно незнакомые люди доверяли мне свою жизнь. К сожалению, я позабыл их фамилии, но отметил в письменном докладе Кишмария, когда-нибудь найдутся бумаги...

    [73]

    Я прибыл к 10–10:30 часам, когда бой распался на отдельные схватки и все перемешались. Мы, 8 человек, вошли в бой со стороны села Моква, через открытую местность, и оказались где-то в тылу грузин. У одного бойца при первой длинной перебежке через поле пошла кровь изо рта, он лёг и махнул нам, что больше не может бежать. Мы двинулись вперёд, но во время этих манёвров из-за сложной местности и обстрела слева потеряли друг друга.

    Я оказался на какой-то просёлочной дороге, идущей по гребню холма, обсаженной большими деревьями. По склонам: слева чай, справа мандарины за забором. Звука выстрела не услышал, но вот свист пули, дымок из мандаринника и медленно закрывающуюся калитку разом увидел. Я был вооружён пулемётом РПК-74, дал туда короткую очередь (на длинную времени нет – убьют) и переместился. В ответ опять плотно и точно выстрелы. В общем, кошки-мышки длились где-то пару минут на дистанции метров 30–40. И я, оттого что попасть не могу и противник такой упрямый, не отступает, заорал благим матом на абхазском. И мне тут же упёртый стрелок по-абхазски матом и ответил! Я высунулся, показал себя, в ответ показал себя невысокий парень в фуражке и курсантской портупее. Я сказал: «Потом встретимся!» Он кивнул и говорит: «Усымшьуази уара!»[3] Вот так с Рудиком Тванба познакомился.

    Помню ещё эпизод, когда, пытаясь высмотреть танк, подобрался к трёхэтажному дому с целью подняться повыше и оглядеться. Незаметно, видимо, подбежать не удалось, подъезд был со стороны противника, я на авось заскочил

    [74]

    в дом, а там толпа испуганных кур с петухом стоят молча. Начал подниматься, толкая все двери, одна на втором этаже оказалась незапертой. Вошёл: простая обстановка, бумажные обои, столик с книжками, конспектами и на тумбочке включённая электроплитка, а на ней фасоль варится. Видно, что девушка жила. Тогда ещё свет не отрубали нам кикелы, а вот как раз после этого боя весь Очамчырский район и Ткуарчал обесточили.

    Автоматически, чтоб не случился пожар, выдернул вилку из розетки, заполз на балкон, который был усеян лущёной кукурузой для просушки, и стал в бинокль сквозь перила осматривать окрестности. В какой-то момент заметил яркий блик от оптики и, не раздумывая, рванул из квартиры, на лестницу – а навстречу толпа кур во главе с петухом поднимается и прямо мне под ноги. Я упал в пролёт, и в тот же миг танковый снаряд влетел в квартиру. Выбегая, увидел, что двор покрывается пылью, понял, что от пуль, и резко побежал вправо, по открытой местности, с холма вниз. Второй снаряд, ударив спереди и чуть ниже, ушёл рикошетом в небо и след такой был, будто воздух в спираль скрутили. Добежал до своих, там был Витя Адлейба, снайпер, который обругал меня матом, потому что прикрывал меня – дурака, и не мог из-за этого помочь брату, тоже снайперу, которого перед этим неподалеку ранили. А дом сгорел.

    Помню ещё, как в перестрелке, перебегая, наткнулся на огромное конфетное дерево[4] в чайных кустах. Я был очень

    [75]

    голоден, поэтому сразу себя убедил, что тут прекрасная позиция, и, улёгшись поудобней, начал есть «конфеты». Тут набежал туман, всё затихло и отсырело. Услышав непонятные звякающие звуки, я пошёл на них меж чаёв, добрался до края обрыва, выпрямился и тут слева, совсем рядом: «Агер, а! Щени деда п…и ше…ци!» Это типа: «Вот он, вот! Я его маму!»

