Вьетнамская война

Тема в разделе "Холодная война", создана пользователем Ламер, 18 ноя 2011.

  1. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    У нас Свобода слова в стране, мыж не звиздостан, потому заявлять не запрещено)
     
  2. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Высадка американскими военными тактического вертолётного десанта; Вьетнам; 1970 год
    [​IMG]
    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    Supremum нравится это.
  3. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Минобороны Вьетнама не подтвердило обнаружение останков советского летчика. Ранее поисковики сообщали о том, что в джунглях на севере Вьетнама были найдены останки пропавшего 47 лет назад пилота.
    По итогам проведенной экспертизы вьетнамские специалисты не подтвердили обнаружение останков капитана ВВС СССР Юрия Пояркова, самолет которого разбился во время войны во Вьетнаме 30 апреля 1971 года. Об этом сообщает газета Dantri со ссылкой на главу института военной медицины при Минобороны Вьетнама полковника Нгуен Ван Хоа.
    По его словам, найденные фрагменты не являются частями скелета человека. Полковник отметил, что за 47 лет кости погибших разложились и практически нет шансов найти хорошо сохранившиеся останки. При этом эксперты смогли найти обломки самолета. Нгуен Ван Хоа допустил, что в дальнейшем могут быть обнаружены отдельные фрагменты скелета, по которым можно будет установить личность погибшего. Полковник пообещал, что поиски останков будут продолжены, несмотря на тяжелые условия горных районов.
    Ранее о том, что на севере Вьетнама были найдены останки двух пилотов, в том числе Пояркова, сообщал ТАСС со ссылкой на участников поисковой операции. По данным Dantri, вторым пилотом был вьетнамец Конг Фыонг Тхао, однако в Минобороны также не подтвердили обнаружение его останков.

    Капитан Юрий Поярков был летчиком-инструктором истребительного авиационного полка Вьетнамской народной армии. Вьетнамская война длилась с 1964 до 1975 год, войска Демократической республики Вьетнам поддерживали около 10 тыс. советских инструкторов и представители сил ПВО.

    Подробнее на РБК:
    https://www.rbc.ru/politics/02/10/2018/5bb322c69a7947506faa9c97
     
  4. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Воздушная война во Вьетнаме. LINEBAKER II - Политический бэкграунд и подготовка к операции.
    В мае 1968 года в Париже начались переговоры между представителями Американского и Вьетнамского правительства по поводу завершения бесконечной Вьетнамской войны. Переговоры затягивались без видимого результата, а давление социума на американского президента становилось все более сильным. Никсон был согласен с тем, что война зашла в тупик и был готов вывести войска из Вьетнама в 1971 году, в рамках программы тотальной «Вьетнамизации» конфликта. В самом конце 1971 года вьетнамский военачальник Нгуен Ван Гиап приказал подготовить план полномасштабного наступления на территорию Южного Вьетнама, по результатам которого NVA должна была добиться следующих целей: окончательно разгромить армию Южного Вьетнама, взять под контроль столицу и региональные центры страны, продемонстрировать американцам, что южные вьетнамцы не только не умеют, но и не хотят сражаться.

    В целях подготовки наступления, на юг Вьетнама были отправлены 236, 267, 274 и 275 полки ПВО, переброску которых американцы решили остановить ударами авиации со своих Таиландских баз. 30 марта 1972 года, под прикрытием непогоды NVA перебросила на юг 120,000 солдат и 600 танков, что стало основной для проведения операции Nguyen Hue. Удар северян был сокрушительным и положение южновьетнамской армии быстро стало отчаянным. Никсон приказал бросить в бой тяжелые бомбардировщики Б-52, а также штурмовики и фронтовые бомбардировщики с авианосцев. В мае американцы приступили к операции Linebaker I, в ходе которой число Б-52 в Индокитае увеличилось до рекордного значения, а ВВС США стали забрасывать минами вьетнамские морские порты (в частности, Хайфон)

    Linebaker I привел к ухудшению отношений Никсона с Конгрессом, поскольку многие сенаторы были близки к принятию акта “вывод войск взамен получения всех пленных”. 8 мая Никсон выступил по телевизору с неожиданным заявлением. Американский президент обещал вернуть всех американских военнопленных и обеспечить всемирное наблюдение за режимом прекращения огня в Индокитае. Когда эти два требования будут выполнены, США прекратит бомбардировку Северного Вьетнама и покинет территорию страны в течение 6 последующих месяцев.
    Никсон надеялся, что его выступление приведет к возобновлению переговоров, но NVA продолжала вести боевые действия не оглядываясь на американцев. 20-22 мая Никсон был в Москве и говорил с Брежневым, который считал завершение боевых действий необходимо для достижения стабильного мира. Однако война продолжалась. Серьезные потери, причиненные бомбардировщиками войскам NVA, привели к тому, что армия Южного Вьетнама инициировала контрнаступление и к августу 1972 года вернула под свой контроль 44 региональных города.
    Никсон и Киссинджер надеялись, что успехи в боевых действия подтолкнут вьетнамцев к переговорам, а это, в свою очередь, поможет перевыборам Никсона в ноябре.
    8 октября правительство Северного Вьетнама выступило с необычным заявлением, подтвердив, что прекращение огня на территории Индокитая возможно без смены Южновьетнамского правительства. Северо-вьетнамцы согласились с тем, что США может оказывать ограниченную военную поддержку “южанам”, но обещали выпустить военнопленных только в том случае, если южно-вьетнамцы отпустят на волю всех политических заключенных, в первую очередь - коммунистов. Американцы решили, что правительство северного Вьетнама хочет пойти на тактические уступки, но выиграть на стратегическом уровне, ибо конечная цель северян заключается в полном уничтожении южного государства, с последовательным выдворением из страны всех чуждых национальных элементов.