    Краем глаза увидел человека, стоящего на башне танка с гильзой в руках. Не поворачиваясь, начал стрелять, благо оружие удобно держал, одновременно упал на спину, но не очень удачно: ноги оказались подогнутыми, на спине вещмешок, с двух сторон плотные чайные ряды. Лежал выгнутый, как татарский лук, и никак не мог повернуться на живот, чтоб уползти. А тут ещё пули-трассеры от их пятёрок начали рикошетить, падать на меня, и я вспомнил, как наши бойцы рассказывали, что от трассеров загорелась одежда у грузинского солдата и тот, хотя был легко ранен, погиб от ожогов.

    Но тут в бой с криками «АИААИРА!» – «ПОБЕДА!» вступили наши, те, кто сидел чуть выше по склону справа, и я оказался на линии огня обеих сторон. Чаи так шевелились от пуль, будто по ним кто-то бегал, а наши так воинственно кричали, что, будь я на месте грузин, давно бы сбежал. Опасался, что танк выстрелит в их сторону, тогда он всех нас просто пламенем бы сжёг, но, видимо, что-то у них не срослось. Вообще, на Восточном Фронте я часто наблюдал: наши, независимо от того, наступают они или отступают, кричали «АИААИРА!» В общем, так они сцепились с кикелами, что у меня появилась возможность вывернуться и уползти.

    [76]

    Помню, как парочка наших безоружных ходила за мной следом, прячась, когда начиналась стрельба, и, когда прямо посмотрел на них, невинно развели руками: мол, сто лет живи, но если что, оружие заберём.

    Потом помню, как после очередного лазания по чаям промок до нитки, решил где-нибудь укрыться и поискать своих, чтоб хоть выяснить, что происходит. Я так замёрз, что всё тело ходило ходуном, не мог дрожь унять. Спускаясь к лощине по проплешине в чаях, увидел впереди и правее военного, стоящего на коленях в конце чайного ряда, он смотрел в сторону, и с ним рядом вроде ещё одного. Начал стрелять, оружие в дрожащих руках тряслось, невозможно было целиться, и я, почувствовав, что скоро получу, побежал. Вдруг навстречу раздались крики:«Уахь шәымхысын, уа Батал дыҟоуп!»[5] и я выбежал к деревьям, под которыми сидело несколько наших. Единственное, чем мог греться, был горячий ствол, но тут подполз Лорик Когония и попросил оружие, пока я отдыхаю, а взамен на всякий случай дал свой пистолет.

    Ещё помню одного нашего, чумового, который решил перебежать на новую позицию и бежал долго, не ложась, всё медленнее, под конец с трудом по склону вверх, весь в столбах пыли и грязи от пуль в его рост, которые рыли землю то спереди, то сзади, и как мы все хором орали: «Уршьуеит, аҽада!»[6]На помощь в тот день пришли бойцы из сёл Атара, Меркула, Моква, Члоу, Тамыш и других. Спасибо Мирабу,

    [77]

    мобилизовал всех, кого смог, его слушались. Среди тамышцев был Аслан Камкия, мой друг, выросли в одном дворе, он перед войной окончил режиссёрский ВГИКа. На прочёску после боя пошли вместе. Дойдя до крайних домов, что перед выездом из села, увидели возбуждённую группу наших, глядящих в какую-то яму. В яме, глубиной метра два, сидела старушка, вся мокрая от вечерней росы, дрожащая. Она с первыми звуками боя спустилась в эту яму по лестнице. Через какое-то время её обнаружили грузины, сказали, чтоб не боялась, не убьют, потому что сама сдохнет, и, вытащив лестницу, выкинули подальше. Так она и умерла бы там, если бы нас выбили с позиций, выбраться ей самой не было никакой возможности. Ребята решили разжечь очаг и хотя бы чаем бедную напоить, и тут обнаружилось, что в доме всё, что могло быть пригодно для приготовления еды, прострелено в днище. Вот иезуиты! И надо же такие извращённые мозги иметь! Пока мы этому дивились, Аслан позвал к забору: на один из колов со всего маху была насажена абхазская скрипка – апхьарца. Аслан сказал, что всегда, когда видел в фильмах про Великую Отечественную кадры, как немчура рвёт штыком русскую гармонь или ломает балалайку, подозревал режиссёра в выдумке, метафоре. А теперь он, если доживёт до Победы, обязательно снимет фильм и включит в него этот сюжет. Не дожил.

    В общем, написал как смог, что помнил, считая важным осветить максимально полно боевую работу на Восточном Фронте, её особенности и сказать побольше о тех, неизвестных широкой общественности бойцах, предельно скромных, которые и принесли Победу. Один из таких,

    [78]

    который был в гуще этого боя – Темур Парулуа, хочу попросить его вспомнить этот бой и дополнить, а где и исправить то, что посчитает нужным. Сейчас они на фоне, так сказать, золотой части общества, смотрятся невзрачно, но напомню абхазскую поговорку: «ИАТӘАУМБО, АҳӘАИҞӘНУП» – «ТОТ, КОГО ТЫ НЕДООЦЕНИВАЕШЬ, ВОЗМОЖНО, ШАШКОЙ ОПОЯСАН».

    И себя, любимого, не забыл, но это так – для атмосферы.

    Впервые опубликовано 17.06.2012 г.

    ----------------------------------------------------
    [1]Разведывательно-диверсионная группа. –Прим. ред.



    [2]Общевойсковой защитный комплект – ярко-зелёный прорезиненный костюм с плащом, средство индивидуальной защиты, предназначенное для защиты человека от отравляющих веществ, биологических средств и радиоактивной пыли. – Прим. ред.



    [3]3Я же мог тебя убить!(абх.) – Прим. ред.



    [4]Конфетное дерево или Говения сладкая (Hovenia dulcis) – Прим. ред.



    [5]Туда не стреляйте, там Батал! (абх.) – Прим. ред.



    [6]Убьют тебя, осёл! (абх.)– Прим. ред.

     
  10. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Темур ПАРУЛУА. Дополнение, комментарий к тексту Батала Джапуа
    [​IMG]
    Рано утром того дня Джумбер Басария (Пьяница), Паз Куакуаскьыр, Игорь Кортава и ещё двое бойцов возвращались из очередного рейда в тыл противника с целью добычи топлива (не на чем было вывозить раненых и доставлять

    [79]

    боеприпасы). С канистрами наперевес они направлялись к дому, где была сосредоточена наша основная группа, но напоролись на засаду РДГ №1, расположенную на месте нашего секрета!

    Вместо отклика на пароль враги открыли огонь, среди прочего произвели и несколько гранатомётных выстрелов по дому, где находилась основная группа! Игорь Кортава погиб на месте, Паз Куакуаскьыр (погиб спустя несколько месяцев) был тяжело ранен, Джумбер Басария успел бросить гранату, что и помешало их гранатомётчику достичь цели!

    Когда выбежали и помчались в сторону, откуда шла стрельба, наткнулись на противника. Было очень темно, я и Рудик Тванба почему-то подумали, что этот человек – Маврик Басария (погиб позже у села Лашкиндар, родной брат Джумбера Басария). Но он с 3–4 метров открыл по нам автоматический огонь и мы с Рудиком еле успели увернуться, прыгнув за деревья, а Гоги Ахуба, который шёл следом, прыгнул в противоположную сторону и оказался между нами и пулемётной точкой противника!