    12 октября дипломаты США и северного Вьетнама сформировали черновик соглашения, который состоял из следующих пунктов (подписать его должны были 31 октября):
    • Полное прекращение огня в Южном Вьетнаме и завершение бомбардировок Северного Вьетнама через 24 часа после подписания соглашения,
    • США выводит все войска из Южного Вьетнама в течение 2 следующих месяцев,
    • США выводит из страны военное оборудование и подменяет его южновьетнамским, поштучно.
    • США будет оказывать помощь в восстановлении Северного Вьетнама,
    • Гарантировано самоопределение Южного Вьетнама,
    • После формирования временного правительства Национального Примирения в стране начнет действовать коалиционное правительство Северного и Южного Вьетнама.
    • Из Лаоса и Камбоджи будут выведены все войска.
    • За выполнением соглашений будет следить Интернациональная Комиссия.
    Киссинджер рекомендовал Никсону прекратить бомбардировки севера и 18 октября вылетел в Сайгон для встречи с президентом Тхиеу. На встрече с президентом Южного Вьетнама Киссинджер сообщил, что Тхиеу следует поддержать договоренности и не нарушать их. Последнее приведет к ответной реакции США, которая будет строгой. На следующий день Тхиеу ответил Киссинджеру, что не будет выполнять пункты этого “навязанного договора”, ибо пока он жив на территории Южного Вьетнама не появится ни один солдат северян. Через два дня Тхиеу сделал диспут с американцами достоянием общественности. При этом президент южного Вьетнама заявил, что мир не придет из Парижа, он будет завоеван на поле боя, да и создание коалиционного правительства не имеет ни малейшего смысла.

    Киссинджер попытался переубедить Тхиеу, но тот продолжал настаивать на своем видении ситуации. 23 октября Никсон прекратил бомбардировки Ханоя, но, одновременно с этим, увеличил число бомбардировщиков, участвующих в операциях в небе Северного Вьетнама. Это было нужно для того, чтобы надавить на северо-вьетнамских военных и одновременно с этим показать Тхиеу, что США не даст в обиду его режим.
    Киссинджер тем временем попытался добиться от северян отсрочки в подписании соглашения. Северяне, в ответ, обвинили США в срыве договоренностей. 25 октября Ханой заявил, что американцы занимаются волокитой и не заинтересованы в прекращении войны. Конечно же, подобное высказывание не понравилось американцам, ибо единственной стороной конфликта, затягивающей переговоры в этот раз оказался режим Тхиеу. Поскольку переговоры оказались на грани провала, Никсон попросил Киссинджера рассказать о них во всеуслышание. 26 октября во время пресс-конференции последний сообщил о цели переговоров, их возможных результатах и текущей позиции США.
    Бойцы Вьетконга.
    Однако время было потеряно. Перед началом президентской гонки Никсон не желал ввязываться в скандалы, связанные с Южновьетнамским правительством. 31 октября прошло без подписания документа. Никсон не смог убедить Тхиеу свернуть американскую военную помощь, вследствие того, что Б-52 способны серьезно замедлить продвижение любых северо-вьетнамских войск.
    Киссинджер снова полетел в Париж, дабы убедить Ханой в возможности хоть каких-то уступок, но успехов в своей миссии не достиг. Северяне были вне себя от бешенства, поскольку южане не только сорвали договоренности, но и уничтожили значительное число VC подразделений, которые, прекратили огонь, поверив в наступление перемирия.

    Никсон выиграл ноябрьские выборы, но потерпел поражение в Конгрессе, ибо число антивоенных конгрессменов значительно увеличилось (теперь они составляли сенатское большинство). Никсон встал перед проблемой, связанной с прекращением военного финансирования. Для продолжения боевых действий президенту нужен был менее пацифистский сенат, но взять его было не от куда.

    В конце ноября Ханой сформировал новую линию поведения, согласно которой Северный Вьетнам должен был ждать, когда конгресс перекроет финансовый краник войны и США будут вынуждены покинуть поле боя, предоставив Южный Вьетнам своей судьбе. Понимая к чему дело идет Тхиеу был вынужден дать согласие на подписание мирного договора. В этот момент Киссинджер предложил использовать военную силу для того, чтобы упрочить позиции южан на переговорах и надавить на обе стороны конфликта во имя формирования крепкого мира. Никсон согласился и сделал заявление о том, что если Север выйдет из соглашения или начнет затягивать переговорный процесс США интенсифицируют бомбардировки.

    25 Ноября Никсон и То (представитель Северного Вьетнама) сформировали новый вариант соглашения, основанный на версии документа от 12 октября. В этот момент Киссинджер запросил недельный перерыв для того, чтобы убедиться в том, что Сайгон не дернет стоп-кран. Предположение оказалось оправданным: вместо того, чтобы согласиться с предложением американских товарищей, Тхиеу вновь продемонстрировал непримиримость и заметил, что южане не подпишут договор до тех пор, пока там не будет стоять абзац о полном выводе NVA из южных частей страны. Никсон отказался поддержать данное требование.

    В этот момент обе страны прошли точку невозврата. Стало понятно, что Южный Вьетнам имеет цели, противоположные целям США. 30 ноября разочарованный Никсон встретился с госсекретарем Роджерсом, министром обороны Лэрдом и председателем объединенного комитета начальника штабов адмиралом Мурером, после чего потребовал от них создать план тотальной бомбардировки Ханоя при помощи Б-52. То есть Никсон решил выиграть войну в одиночку, не прибегая к помощи порядком надоевших южных «коллег».
    Собеседники Никсона не согласились с предложением президента, как по военным, так и политическим причинам. Вояки сказали, что бомбежки не улучшат позиции Южного Вьетнамом на переговорах, тогда как у северян появится шанс сбить Б-52 на своей территорией и передать обломки в Москву. После того, как несогласный с операцией Мурер покинул комнату переговоров, ему пришлось предупредить генерала Мейера (командира Strategic Air Command и “хозяина” Б-52), готовить операцию воздушного наступления на Северный Вьетнам.
    4 декабря Киссинджер вернулся в Париж и был неприятно удивлен тем, что делегация Северного Вьетнама захотела добавить в соглашение новые политические пункты. Киссинджер тут же связался с Никсоном и сообщил ему, что переговоры окончательно провалились и президенту стоит выступить перед нацией и сообщить американцам о продолжении воздушной войны. Никсон в ответ заявил, что никакого выступления не будет, поскольку теперь ответственность за бомбежки всецело лежит на вьетнамской стороне.
    6 декабря То вновь встретился с Киссенджером и заявил, что Северный Вьетнам готов продолжать войну, ибо переговоры полностью провалились. Киссинджер провел в Париже целую неделю, пытаясь убедить северян в том, что США всерьез намерились разбомбить их военную машину. Однако все было тщетно. 13 декабря Киссинджер покинул Париж, оставив в столице Франции своих заместителей.