    Примерно минут 40 продолжалась перестрелка, интенсивность вражеского огня не позволяла нашим бойцам занять нужную позицию. Рамаз Ашуа и Чын Джапуа ползком смогли дотащить до нас гранатомёт с двумя зарядами. Рудик произвёл оба выстрела в сторону пулемётной точки, после чего тот замолк! В ответ мы получили несколько гранатомётных выстрелов, один из них попал в дерево, из-за которого я стрелял. Меня даже волной не задело, Рамаз Ашуа поймал осколок, а Чына Джапуа контузило! Не помню,

    [80]

    сколько я выпустил рожков, но автомат в конце уже «плевал»! Позже, осмотрев место, где сидел пулемётчик, мы увидели много крови – Рудик его хорошо задел! После этого наступило затишье, прибежал наш боец и сказал, что выше подорвалась РДГ №2 противника (на схеме). Мы обрадовались, думали, прогнали их, но это, как оказалось, было только начало!

    Вот имена взрывников-умельцев, благодаря которым РДГ №2 противника не смогла выполнить свою задачу: Николай Полеев, Гурам Чежия, Робик Торчуа, Михаил Хаидаришин.
    [​IMG]
     
  11. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Авто ГАРЦКИА. Тот, который прикрывал
    [​IMG]
    Шёл тяжёлый нервный бой. Противник нёс потери. Но и мы теряли людей: атака, начавшаяся так неплохо, обернулась неудачей. Пришлось, отстреливаясь, отходить на прежние позиции. В какой-то момент мы, несколько бойцов, собрались у полуразрушенной стены, послужившей нам укрытием.

    Среди нас были тяжелораненые, поэтому остальные в тот момент думали прежде всего о том, каким путём придётся уносить раненых и убитых. Сложность положения была в том, что выйти на единственную дорогу означало оказаться на открытом участке, по которому противник вёл шквальный огонь.

    [82]

    – Двадцать первый, я – Двадцать второй, прошу выслать «технику». У меня раненые и убитые. Двадцать первый, прошу вывезти раненых и убитых. Двадцать первый... Двадцать первый...

    Радист уже битый час выходил в эфир, но никто не отвечал. То ли не было слышно, то ли никто не отваживался пойти на такой риск.

    Впереди, левее нас, за поворотом, кто-то отстреливался из последних сил. Автоматчик вёл огонь грамотно, не суетясь. Короткими очередями, чтобы подольше задержать противника. Вдруг из-за поворота появились четверо бойцов, которые несли пятого, тяжелораненого. Почти бегом они направились к нашей небольшой, но спасительной стене. Мы поняли: человек, бивший короткими очередями, прикрывал их отход.

    Теперь настала наша очередь прикрыть их. Противник находился на возвышенности и имел стратегическое преимущество, но нашего дружного огня оказалось достаточно, чтобы они благополучно добрались до укрытия. Повезло!

    Через несколько минут из-за поворота появился и тот, который прикрывал. Он шёл гордо, в полный рост, не пригибаясь и не уклоняясь от пуль, хотя сильно хромал на одну ногу, буквально волочил её за собой. Его автомат болтался за спиной. Было ясно, что стрелял до последнего... До нашей стенки оставалось ещё метров сто, мы начали стрелять, прикрывая бойца, и одновременно кричать ему, чтобы укрылся где-нибудь, прилёг хотя бы на минуту!

    Противник, не обращая на нас никакого внимания, направил на парня весь свой огонь, словно это был последний абхаз на свете, которого просто необходимо стереть с лица земли! А он всё шёл и шёл, словно одержимый какой-то

    [83]

    неведомой нам страшной мыслью. Его взгляд был устремлён прямо на нас... только бы дойти. Вокруг взметались облака пыли от разрывов, а он всё шёл... Когда человек приблизился, мы увидели его плотно сжатые, искусанные в кровь губы.

    – Вот и дошёл, – тихо сказал он, улыбнулся и сел, прислонившись к заветной стенке. Кто-то предложил ему обработать раны, но он ответил:

    – Не стоит... Наверное, уже поздно...

    Это были его последние слова. Спустя мгновение он уронил голову на грудь и умер.

    Мы были потрясены. Господи, ведь он же только что дошёл до нас своими ногами! Кинулись, осмотрели тело – маленькое отверстие, прямо там, где сердце. Грудь и правая ладонь парня были в крови.

    Видимо, он ещё тогда, прикрывая друзей, знал, что смертельно ранен, но шёл из последних сил, чтобы его тело не досталось врагу. Перед нами лежал настоящий герой. Он дрался, как лев, отчаянно, из последних сил, до последней капли! Мы навсегда запомнили тот день, отчаянный вызов смерти, вызов Мужчины. Потом я узнал его фамилию – Абаш.

    А радист всё вызывал и вызывал:

    – Двадцать первый, я – Двадцать второй... Как меня слышишь? Приём...

    Мы продолжали отступление. Бывают в жизни ситуации, когда живые завидуют мёртвым.

    Из цикла «Фронтовые записки».
     
  12. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Темур НАДАРАЯ. Высадка Тамышского десанта
    [​IMG]
    Так сложилось, что вечером, накануне 1 июля 1993 года, мы вышли в море с опозданием. Но к траверзу Тамыш прибыли ещё ночью: впереди баржа с личным составом десанта, за ней вторая баржа с установкой БМ-21 «Град» и вооружением. Первая баржа на полном ходу двинулась к берегу, следом вторая и два маленьких катера прикрытия.

    Я находился на второй барже. Когда первая, с бойцами, подошла к берегу, я с ужасом увидел, что высаживаться они собираются прямо рядом с устьем реки, в заболоченном месте, где наш «Град» просто застрянет. Когда мы приблизились вплотную, баржи неожиданно столкнулись бортами. Раздался жуткий лязг металла о металл, хорошо ещё, скорость была такой малой, что не получили пробоину. Я начал просить связь с командиром.

    [92]

    Командир десанта Заур (Лакут) Чантович Зарандия подошел к левому борту. Говорю ему: «Как же я здесь выгружусь?» Лакут отвечает: «На связь никто не вышел – ни по основным, ни по запасным частотам, нет и фонарей, которые должны отмечать место высадки на берегу. Я принял решение на свой страх и риск, и, по-моему, нам повезло – здесь нет грузин! А ты возвращайся в Гудауту или действуй сам, по обстановке!» Я был поражён его рискованным решением, но командир есть командир.

    Десантники стали быстро выгружаться, а нам пришлось отойти от заболоченного берега. Мы с капитаном угрюмо вглядывались в темноту, ища место для высадки. Рядом были два бойца с Восточного Фронта: Славик Джапуа, в качестве водителя «Града» и Сергей Логуа – как заряжающий. Они перешли на нашу баржу ещё в Гудауте, так как «Град» не был укомплектован личным составом, был только наводчик Артур Аракелян. Позже я узнал, что Славик в то время был комендантом Очамчырского района, а Сергей – даже заместителем командующего Восточным Фронтом по тыловому обеспечению. Очень хорошие люди были, отважные и дерзкие, уже после войны ушли из жизни, вечная им память.

    Начинало рассветать, когда я заметил свет от карманных фонарей километрах в полутора восточнее от места высадки десанта. Я закричал капитану: «Видишь свет? Быстро иди туда!» Капитан переспросил с опаской: «Откуда знаешь, что наши? Может, грузины?», но прибавил хода к берегу. Огни фонарей тем временем начали описывать круги по часовой стрелке и мы окончательно убедились, что это и есть долгожданный сигнал. Но до берега оказалось не

    [93]

    так близко, за 5–7 минут мы прошли только половину пути к нему, когда нас заметили грузины.

    Первый снаряд, из Очамчыры, не долетел до нас метров 150. Было уже почти светло, мы разглядели на берегу группу вооружённых людей, которые махали нам руками. Правда, меня смутили красные повязки у них на головах, тогда я не знал, что именно такие носили «восточники», опять засомневался, наши ли... Но баржа уже достигла берега. Первый встречающий, улыбаясь, заговорил с явным мингрельским акцентом... Тут уж я совсем растерялся и спросил его фамилию. Боец ещё шире заулыбался и ответил: «Я Тарба, из села Река». Но честное слово, у этого Тарба была самая удачная нога в мире!