    14 декабря Киссинджер рассказал Никсону о ходе переговоров, поделившись с ним своими соображениями о Вьетнамском двуличии (как с северной, так и с южной стороны). После этого Киссинджер заявил, что не видит другого выхода, как присоединиться к идее генерала Александра Хейга и начать 6-месячную бомбардировку северных территорий страны (во Вьетнаме Хейг был батальонным командиром и не понаслышке знал, какой разрушительный эффект оказывают на мораль северян рейды тяжелых бомбардировщиков).
    Никсон решил возобновить переговоры после нового Года, совместив их с бомбардировкой вражеских промышленных центров. При этом президент был уверен в том, что бомбардировки не смогут продлится долго, ибо Конгресс не выделит средств на 6 месячную военную кампанию.
    Бомбежки можно было проводить в течение трех недель декабря-января в условиях хорошей погоды, так что окно возможностей у президента было весьма ограничено. Кроме того, Никсон должен был учитывать, что потери Б-52 будет носить безвозвратный характер, ослабляющий ядерный потенциал США, ибо индустриальные линии по созданию бомбардировщиков давно прекратили свою работу. Не стоило забывать о том, что пилоты подбитых Б-52, скорее всего, попали бы в плен, что могло осложнить дальнейшие переговоры. Ну и, конечно же, бомбежки привели бы к взрыву негодования со стороны мирового сообщества.
    Никсон оценил все недостатки своей идеи и пришел к выводу, что достижения результата другими средствами будет намного менее эффективным. Президент был уверен, что Конгресс сократит военный бюджет, что приведет к выходу США из войны и полному краху Южного Вьетнама в течение зимы-весны следующего года. В этом случае США придется забыть о вызволении своих пленных из мест заточения, а война революций прокатится по всему Индокитаю, инициировав новые очаги напряженности в соседних государствах.
    14 декабря Никсон встретился с адмиралом Мурером и приказал начать бомбардировки через три дня - 17 декабря. Целью бомбардировок должны были стать военные и промышленные объекты, расположенные рядом с Ханоем. Трехдневные бомбежки должны были вызвать состояние шока у северо-вьетнамских военных. В случае необходимости интервал проведения бомбардировок мог быть расширен.
    После встречи с Никсоном Мурер встретился с генералом Мейром (штаб-квартира SAC в Омахе) и запросил у него список подходящих для бомбардировки целей. Бомбежки должны были проводиться таким образом, чтобы потери среди мирного населения были минимальными. Запрещалось бомбить цели, расположенные вблизи медицинских и религиозных учреждений, тюрем и лагерей для военнопленных. После создания списка, военные выбрали новое название для воздушной операции, которая стала известна как Linebaker II.
    Американские военные осознавали, что к срыву воздушного наступления против Северного Вьетнама могут привести тяжелые потери среди мирного населения или гибель большого числа стратегических машин. Первый результирующий эффект можно было нивелировать отказом от непосредственной бомбардировки Ханоя. Однако низкие потери Б-52 американские военные гарантировать не могли, а это, в свою очередь, могло воодушевить бойцов NVA и вызвать сильнейшее сопротивление дальнейшим планам Никсона в Конгрессе. С другой стороны, Б-52 создавались для прорыва глубоко эшелонированной ПВО СССР. Единственную опасность для этих громадных машин представляли вьетнамские комплексы SA-2, предоставленные Вьетнаму советским правительством (пилоты знали о чем говорят, потому что с апреля по октябрь 1972 года 7 Воздушная армия США потеряла над Ханоем всего один самолет).
    Узнав о начале наступления американские военные приступили к планированию боевых вылетов. Эта процедура проводилась на военно-воздушной базе в Омахе вдали от театра боевых действий. На планирование каждой миссии отводилось всего 42 часа, а значит, планировщики не получали доступа к фидбэку пилотов и имели минимальный временной интервал для отправки новой порции приказов на “линию фронта” при помощи телефонной связи и телетайпа.
    Опасаясь потерь Б-52 над территорией Северного Вьетнама, руководство операцией распорядилось прекращать боевой вылет в случае серьезного сопротивления противника, грозящего потерей машины. Этот приказ был отменен после протестов военного командования США в Сайгоне, а значит, пилоты должны были продолжать миссию даже если противник будет использовать многочисленные SA-2. Разведка американцев докладывала, что полки ПВО активно готовятся к налету американских бомбардировщиков и будут оказывать ожесточенное сопротивление, отстреливаясь “телеграфными столбами” по всем приближающимся воздушным целям.
    Это интересно. 5 ноября 263 полк ПВО Северного Вьетнама, расквартированный вблизи Ханоя повредил 1 Б-52, 22 ноября другой Б-52 olive 01 был поврежден двумя SA-2 263-его полка после чего был вынужден сбросить бомбы не доходя до цели. Поврежденная машина дотянула до Таиланда, где пилоты покинули ее. Это был первый Б-52 потерянный за 7 лет ведения военных действий. Штаб 8 воздушной армии проанализировал обстоятельства потери машины и пришел к выводу, что бомбардировщик оказался за пределами безопасного коридора воздушных ловушек, после чего появился на вьетнамских радарах и практически сразу же был обстрелян несколькими ракетами. Кроме того, во время миссии пилоты бомбардировщика использовали типовые высоты, формации, воздушную скорость и ловушки к которым Вьетнамцы, конечно же, были готовы (они не менялись с 1967 года). Olive 01 была сбита ракетами одной единственной батареи ПВО, тогда как вокруг Ханоя было 9 таких батарей, радары которых перекрывали сектора обстрела друг друга.
     
    Читатель нравится это.
  5. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Продолжение -
    Поскольку в операции одновременно должны были принимать участие десятки машин, планировщики SAC заблаговременно подумали о воздушных столкновениях и решили выстроить боевую формацию Б-52 в виде стандартной Ячейки. Атакующие Б-52 должны были пролетать над территорией Лаоса, сбрасывать смертоносный груз на цель (друг за другом), а потом двигаться по направлению к китайской границе. Мощный воздушный поток, дующий в юго-восточном направлении со скоростью 100 узлов должен был минимизировать время нахождения Б-52 в зоне действия вражеской ПВО.
    В первую ночь над целями должны были появится все Б-52 имеющиеся в распоряжении SAC. Второй и третьей ночью рейды должны были проводится малыми группами. Каждая атака должна была быть разделена на три волны: сумеречную, ночную и предутреннюю. Подобный паттерн атаки гарантировал, что гражданские в это время суток будут сидеть дома и потери среди них окажутся незначительными. Поскольку время на планирование операции было минимальным, создали Linebaker II заранее решили использовать один и тот же паттерн атак, единые коридоры входа и выхода из боевой зоны. Цели атак не менялись.
    Когда офицеры штаба 8 воздушной армии начали знакомится с планом, то тут же увидел его недостатки. Стандартная формация Ячейка облегчала вьетнамцам стрельбу по целям, тогда как мощный воздушный поток уменьшал шансы на меткое бомбометание. Однако самым проблемным моментом стал поворот на 120 градусов, который следовало выполнить после прохождения над целью на встречу сильнейшему ветру. В этот момент машина становилась “недвижимой целью”. Испытания радара Fan Song в США показали, что подобный маневр в таких условиях фатален для стратегического бомбардировщика и от него следует немедленно отказаться.
    В плане имелись и другие недостатки. 4 часовой перерыв между волнами позволял вьетнамцам подготовить свои батареи ПВО к запуску новой порции ракет по второй, а затем и по третьей волне. Три волны размывали коридор помех и делали его эффективность предельной низкой. С апреля по октябрь 1972 года 7 Воздушная армия потеряла только 1 самолет. Однако во время новой операции 24 EF-4 РЭБ должны были поддерживать три ударные волны бомбардировщиков. Таким образом каждую волну должны были обслуживать лишь 8 EF-4, способных создать два узких коридора помех из которых реактивный бомбардировщик мог вылететь в мгновение ока. Соответственно на 3 делилось число эскортных F-4 (способных сражаться с МиГ-ами) и F-105G Wild Weasel, имеющих на вооружение ракеты Shrike класса воздух-радар. В результате все волны стратегов, действующих над хорошо укрепленным районом ПВО, получали меньшую защиту, чем малые группы Б-52, летавшие над менее опасными районами Вьетнама в предыдущие месяцы.

    Офицеры 8 воздушной армии также были обеспокоены сжатыми интервалами планирования полетов, о которых говорилось выше. Во время первых же проверок выяснилось, что процедура согласования плана атаки после мелких изменений занимает внушительное количество времени. Из-за сжатых сроков в планировании появлялись ошибки, что приводило к повторным проверкам в Омахе и увеличивало интервал между полетами. Связь между штабами к моменту начала операции была неудовлетворительной, вследствие чего каждое сообщение приходилось отправлять и проверять несколько раз.

    Цели выбранные для удара также вызывали сомнения. Первый список состоял из 8 объектов: ремонтного завода в Кин Но, железнодорожного депо в Ен Виене, Ханойской железнодорожной ремонтной базы, Ханойской интернациональной радиостанции и баз Вьетнамских ВВС в Хоа Лак, Кеп, Ен Баи и Пхук Йен. Некоторые из этих объектов были столь малы, что разбить их можно было лишь точечным ударом, для чего Б-52 были не предназначены. Американцам оставалось надеяться лишь на то, что количество сброшенных над целью бомб приведет к “счастливому” попаданию в нужную цель.

    В декабре 1972 года ВВС США покинули Южный Вьетнам и перебрались на базы, расположенные на территории Тайланда. Поскольку боевые задачи во время Вьетнамской войны были довольно сложными, каждая база имела собственную специализацию.

    Корат - Использовалась для запуска самолетов РЭБ. Большие EB-66C обеспечивали удаленную блокировку вражеских систем, тогда как F-105G и EF-4C атаковали вьетнамские РЛС при помощи ракет Shrike. Параллельно комплексы ПВО атаковали F-4E несущие под крыльями кластерные бомбы. Корат также использовался для приема дневных бомбардировщиков A-7D.

    Убон - Была базой для 4 эскадрилий F-4D, которые совершали атаки при помощи бомб с лазерным наведением на цель. Самолеты Убона, временами, использовались для постановки электронных помех.

    Удорн - Специализировалась на работе с истребителями F-4D, оборудованными системами Combat Tree. Последние могли считывать сигналы транспондеров северо-вьетнамских МиГ-ов.

    Такли - Была закрыта в октябре 1971 и открыта вновь в марте 1972 для поддержки операций Linebaker и Linebaker II. На вооружении базы состояли три эскадрильи ночных бомбардировщиков F-111A.

    Б-52 базировались на базах Андерсен, Гуам и У-Тапао (военно-морская база Тайланда в Саттахипе).

    Большую часть Вьетнамской войны Б-52 летали в формации Ячейка. Самолеты шли на расстоянии 1 мили друг от друга и на разных высотах (с интервалом в 500 футов). Такое построение обеспечивало безопасный полет, машины практически не могли врезаться друг в друга, а также находились в едином поле защитных помех. Ячейка позволяла проводить плотное бомбометание с наименьшим рассеиванием бомб в момент удара по цели.

    Поражение цели могло быть организовано несколькими различными способами. Во-первых, Б-52 могли бы наведены на цель при помощи наземной радарной станции. Во-вторых, самолеты могли пользоваться собственным радиолокационным прицелом, которым управлял “радарный навигатор” в бомбардировщике-лидере. Второй способ бомбометания, как правило, применялся над Северным Вьетнамом.

    Несмотря на то, что бомбардировщики атаковали одну цель, их пути захода на объект немного отличались друг от друга. В первые ночи бомбардировок головной Б-52 заходил на цель на высоте 36,000 футов, тогда как последний самолет в ячейке шел на высоте 37,000 футов. Маневров уклонения во время бомбардировки предусмотрено не было.

    Бомбардировка проводилась следующим образом. За минуту до прохода над целью Б-52 открывал бомболюк (1) (у командира оставалось некоторое время для того, чтобы отменить заход и закрыть люк). Бомбы сбрасывались в 10 милях от цели (2). Поворот (3) начинался 30 секунд спустя после сброса полезного груза (за это время командир должен был убедиться, что все бомбы сброшены и бомболюк закрыт). Сам поворот завершался, когда самолет делал 60 градусный крен на правый борт и отворачивал на 120 градусов от курса, проложенного над целью. Процедура занимала, в среднем, 35-50 секунд. При этом джаммеры самолета, направленные строго вниз, отклонялись от нормали и бомбардировщик превращался в яркое световое пятно на дисплеях вьетнамских радаров.