    От давешнего удара бортами заело крюк, не получалось откинуть «нос», чтобы начать разгрузку, пришлось оттягивать ломом. Наконец приступили к делу. Тем временем наши десантники уже растянулись в цепочку на берегу, еле видные в рассветной утренней дымке. И тут в один момент всё вдруг оживилось! По нам била грузинская артиллерия, вокруг барж вскипали столбы воды от снарядов, как в фильмах о Великой Отечественной. Десант ринулся в бой, корабли прикрытия выстроились и из НУРСов били по вражеским позициям. Вы не представляете, как это было красиво! Да, я всё понимаю, это страшно, это война – но это правда было красиво! Снимали бы тот момент, наверное, потом никто бы не поверил, что в бою абхазская армия, а не армия США или России.

    К нам на подмогу бежали «восточники», Заза Зантария со своей группой. Ещё один рекинский боец, Одик Кучуберия, заскочил в баржу, завёл автомобиль с «Градом», виртуозно, не застряв в песке, вырулил и поехал дальше от берега.

    [94]

    В этот момент обстрел резко усилился, открыли огонь батареи гаубиц Д-30 и пушек Д-44 из Цагеры. Снаряды стали ложиться совсем рядом.

    Под сплошным обстрелом нам удалось выгрузить только малую часть вооружения и боеприпасов: установку БМ-21 «Град» с боекомплектом, 400 литров бензина в двух бочках, 21 снаряд к «Граду» и 86 ящиков патронов калибра 7,62. Ещё оставалось много боеприпасов и оружия: АК, СКС, АГС, СПГ-9. Ребята трудились изо всех сил, а снаряды рвались всё ближе и ближе, потоки воды обрушивались на нас, как душ.

    Капитан баржи без приказа начал отходить. Я в бешенстве закричал: «Стой!» Он что-то показал мне жестами, и я понял: если попадут в баржу, взрывом пол-Тамыша снесёт... Было очень обидно, но пришлось признать его правоту. Обеим баржам удалось уйти целыми – молодцы личный состав и командиры малых катеров, они здорово их прикрыли, хотя и по ним нещадно била артиллерия.

    Мы отогнали «Град» от берега и спрятали во дворе сожжённого дома. В этот момент над нами низко пролетели два СУ-27, мы заорали: «Воздух!», но, как оказалось, это были русские самолёты. Не знаю, что они там делали, может, прикрывали наш воздух, по крайней мере, грузинской авиации в тот день мы не видели.

    Было уже часов семь утра. Десант вступил в бой у тамышской школы, где противник оборудовал блокпост. Пулемётные очереди и взрывы снарядов от гранатомётов слились в сплошной гул. Добровольцы-казаки из состава

    [95]

    десанта отчаянно бросались в атаку, чтобы достичь здания школы. Вдруг вижу: среди них знакомая фигура как-то неуклюже позицию выбирает. Пригляделся: это же Цимушка – Гурам Сабекия, мой одноклассник! Он еле выжил после тяжёлого ранения в Меркулах, месяц был в коме, всю левую сторону парализовало, глаза нет и полголовы пластмассой залатано. И вот он здесь, автомат одной рукой держит, а другой даже не может себе помочь, магазин в землю втыкает, чтобы упор был, и так ведёт огонь! Я ему кричу: «Цимушка, кто ж тебя взял сюда, я его маму...». Он сразу узнал меня по голосу, на мгновение перестал стрелять, повернулся и говорит: «Темур, тех, кого сюда не взяли, и тех, кто сбежал – вот их маму!.. А меня рано списывать, я и одной рукой могу АК держать, лучше помоги рожки зарядить – потом будешь учить уму-разуму!»