    Подобный поворот впервые был использован формациями Б-29 и предназначен для сброса атомных бомб. Б-52 использовали исторический маневр, исходя из доктрины SAC, которая не менялась долгие годы.
    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
  6. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Воздушная война во Вьетнаме. LINEBAKER II - ПВО Демократической Республики Вьетнам.
    Защитой северо-вьетнамского неба занималось Управление Противовоздушной обороны Северного Вьетнама, в состав которого входило Управление ВВС, Ракетное Управление, Радарное управление и Управление зенитной ПВО. Во время операции Linebaker II ПВО Вьетнама должно было отражать, как дневные так и ночные атаки американской авиации. Утром на Вьетнам налетали штурмовики американских ВМФ, тогда как ночью в воздушное пространство страны входили тяжелые бомбардировщики Б-52 представлявшие серьезную опасность для скоплений вьетнамских войск. Поскольку пилоты МиГ-ов были недостаточно хорошо подготовлены для проведения ночных перехватов, основная тяжесть борьбы легла на плечи ракетных полков ПВО.
    Радиолокационные станции.
    В течение 4-5 секунд после запуска за SA-2 тянулся яркий огненный шлейф, исходящий от работающего ускорителя. Во время операции Linebacker II пилоты не всегда могли увидеть его из-за низкой облачности и туманов, окутывающих Ханой. Создать карусель Добавьте описание
    Советские радары появились во Вьетнаме в самом начале Вьетнамской войны. После того, как активность американской авиации увеличилась, советские специалисты усовершенствовали радарную сеть, которая охватила всю страну, часть Лаоса и южного Вьетнама. Радарные станции были эффективно расставлены по местности. Часть РЛС работала на склонах гор, тогда как другие стояли в низинах. Все РЛС были связаны со штабом северо-вьетнамского ПВО. К моменту начала операции Rolling Thunder система работала на полную катушку и могла довольно эффективно противостоять налетам американских штурмовиков и бомбардировщиков.
    Вьетнамцы знали о том, что их система ПВО успешно обнаруживает самолеты, идущие со стороны Тайланда (вместе с огромными воздушными танкерами), а также приближающиеся Б-52. Истребители и штурмовики ВМФ США вьетнамские радары обнаруживали с трудом, поскольку цели этих налетов располагались не далеко от авианосца, что сокращало время подлета.
    К моменту завершения операции Rolling Thunder большая часть вьетнамского ПВО вышла из строя. Однако, к апрелю 1972 года система защиты была обновлена и заработала с еще большей эффективностью. К октябрю 1972 года система работала круглосуточно. Несмотря на противодействие машин РЭБ вьетнамцы легко обнаруживали волны вражеских самолетов, их вектор движения и высоту полета, после чего отслеживали их до момента запуска ракет.
    Управление и контроль
    Главный штаб управления вьетнамским ПВО находился в пещере возле Ханоя. Его специалисты видели целостную картину воздушного сражения. Региональные штабы ПВО занимались идентификацией и отслеживанием отдельных целей. Полки ПВО, в распоряжении которых были SA-2, находились под управлением РЛС среднего радиуса действий П-14 (Лена - мобильная двухкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона волн) и П-12 (Енисей - мобильная двухкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона волн, работающая на дальности 200 км). Кроме того, на вооружении Вьетнамцев находился радар дальнего действия известный как Flat Face (П-15 мобильная двухкоординатная радиолокационная станция дециметрового диапазона волн) и система Side Net (ПРВ-11) определяющая высоту цели.
    Когда в штаб приходила информация об обнаруженном рейде, штаб присваивал рейду порядковый номер, после чего получал всю возможную информацию о цели, как то: вектор, высоту и скорость полета, а также формацию и возможную цель удара. Данные сведения поступали батальонным операторам ПВО, которые начинали отслеживать противника при помощи РЛС сопровождения и наведения РСН-75В.
    Данная система состояла из четырех машин или прицепов (приемопередающей машины, машины управления, энергоблока и аппаратной кабиной). Во время стрельбы приемопередающую машину с радарной антенной ставили в стороне от позиции, поскольку американские ракеты “Шрайк” наводились как раз на нее. Машина управления представляла собой колесную “каморку”, набитую электроникой. В ней располагалась команда управления, состоящая из 7 человек: командира батальона, офицера управления огнем, трех офицеров наведения, навигатора и офицера-ракетчика. Энергоблок обеспечивал энергией работу приемников и передатчиков системы ПВО, тогда как аппаратная кабина обладала передающим оборудованием и обеспечивала функционирование систем слежения за целью. Все машины батальоны были связаны сетью информационных кабелей.
    Для успешного ведения военных действий в состав ракетного полка входил специальный технический батальон, обеспечивающий бесперебойную работу радарной системы. Несмотря на то, что вся ракетная система (включая SA-2) была транспортируемой, для запуска ракет требовалась стационарная площадка, отдельные элементы которой можно было связать при помощи кабельной системы.
    Американские пилоты назвали ракеты комплекса СА-72 "Телеграфными столбами". Создать карусель Добавьте описание
    Советский союз начал поставку систем ПВО в октябре 1964 года, то есть после первых американских налетов. К системам ПВО относились истребители МиГ, зенитные пушки, радиолокационные станции, а также комплексы СА-75 “Двина” (SA-2F по классификации NATO) с радаром Fan Song. В 1965 Северный вьетнам получил 16 подобных комплексов и один специальный учебный комплекс. В 1966 году Вьетнам получил 18 боевых и одну тренировочную систему, в 1967 СССР поставил 42 боевых и 2 учебных комплекса, тогда как в 1968 году на вооружении Вьетнама появились еще 4 боевые системы.
    По завершении операции Rolling Thunder на вооружении Вьетнама были поставлены лишь две системы СА-75. Однако, после начала новой серии бомбардировок, в 1972 году СССР отравил вьетнамцам еще 12 ракетных комплексов (установки доставлялись железнодорожным транспортом через враждебный Китай, что приводило к многочисленным задержкам).
    Первое подразделение ПВО, известное, как 236 ракетный полк, начало боевую деятельность в 1965 году и состояло из элитных бойцов - студентов технических ВУЗов, работающих под контролем советских военных специалистов. В конце июля 1965 года 236 полк сбил первый американский самолет. Американцы начали наносить удары возмездия и к концу 1965 года полк был практически полностью уничтожен. Подобное положение дел серьезно деморализовало молодых военных специалистов- вьетнамцев, которые не были готовы к столь серьезному повороту событий.
    Главный штаб управления вьетнамским ПВО вынес из боев несколько важных уроков. В частности, офицеры стали обращать внимание не только на технические умения своих подчиненных, но и на их моральную стойкость. Молодые вьетнамцы должны были понять, что техническое превосходство американцев не абсолютно и их можно сбивать в любое время дня и ночи при любых погодных условиях. Успех американцев, связывался с провалами на земле, в ходе боевой подготовки.
    Каждый батальон ПВО Северного Вьетнама мог отслеживать пуск 3 ракет в один момент времени. Радары Fan Song, входящие в комплекс СА-75, использовали две антенны, работающие на разных частотах. Одна антенна определяла высоту цели, тогда как вторая ее азимут. Данные с Fang Song обрабатывались вместе с данными П-12, что обеспечивало идентификацию точной позиции цели, ее вектора движения. С помощью этих данных офицеры ПВО определяли точку перехвата противника. Комплекс СА-75 мог отслеживать до 6 целей, запуски ракет осуществлялись с 6 секундным интервалом. Дальность действия комплекса составляла 60 миль.
    После запуска ракеты, радар отслеживал положение снаряда (транспондер включался через 6 секунд после пуска) и цели. Подобное отслеживание было нужно потому, что связь ракеты и РЛС поддерживалась через информационный конус шириной 7.5х1.5 градусов. Если ракеты выходила из зоны слежения радиолокатора, она становилась неуправляемой. Американцы знали про эту особенность советской ПВО и использовали для ее нейтрализации специальное устройство РЭБ в подвесном контейнере, которое глушило ракетный транспондер, тем самым срывая режим обратной связи.
    Если связь между РЛС и ракетой не прерывалась, вычислительная машина ПВО обрабатывала расстояние до цели и генерировала ракете команды, корректирующие боевой курс. Стоит отметить, что подобный “автоматический” режим крайне редко срабатывал в настоящих сражения с американцами, поскольку звездно-полосатые использовали три основных режима “глушения”, противостоящих данному трюку. Активное глушение дальнего радиуса действия обеспечивалось при помощи самолетов EB-66 и морских EA-6. Активное глушение ближнего радиуса действия требовало применения контейнеров РЭБ, подвешенных на машины, входящие в состав ударных формаций. Наконец, американцы использовали пассивное глушение, которое осуществлялось с помощью массивного сброса дипольных отражателей.
    Для борьбы с вражескими системами РЭБ вьетнамцы использовали “пассивное отслеживание” направленное на поиск источника помех, видимых на экране РЛС. Когда дальность до источника помех была определена, например с помощью триангуляции (простейшее действие, ибо все батареи ПВО были связаны друг с другом), в место предполагаемого нахождения источника выпускалась ракета. РЛС работала до момента точечного удара по цели.
    Эксперты ПВО могли осуществить пуск таким образом, что ракета могла достать противника не используя систему обратной связи до последнего момента полета (некоторые выстрелы были настолько точными, что система отслеживания вообще не включалась). Естественно, подобный способ борьбы с американскими самолетами не гарантировал 100% успех. Однако, он позволял уничтожать вражеские системы РЭБ и сбивать самолеты, не опасаясь получить в ответ запуск “шрайка”.
    Иногда операторы советских РЛС использовали пассивное наведение ракет на цель. В этом случае SA-2 наводилась прямо на источник помех при помощи радара слежения (так называемое трехточечное наведение, во время которого ракета, РЛС и цель находились на одной линии). Расстояние до цели при этом рассчитывалось по таблицам, тогда как высота ее полета была известна, ибо американцы не меняли ее в течение нескольких лет. Во время подобных атак радар, занимающийся отслеживанием цели отключался сразу после выстрела, тогда как летящая ракета управлялась в ручном режиме. Подобный метод стрельбы требовал от ракетчиков высокого уровня подготовки и некоторого везения, ибо команды в ракету поступали с некоторой задержкой.
    Ракетный батальон ПВО было сложно замаскировать от идентификации воздушными разведчиками. В некоторых случаях от обнаружения спасал камуфляж, но разведчики могли обнаружить комплекс по работе его радарной станции. Создать карусель Добавьте описание
    Во время сражения каждый батальон ПВО оперировал 6 ракетами, которые были установлены на пусковые установки СМ-63-1. Еще шесть ракет находились в центре пусковой площадки и могли быть быстро установлены на направляющие при помощи специализированного погрузчика (перезарядка занимала 20 минут). В начале войны ракетные установки находились на расстоянии 200-330 футов друг от друга и были размещены на углах воображаемого шестигранника. Однако, эта уникальная “цветочная” формация легко идентифицировалась с воздушного разведчика, вследствие чего вьетнамцы стали использовать уникальные паттерны для расстановки ракет.
    Во время сражений с американцами русские специалисты, внедрили новую технику сканирования, в которой "не-сканирующий" луч использовался для подсветки цели, а отраженный сигнал принимался сканирующей антенной, не излучающей энергии. Эта остроумная методика, названная "Лепесток только на прием" (LORO), оказалась очень эффективной и использовалась до самого конца военного конфликта.
    Северо-вьетнамские ПВО шники имели и собственное ноу-хау - очень простую, но эффективную электронную "ловушку" для бомбардировщиков В-52. Зная маршрут их полета, северо-вьетнамцы расположили вдоль него простые передатчики для имитации присутствия РЛС Fan Song. Они включались при подлете американских самолетов, вынуждая их запускать анти-радиолокационные ракеты. Этот обман работал прекрасно, и часто, американцы расходовали против ложных целей весь свой запас ракет, что делало их уязвимыми над целью и на обратном маршруте от атак комплекса С-75.
    Сама ракета - СА-2, известная в среде американских пилотов, как “телеграфный столб”, представляла собой снаряд длиной 35 футов, оборудованный маленькими но весьма эффективными управляющими поверхностями. После запуска у СА-2 включался ускоритель, который работал от 5 до 6 секунд. В этот момент ракета могла быть обнаружена визуально, как яркое пятно, появившееся на фоне земли или ночного неба. Факел запуска угасал, ракета сбрасывала ускоритель, после чего включался основной двигатель, который работал в течение следующих 22 секунд, разгоняя снаряд до скорости 3 маха.
    Ракета несла 430 фунтов взрывчатки, которая обеспечивала радиус поражения, равный 213 футам (на низких высотах) и 820 футам на больших высотах. Сама ракета была неточной. Ее ошибка наведения представляла круг диаметром 246 футов. Таким образом, чем выше летела цель, тем более эффективной была работа ракеты и тем меньше усилий должны были приложить ракетчики, чтобы вогнать противника в землю.
    Ракеты комплекса СА-75 доставлялись на место запуска в длинных цилиндрических контейнерах - “сигарах”. В случае необходимости ракеты собирались на месте бойцами технического батальона, которые проверяли их электронные системы, блоки наведения на цель и несущие плоскости. Техники батальона также производили заправку ракеты. Стоит отметить, что вне “сигар” ракеты могли находиться лишь ограниченное время (40 дней в условиях вьетнамского климата).
    После завершения операции Rolling Thunder СССР перестала поставлять ракеты. Так что до начала операции Linebaker I вьетнамские специалисты трудились над восстановлением старых ракет, которые предварительно были доставлены на склады хранения. Приведение ракеты в хранимое состояние было сложным процессом. Сначала с ракеты сливалось топливо, топливные баки проходили процедуру очистки, их сушили и проверяли целостность при помощи тестов давления. После этого с ракеты снимались все плоскости, которые очищались и отдавались на отдельное хранение. К моменту начала операции Linebaker многие зенитные ракеты находились на складах более 4 лет (при этом часть ракет погибла в 1971 году во время наводнения Красной реки).
    Кроме ракет, СССР поставила вьетнамцам некоторое количество управляемых по радару СОН-9/СОН-9А зенитных орудий (100 мм КС-19, 85мм КС-12 и 57мм С-60). 100 мм пушки могли вести огонь со скорость 15 выстрелов в минуту против целей, находящихся на высоте 39,000 футов. 85 мм пушки могли выполнять 15-20 выстрелов в минуту против целей, идущих на высотах до 27,500 метров. К сожалению эти медленные орудия были практически бесполезны против быстрых американских истребителей. Б-52 они не могли достать по причине недостаточной высоты обстрела. В условиях Вьетнама пригодились 57мм пушки, который могли выдавать 70 выстрелов в минуту. Эти орудия были весьма полезны против вертолетов и американских штурмовиков, если их система наведения не была блокирована комплексами РЭБ.
    В феврале 1964 года СССР передал вьетнаму истребители МиГ-17 на основе которых был сформирован 921 истребительный полк Сао Дао, авиабаза Фук Йен (Ной Бай), около Ханоя. Начиная с апреля 1965 года полк участвовал в воздушных боях и в конце того же года получил на вооружение модерновые истребители МиГ-21 (17-ые были переведены в 923 истребительный полк).
    Во время операции Rolling Thunder МиГ-и были менее эффективны, чем зенитные ракеты, поскольку за их штурвалами сидели северо-корейские пилоты, пытавшиеся применять против американцев “партизанскую” тактику. В конце 60-ых, когда американцы начали глушить радары, пилоты МиГ-ов поднабрали опыта и начала агрессивно атаковать американские ВВС.
     
    patryn нравится это.
  7. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.658
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    В перерыве между Rolling Thunder и Linebacker, в марте 1967 года, северо-вьетнамцы сформировали 371-ую авиационную дивизию, в состав которой вошли 921 и 923 полк. В 1965 году был сформирован 925 истребительный полк, который летал на китайских репликах МиГ-19, известных под обозначением Shenyang J-6. Наконец, в феврале 1972 вьетнамцы сформировали четвертый и последний 927 истребительный полк, на вооружение которого встали МиГ-21ПФ.
    Начиная с 1969 года истребители МиГ приступили к перехвату бомбардировщиков Б-52. Первые две серьезные попытки перехвата были предприняты в конце 1971 года (к этому моменту пилоты получили опыт ночных полетов, а также обучились тактике перехвата зенитных частей) в районе демилитаризованной зоны (DMZ). Оба перехвата оказались неудачными, сбить американцев не удалось.
    Во время событий Linebacker I, МиГ-и вновь устремились в бой, но эффективность МиГ-17 и МиГ-19 оказалась низкой (машины понесли тяжелые потери), тогда как МиГ-21 из состава 921 и 927 полка продемонстрировали свои лучшие стороны. Низкая эффективность вьетнамских перехватчиков была связана с недостаточным количеством ВПП, которые могли принимать самолеты после наступления темноты. Фактически, для этих целей можно было использовать лишь ВПП в Ной Бай.

    Еще одной проблемой, связанной с ночным перехватом, стала неготовность МиГ-21ПФ в выполнению подобных задач. Бортовая РЛС РП-21 устанавливалась в конусе в носовой части машины. Этот конус был небольшим, а значит, в него могла поместиться лишь небольшая радиолокационная станция, имеющая весьма ограниченный радиус действия. Вдобавок к этому МиГ-21 нес всего лишь две ракеты Р-3С (советский аналог Sidewinder с инфракрасной головкой самонаведения), которые совсем не подходили для ведения сложных ночных боев.

    В бой с МиГ-ами американцы бросали многочисленные F-4, на вооружении которых находилась куда более совершенная AIM-7, оборудованная полуактивной радиолокационной головкой самонаведения. В довершении всего Вьетнамская ПВО не могла со 100% вероятностью идентифицировать находящийся в небе МиГ, вследствие чего вьетнамские летчики могли попасть под удар собственных “телеграфных столбов”.

    Совокупность всех вышеозначенных проблем привела к тому, что вьетнамское командование отозвало все МиГ-21 с передовой после первой ночи бомбежек и переквалифицировало их против тактической авиации противника, совершающей налеты в дневное время. По истечении третьей ночи операции, вьетнамское ПВО стало испытывать нехватку зенитных ракет, МиГ-и вновь стали совершать боевые вылеты и по данным вьетнамской стороны сбили два Б-52, при этом один был уничтожен таранным ударом (американцы эти потери не признают).

    Взлетно-посадочные полосы ВВС Северного-вьетнама

    База ВВС Фук Йен (Ной Бай) - Располагалась в 19 милях к северу от Ханоя. Позволяла осуществлять вылеты в ночное время.
    База ВВС Йен Бай - Военная ВПП, расположенная к северо-северо-западу от Йен Бай.
    Аэропорт Гия Лам - Располагался в округе Лонг Биен, на восточном берегу Красной реки.
    База ВВС Кеп - Располагалась возле города Кеп, провинция Бак Гианг, в 37 милях к северо-востоку от Ханоя.
    База ВВС Хок Лак - Располагалась в 15 милях к западу от Ханоя.

    Противодействие американским системам РЭБ.

    Серьезной проблемой для вьетнамского ПВО оставались ракеты AGM-45 Shrike, с пассивной головкой самонаведения, настроенной на обнаружение частот работы радара сопровождения цели ЗРК С-75. Советские специалисты знали, что ракета обладает рядом серьезных недостатков. Во-первых, она обладала ограниченным радиусом действия (всего 16 километров у первых версий). Во-вторых, наведение ракеты требовало точного позиционирования самолета относительно РЛС (отклонение головки наведения от цели не могло превышать +/-3 градуса). Во время атаки самолет должен был находиться в 30 градусном пикировании. Наконец, Shrike был медленнее SA-2, а значит, вьетнамцы могли сбить “охотника за радарами” прежде, чем тот успевал запустить ракету.

    Северо-вьетнамцы были знакомы с тактическими приемами, которые американские пилоты использовали во время запуска ракет Shrike.

    К моменту начала Linebacker II, вьетнамцы уже не боялись Shrike и не паниковали в момент выстрела, который можно было довольно точно засечь. Проверка проводилась довольно просто. Операторы РЛС подсчитывали приближающийся тактический самолет “лучом” РЛС. Если цель поворачивала на радар и запускала ракету, становилось понятно, что к радару направляется AGM-45. В этот момент радар отключался или работу начинал второй радар. Шрайк следовал за новой целью, а потом полностью терял ее, становясь бесполезным.

    Более совершенная ракета AGM-78 могла быть выпущена в 90 км от цели. При этом самолет не должен был осуществлять пикирования. Однако и она ничего не могла поделать с проблемой отключающегося радара.

    Для того, чтобы обезопасить себя от ракетных ударов, во время налетов Б-52 вьетнамцы широко использовали попеременное включение радиолокационных станций, а также передачу данных о цели по радио или телефону. Батальоны SA-2 вступали в бой, когда бомбардировщики проходили, буквально над их головами. РЛС включалась, быстро наводилась на цель, батарея осуществляла запуск SA-2, после чего РЛС отключалась вновь. Вся эта процедура занимала столь мало времени, что американцы просто не успевали запустить Shrike.

    Противодействие Б-52

    С Б-52 вьетнамцы имели свои собственные счеты. Эти, наводящие хаос и панику машины, долгое время были неуязвимы для коммунистической ПВО. Летая на большой высоте, они, как правило, не заглядывали на территории, защищенные советскими зенитными ракетами. Уничтожение Б-52 стало приоритетной задачей на новом этапе воздушной войны. Для достижения поставленной цели северовьетнамцы задумали подтянуть батареи SA-2 как можно ближе к границам Южного Вьетнама.

    К северу от DMZ (военный округ 4) был сформирован новый 238 ракетный полк ПВО, который прибыл в Вин Линь в мае 1967 года и сразу же попал под раздачу. Потери в людях и технике были столь велики, что вместо двух батальонов ПВО к лету 1967 года действовал лишь один 84 батальон (и тот сводный). 29 октября 1967 года 84-ый батальон выпустил 2 SA-2 против трех Б-52, сбрасывающих бомбы на цели, расположенные внутри DMZ. Бойцы батальона заявили об уничтожении одного Б-52, тогда как американцы опровергли данную информацию.

    11 января 1968 против формации из 6 Б-52 было выпущено 4 ракеты. Американцы потери не имели, но одна из ячеек была вынуждена отказаться от бомбометания и осуществила налет на резервную цель. За процессом перехвата бомбардировщиков наблюдал заместитель командира вьетнамского ПВО Хон Ван Кхан, который на основании своих наблюдений написал 29 страничный документ “Итоги сражения с Б-52 под Вин Линем” (брошюра была опубликована в 1969 году), которая стала базисом для оборонительного плана по защите Ханоя-Хайфона в 1972 году.

    Linebacker I

    Северо-вьетнамское вторжение в Южный вьетнам в марте 1972 года, заставило американцев провести операции Freedom Train и Linebacker I. Наибольшей проблемой для вьетнамцев во время этих операций стали рейды Б-52 на территорию ДРВ.

    10 апреля 1972 Б-52 атаковали ВПП в Вине, 13 апреля в Бай Туонге. При этом американцы использовали новую тактику с “коридорами безопасности” из дипольных отражателей. В воскресенье 16 апреля 17 Б-52 провели рейд на Ханой и Хайфон. 21 и 23 апреля 39 Б-52 сбросили бомбы на Тан Хоа.

    Северо-вьетнамская ПВО предпринимала отчаянные усилия, стремясь снизить эффективность американских бомбежек. Для решения этой проблемы была создана элитная группа H61, которая подняла материалы по операциям 1967 года и приказала бойцам ПВО тщательно описывать боевые формации бомбардировщиков и делать фотографии радарных дисплеев для будущего анализа. В сентябре 1972 года штаб ПВО северного-вьетнама завершил создание плана по защите Ханоя от налетов Б-52. 31 октября 1972 года офицеры Северного Вьетнама провели недельную конференцию, посвященную проблемам перехвата тяжелых бомбардировщиков, на которую были приглашены офицеры ПВО, операторы радарных станций, а также специалисты-ракетчики, имеющие опыт боевых действий.
    Представитель генерального штаба в области ПВО Ву Хуан Винь скомпилировал отчеты о системах РЭБ Б-52, собранных многочисленными вьетнамскими и советскими экспертами. На основании этих данных командир Тренировочной Дивизии Ракетных Операций Нгуен Синь Хай написал пособие “Принципы сражения с Б-52”, которая стала известна среди вьетнамских ракетчиков, как “Красная книга” (обложка пособия была красной).
    К этому моменту времени задача противодействия Б-52 немного упростилась, ибо американцы стандартизировали типы джаммеров и приписали использовать отдельные виды помех против отдельных видов радаров. Стандартизация привела к тому, что офицеры Вьетнамской ПВО получили полное представление о всех паттернах подавления вражеских электронных систем, используемых во время рейдов Б-52.
    По завершении конференции по полкам ПВО отправились военные специалисты, снабженные Красными книжками. Они должны были поделиться своими знаниями с линейными командирами защитных систем.

    Красная книга стала полезной после того, как в октябре 1972 года американские ВВС начали бомбежку целей внутри Военного Округа 4.

    В начале октября 361 Дивизия ПВО в составе 261 и 257 полка ПВО отвечала за защиту Ханоя, тогда как 274 полк ПВО был выведен из Военного округа 4. К сожалению, занимаясь военной логистикой, вьетнамские ракетчики совершили серьезную ошибку. 15 декабря 1972 года они перебросили 261 полк из окрестностей Ханоя в Военный округ 4, дабы противодействовать Б-52 на подлете к столице. 267 полк, должный сменить 261 на боевом посту, было решено оставить внутри 4 округа. Таким образом, защита Ханоя к моменту начала Linebacker II была серьезно ослаблена по сравнению даже с 1967 годом.
    21.10.18
    (с) Илья Садчиков, в статье использованы изображения из Osprey - Air Campaign 6.
    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
     
    dron нравится это.
Загрузка...

Поделиться этой страницей