    Я нашёл Лакута. Он сказал: «У нас 12 убитых и 36 раненых, но противника из школы выбить не можем, ждём танк «восточников».

    В это время послышался грохот гусениц и рёв мотора, это продвигался к нам на выручку знаменитый «Тигр» с героическим экипажем. Его появление решило исход схватки в нашу пользу. Грузины, кто ещё оставался в живых, скрытно покидали здание школы.

    Мы начали выносить к дороге со школьного двора тела наших убитых, которые не добежали всего 10–20 метров до парадной двери. Странно было сознавать, что по этому же двору, по той же полоске между соснами раньше, смеясь, бежали дети, опаздывающие на урок...

    [96]

    Потом мы удачно вывели «Град» на трассу и двинулись в сторону села Кутол. Такое количество погибших противников до того я видел только в Гагре. А «восточники» – в лохмотьях, злые как черти – от радости, что прорыв удался, падали на эту трассу и целовали асфальт. От этой картины у меня слёзы сами собой пошли, хорошо, хоть никто не видел.

    Впервые опубликовано 13.10.2012 г.
     
  13. Emger Var Emreiss

    Emger Var Emreiss Активный участник

    Регистрация:
    28.10.09
    Сообщения:
    2.325
    Симпатии:
    164
    Адрес:
    Ногинск. Русь
    lavrik, возник вопрос к вам, как к активному участнику грузино-абхазской войны и очевидцу многих событий.

    Что произошло в селе Камани в 93-ем?

    Разные данные по сети бродят... o_O
     
  14. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Вы хотите спросить о чем? О штурме села абхазской армией или о каких-то иных фактах?
     
  15. Emger Var Emreiss

    Emger Var Emreiss Активный участник

    Регистрация:
    28.10.09
    Сообщения:
    2.325
    Симпатии:
    164
    Адрес:
    Ногинск. Русь
    Имел ли место быть геноцид местного населения. И если да, то с чьей стороны?
     
  16. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    А вы знаете определение Геноцид?
     
  17. Emger Var Emreiss

    Emger Var Emreiss Активный участник

    Регистрация:
    28.10.09
    Сообщения:
    2.325
    Симпатии:
    164
    Адрес:
    Ногинск. Русь
    Да знаю.
     
  18. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    Так вот ничего подпадающего под определение геноцид там в селе не было
     
  19. Slovak

    Slovak Активный участник

    Регистрация:
    13.08.08
    Сообщения:
    8.081
    Симпатии:
    2.256
    Адрес:
    Литва
  20. lavrik

    lavrik Активный участник

    Регистрация:
    19.03.14
    Сообщения:
    11.146
    Симпатии:
    2.157
    Адрес:
    Гагра, Абхазия
    То, что грузинские пропагандисты написали про село Каманы это бред сивой кобылы.
    Операция вообще-то была более масштабной и включала в себя освобождение очень крупного села Шрома, небольшого села Ахалшени и уже только потом Каманы и Сухум-ГЭС.

    Во всех случаях потери как обеих сторон, так и среди мирного населения были большими.
    Шрома, к примеру, дважды переходила из рук в руки.
    Если искать аналогии, то это точь-в-точь Дебальцево.

    Что касается непосредственно села Каманы, то имело место убийство или расстрел священников.
    Я лично там не присутствовал, но мой крестник незадолго до освобождения села получил ранение. Это его подразделение брало село.
    Так вот с его слов, священников не трогали. Но среди них оказалась переодетая в инокиню женщина-боевик, которая то ли испугалась, то ли её заподозрили, может просто хотели "пощупать". Короче выхватила автомат и расстреляла абхазских бойцов.
    Была убита сама и вместе с ней расстреляли всех кто был с ней рядом. Были убиты и священники Грузиснкой православной церкви. Не все! Кто-то же рассказал об этой истории...
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей