Русский «Пёрл-Харбор» (Массированный налет немецко-фашистской авиации на Кронштадт в сентябре 1941 г

Тема в разделе "Вторая Мировая война", создана пользователем Бывалый, 24 дек 2006.

  1. Бывалый

    Бывалый Новый участник

    Регистрация:
    22.12.06
    Сообщения:
    2.714
    Симпатии:
    6
    Речь пойдет о сражениях, происшедших в разное время в разных районах мира: массированном налете немецко-фашистской авиации на Кронштадт в сентябре 1941 года и о массированном налете японской авиации на Пёрл-Харбор в декабре того же года.

    26 ноября 1941 года из бухты Бидокап (о. Итуруп, Курильские острова) вышли 6 японских авианосцев в сопровождении двух линкоров, трех крейсеров и девяти миноносцев. На борту авианосцев находилось около 400 боевых самолетов. Вся эта армада кораблей, никем не замеченная, приблизилась к Гавайям. Был взят курс на остров Оаху, где в то время располагалась крупнейшая военно-морская база США — Пёрл-Харбор.

    Ранним солнечным утром 7 декабря 1941 года со всех японских авианосцев поднялись в воздух 360 самолетов. Ровно в 07 часов 40 минут они были уже над военно-морской базой. В то время там находились 93 американских корабля — почти весь Тихоокеанский флот США.

    Необходимо заметить, что в то время американские исследователи сумели создать эффективные средства ддя своевременного обнаружения самолетов, В конце ноября 1941 года на Пёрл-Харбор была доставлена и развернута для работы радиолокационная станция дальнего обнаружения. Ее установили на северной оконечности острова Оаху, на горе Опана. Дежурная смена станции в 07 часов 02 минуты увидела на дистанции 136 миль (220 км) большую цель. Через 7 минут, когда были определены и уточнены координаты цели и направление ее движения, дежурные попытались доложить о приближении воздушной армады в информационный центр, расположенный в форту Шефтер. Сначала к телефону долго не подходили, а затем офицер связи, решив, что это свои самолеты, дал указание «не обращать на них внимания». Дежурная смена тем не менее продолжала наблюдать за целью. На расстоянии 20 миль цель вошла в мертвую зону станции ("«воронка» с центром в точке стояния станции) и перестала наблюдаться операторами. Тревога на военно-морской базе Пёрл-Харбор была объявлена уже после того, как упали первые бомбы. Американцы были застигнуты врасплох.

    Об этом «аде» написаны книги, сняты фильмы, Опубликованы тщательные исследования. В итоге нападения японцы потопили 4 линкора, 1 тяжелый крейсер, 2 нефтеналивных судна, сильно повредили еще два линкора, три крейсера, три эсминца, вспомогательные корабли, а также уничтожили около 300 самолетов. Более 4 тысяч военнослужащих ушли «отсюда в вечность». Так ознаменовалось вступление Японии во вторую мировую войну.

    Последнее обстоятельство, а также долго не успокаивавшееся оскорбленное самолюбие американцев привели к тому, что слово «Пёрл-Харбор» вошло во все энциклопедии мира и даже стало в некотором смысле нарицательным.

    О другом таком же по грандиозности сражении авиации против кораблей и военно-морской базы в энциклопедиях мы не найдем никаких упоминаний. Конечно, политические результаты двух этих битв несопоставимы, но нас будет в данном случае интересовать сугубо тактический конкретный итог.

    В апреле 1941 года в Ленинградском военном округе была создана специальная воинская часть — 72–й Отдельный радиобатальон Воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), на вооружении которого должны были находиться новейшие радиолокационные станции типа «Редут». Хотя и слова такого «радиолокация» в то время еще не было, работы по радиолокационной технике уже велись во многих передовых технически развитых странах. Наша отечественная радиолокация, как это выяснилось позднее, занимала тогда одно из ведущих мест в мире.

    С началом Великой Отечественной войны давно сложившаяся система оповещения ПВО, основанная на разветвленной сети постов визуального и звукового наблюдения, оказалась во многом ограничена в своих возможностях. О раннем предупреждении не могло быть и речи. Но на смену старой системе постов ВНОС уже вводились новые системы высокоточного оповещения, основанные на сети радиолокационных станций типа «Редут».

    Где-то в первых числах июля 1941 года маленькая радиолокационная станция «Редут-3» была дислоцирована в район Лужской губы неподалеку от деревни Логи. Она временно придавалась оперативной группе Краснознаменного Балтийского Флота, со штабом которой связь осуществлялась по телефонной линии.

    В один из июльских дней, наблюдая за воздушной обстановкой, я заметил группу самолетов, взявшую курс из района Пскова на Лужскую губу. Ориентировочно в группе было 20–25 машин. Даю команду, и вот уже оператор П. Шакалов передает данные в штаб. Но там к нашей информации отнеслись без должного внимания. Более того, обычно на сведения о проходящих самолетах практически не реагировали. А тут вдруг прочувствовали, что летят-то фашисты к нам. Значит надо принимать меры. И приняли. Причем, в очень даже матюгальном тоне...

    Дело было в том, что там, в штабе, даже и не представляли себе, КТО и КАК дает им по простому полевому телефону данные о целях. В то время о наших установках даже знать никому не положено было. Шакалову сказали: «Не поднимайте панику! Ничего вы не можете знать об этих самолетах. Постов ВНОС на той территории уже давно нет... и войск наших тоже». Тогда я, как старший оператор и старший по смене, взял телефонную трубку и, перехватив паузу в сплошном потоке ругани, возмутился: «На нас не следует кричать, нас матом не возьмешь. Нам просто нужно верить. Паники мы не поднимаем, но через пару минут противник будет уже над нами». В штабе просто бросили трубку. Не поверили! А еще через несколько минут над нами, над Лужской губой появилось 22 «Мессершмидта-110». Они чувствовали, что застали здесь всех врасплох. Стали бомбить кораблики в заливе, прибрежные сооружения, какое-то гидрографическое судно, стоявшее в Лужской губе. С тех пор нам стали верить.

    Исключительно трудными оказались условия обороны Ленинграда к осени 1941 года. Войска группировки «Север» вплотную подошли к городу, замкнув 8 сентября кольцо блокады. К этому периоду времени у Кронштадта, у Ораниенбаума и в заливе оказались все боевые корабли КБФ — Краснознаменного Балтийского флота, вернее все те корабли, которые сумели пробиться сюда после того, как нашими войсками был оставлен Таллин. Втянулись в пределы города оставшиеся еще традиционные посты ВНОС. Город и штаб ПВО ослепли бы, если бы не станции «Редут», которые в то время еще продолжали разворачиваться, А Кронштадт и КБФ должны были полагаться на приданную им станцию «Редут-3».

    В конце второй недели сентября на близлежащие к Ленинграду аэродромы немецко-фашистское командование перебрасывает крупные соединения бомбардировочной авиации. В это же время существенно совершенствуется вся система ПВО города и фронта. Да иначе и быть не могло. Ведь от аэродромов Гатчины и Сиверской до Ленинграда всего 8–10 минут полета. Но желаемой внезапности у немцев никак не получалось... Самолеты противника всегда встречали метким огнем зенитные батареи и поднявшиеся в воздух истребители.

    В то время наша маленькая станция «Редут-3» уже леребазировалась поближе к Кронштадту. Здесь мы расположились на высотке у деревни Большие Ижоры. Телефонный кабель связи соединил нас напрямую со штабом ПВО КБФ. Командиром станции был младший лейтенант Гусев, инженером — воентехник Д. Лютоев, старшими операторами — Б. Корягин, Л. Козачков и автор этих строк, операторами — В. Майоров, П. Шакалов и В. Орлов. Работали круглосуточно в три смены.

    1941 г. 21 сентября 1941 года, Воскресенье. Часы моего дежурства с оператором Майоровым. Этот солнечный день запомнился мне на всю оставшуюся жизнь...

    В то время у нас еще не было индикаторов кругового обзора. Это сейчас обстановку в воздухе можно наблюдать, как наложенную на карту. А тогда она вырисовывалась прежде всего в сознании старшего оператора, который считывал с экрана индикаторного устройства отметку дальности цели и ее азимут — с указателя направления излучения антенной системы. По экрану определялось и примерное количество самолетов. Антенная система осуществляла один оборот в минуту. Работа старшего оператора была сложной, требовала постоянного внимания.

    Итак, 21 сентября 1941 года. Дежурство идет нормально. Аппаратура работает отлично. Привычно учитываю показания приборов. Но вот начинаю наблюдать движение больших групп самолетов из районов станции Дно, со стороны Луги. Они двигаются вдоль линий железной дороги, Так начинались массированные налеты на Ленинград. Почти одновременно поднимаются самолеты над немецкими аэродромами Красногвардейска и Сиверской. И это уже бывало.

    Но что-то этот налет не похож на предыдущие. И количество самолетов все возрастает... И какие-то происходят сложные перестроения... Слежу за целями, не отвлекаясь ни на мгновение на другие направления. Наша антенна смотрит все время в сторону Красногвардейска, и только изредка делаю обзор всего пространства вокруг. Еще беру пеленг, уточняю количество самолетов, и просто холодок начинает морозить спину... Их уже порядка 220–250. И тут я вдруг понимаю: они вот-вот возьмут курс на Кронштадт! В то время у нас старший оператор нес всю полноту ответственности за точность и качество работы. Сознавая, чем грозит мне ошибка, беру у оператора В.Майорова телефонную трубку прямой связи со штабом ПВО КБФ и, волнуясь, говорю: «Внимание! Это идут на вас. На ВАС! Не на Ленинград, а НА ВАС! Давайте воздушную тревогу!!! Их 250!» Сказал это все прямо открытым текстом, не отрывая глаз от картинки на экране.

    Мне ответили: «Вас поняли!» И почти сразу же сквозь тонкие деревянные стены нашей аппаратной машины мы услыхали стелющийся над заливом тревожный вой сирен.

    Стало нам сразу как-то спокойнее работать. Мы сделали свое дело. Теперь нужно окончательно уточнить количество, проверить курс... Вот уже четко прорисовываются три колонны. Одна из них идет ускоренно, чтобы зайти на Кронштадт с северо-запада. Другая колонна смещается так, чтобы выйти к Кронштадту и кораблям с юго-запада, а третья колонна собирается атаковать со стороны Петергофа. И все это рассчитано так, чтобы выйти к целям всем одновременно... А за стенами нашей аппаратной тишина и осенняя благодать. Боевые расчеты у орудий и зенитных пулеметов сидят и ждут боя уже долгие 3–5 минут, а на горизонте непривычно никого нет... Даже странно им это... непривычно, непонятно. Все ясно в полной мере только мне и Майорову, который наносит цели на настенный картоплан. И еще все теперь ясно тем, кому мы передаем свои данные. Мы отдельными репликами поясняем им в чем дело.

    Над Кронштадтом и кораблями фашистские стервятники появились через 8–10 минут после объявления тревоги. А мы в это время уже перестали видеть их, так как они вошли в зону нашей «мертвой воронки». Решаемся на мгновение покинуть пост, посмотреть, кого это мы сюда «привели», сколько их в самом-то деле... Выходим из машины. Яркое солнце после полумрака аппаратной слепит нам глаза. Тяжелый низкий гул висит в воздухе. А Кронштадт затаился... Корабли молчат.

    Но вдруг раскололось небо! И сплошная стена огня взметнулась вверх! В одно мгновение небо оказалось перечеркнуто огненными трассами зенитных снарядов и пулеметных очередей. Где-то сбоку, не входя в зону зенитного огня, промелькнули наши истребители... И уже нет тех стройных колон. Они рассыпались на отдельные составляющие. Натолкнувшись на непроходимую стену сплошного заградительного огня, самолеты противника стали искать, куда бы сбросить бомбы... Большинство бросают их в воды залива. Бегут скоротечные секунды боя, Уже начинаем наблюдать отдельные уходящие самолеты... Вот так и прошел первый массированный налет немецкой авиации на Кронштадт и корабли КБФ 21 сентября 1941 года. А затем по этому же сценарию с немецкой пунктуальностью все повторилось и 22 и 23 сентября. Разница была лишь в том, что в каждом последующем налете принимало участие меньше самолетов, чем в предыдущем...

    В книге «История Ордена Ленина Ленинградского военного округа» сообщается: «21–23 сентября 1941 года в массированных налетах на корабли и Кронштадт участвовало до 400 самолетов. Интенсивный огонь зенитной артиллерии и решительные действия наших истребителей сорвали замысел врага — существенного ущерба флоту нанесено не было. Огневая мощь кораблей сохранилась. Из строя вышла только носовая башня главного калибра линейного корабля «Марат». При налетах на Кронштадт противник потерял за три дня 35 самолетов». И тот факт, что «огневая мощь кораблей сохранилась», имел немаловажное, если не решающее, значение для судьбы Ленинградского фронта и Ленинграда,

    Теперь целесообразно обратиться к сравнению массированного налета японской авиации на Пёрл-Харбор и налета немецкой авиации на Кронштадт.

    И в том и в другом случае налеты состоялись в яркий солнечный день при хорошей видимости.

    В нападении на Пёрл-Харбор принимало участие около 350 самолетов. На каждый корабль США приходилось в среднем по 2–3 самолета противника. На долю каждого советского корабля в ходе первого дня налета пришлось в среднем 10–12 нападающих самолетов.

    Отметим, что в сентябре 1941 года немецкие летчики уже давно имели большой боевой опыт, а в декабре 1941 года летчики японской авиации были еще новичками.

    Все вышесказанное свидетельствует о том, что условия нападения немецко-фашистской авиации на Кронштадт и корабли КБФ были для немцев значительно более выгодными, чем для японцев при нападении на Пёрл-Харбор. И успех для немецкой авиации был бы, при условии достижения внезапности нападения, стопроцентно предопределен.
    ___

    Автор Гельфенштейн Григорий Ильич
     
  2. Tamburin

    Tamburin Новый участник

    Регистрация:
    28.02.07
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    0
    В Перл-Харборе стоял флот не воюющей страны. База находилась вне досягаемости базовой авиации противника. Данными о наличии рядом крупного авианосного соединения японцев командование флота не распологало, да и значение авианосной авиации сильно недооценивалось. Поэтому ни о какой атаке с воздуха американцы не думали. Вот японской диверсии опасались - поэтому сосредоточили самолеты группами - чтобы охранять было проще... и бомбить. Таким образом императорский флот добился внезапности своего нападения.
    Американские корабли стояли с холодными машинами, не могли маневрировать, зенитные орудия не были готовы к бою, рассчеты рядом с ними не находились. Авиация была на аэродромах, истребители к взлету готовы не были.
    Основными целями из 93 кораблей были линкоры и авианосцы (по счастливой случайности в то роковое утро находившиеся в море) + авиация на аэродромах - благодаря этому на линкоры приходилось больше 2-3 самолетов на корабль.
    Данным радиолокационной разведки доверяли также, как и нашей станции в июле 41.
    Летчики японского флота были новичками?? Это после войны в Китае, не говоря о том, что японских летчиков ГОТОВИЛИ топить корабли, тогда как Кронштадт бомбили обычные пилоты люфтваффе, которых к этому не готовили. Попробуйте попасть с горизонтального полета в линкор. Тоже самое и по самолетам, японцы распологали большим количиством пикировщиков и торпедоносцев. У немцев торпедоносцев просто не было, пикировщиков Ju87 было очень мало. На 22 июня этих машин на восточном фронте было меньше, чем у нас штурмовиков Ил2. Не знаю участвовали 87-е в налете на Кронштадт, но даже при самом лучшем раскладе их было не больше 25% от общего количества, зато потери они несли максимальные. Остальное число самолетов - высотные бомбардировщики с низкой точностью бомбометания.
    Советский союз воевал уже несколько месяцев и ждал атаки. Зенитно-артиллерийские средства базы и кораблей были приведены в боевую готовность, советские истребители активно участвовали в отражении налета, а по крайней мере часть кораблей могла маневрировать и уклоняться от бомб.
    В связи со всем выше сказанным, думаю не совсем правильно будет сравнивать эти два события. Германский летчики просто не имели шансов добиться значительных успехов.
     
  3. Всеволод

    Всеволод Новый участник

    Регистрация:
    31.10.10
    Сообщения:
    3
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    Екатеринбург
    существенного ущерба флоту нанесено не было. Огневая мощь кораблей [/b]сохранилась. Из строя вышла только носовая башня главного калибра линейного корабля «Марат». ».
    ,Мягко сказано
    23 сентября
    Несколько десятков самолетов, кружащихся среди массы белых облачков зенитных разрывов, по одному [235] начинают пикировать на линкор «Марат». Взрывы один за другим... Пламя вырвалось из носовой части корабля. Опять взрывы, и опять огромные клубы огня
    Отчетливо вижу, как громадная фок-мачта с трапами, рубками, мостиками и площадками, сплошь усеянными фигурами в белых матросских робах, медленно отделяется от корабля, не очень быстро валится в сторону, а затем разделяется на части и с грохотом обрушивается в воду... Чуть ниже мачты так же медленно поднялась и орудийная башня, ее три 12-дюймовых орудия разламываются и тоже летят в воду. Бухта кажется кипящей от массы брошенной в нее раскаленной стали...
    Исчезла носовая часть линкора, не видно его первой трубы. Сотни голов плавают в воде, над ними висит облако дыма. И как бы яростно ни били зенитки, отчетливо слышу нарастающий гул человеческих голосов.
    Страшно!
    И, только подойдя ко второй башне, я очутился на краю пропасти — здесь обрывалась палуба... Дальше корабля просто не было. Я стоял над вертикальной стеной. Казалось, что видишь корабль в разрезе. А впереди — море...

    Пантелеев Юрий Александрович
    "Морской фронт " Издание 1965 года
    В годы Великой Отечественной войны автор книги был начальником штаба Краснознаменного Балтийского флота, а затем командующим морской обороной Ленинграда.
    К этому добавить из книги.
    23 сентября и в ночь на 24 сентября на Кронштадт налетало всего 272 пикирующих бомбардировщика. Сильно пострадали Морзавод и Морской госпиталь. Попадания были в минный заградитель «Ока», в эсминец «Грозный». Две стокилограммовые бомбы разорвались на крейсере «Киров». Однако все корабли остались в строю.
    Хуже обстояло дело с лидером «Минск», он сел на грунт, к счастью, на мелком месте. Затонули транспорт и одна подводная лодка
    21 сентября С наблюдательного поста доложили: виден большой взрыв на баке линкора «Октябрьская революция», но он продолжает стрелять главным калибром и идет по каналу в Кронштадт. Пламя и дым закрывают корабль. Над ним кружится несколько десятков самолетов противника, линкор ведет по ним зенитный огонь.
    мы на быстроходном штабном катере «ЯМБ» подлетели к линкору. Пожар на баке уже сумели потушить, но вся палуба была разворочена от носа до первой башни. Стальные листы торчали по обоим бортам. Взрывом разрушило шпиль и все якорное устройство, но сохранившаяся в целости якорная цепь стравилась за борт на всю свою длину. Однако корабль, используя свои сильные машины, продолжал идти вперед, волоча по дну якорь.
    Мы подошли к первой башне, дальше двигаться не было возможности. Бак корабля разворотило, почти до самого днища зияла чудовищная рана, и в ней торчало изуродованное и скрюченное железо, трубопроводы, обгорелые детали механизмов. Пахло гарью. Еще не всех убитых и раненых сумели извлечь из этого хаоса.

    Он рукой показал на миноносцы. Один из них был окутан дымом и горел, медленно погружаясь и ложась на борт
    Пожар на эсминце прекратился. Корабль с большим креном сел на грунт мелководного Восточного рейда.
    Подойдя к борту, мы узнали командира эсминца «Стерегущий» капитана 2 ранга Збрицкого и полкового комиссара Малявкина. Оба были забинтованы и, как негры, черны от копоти. Невысокий круглолицый Збрицкий развел руками:
    — Одна большая бомба прямо в корабль... Вот и все...

    Не знаю участвовали 87-е в налете на Кронштадт

    увеличиваю угол пикирования. Теперь он наверняка почти 90 градусов. Я чудом проскакиваю мимо самолета Стина буквально на волосок. Предвещает ли это успех? Корабль точно в центре прицела. Мой Ю-87 держится на курсе стабильно, он не шелохнется ни на сантиметр. У меня возникает чувство, что промахнуться невозможно. Затем прямо перед собой я вижу "Марат", больший, чем жизнь. Матросы бегут по палубе, тащат боеприпасы. Я нажимаю на переключатель бомбосбрасывателя и тяну ручку на себя со всей силы. Смогу ли я еще выйти из пикирования? Я сомневаюсь в этом, потому что я пикирую без тормозов и высота, на которой я сбросил бомбу, не превышала 300 метров. Во время инструктажа командир сказал, что тонная бомба должна быть сброшена с высоты одного километра, поскольку именно на такую высоту полетят осколки и сброс бомбы на меньшей высоте означил бы возможную потерю самолета. Но сейчас я напрочь забыл это
    ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Мемуары ]-- Рудель Г.-У. Пилот "штуки"
    Ещё есть книги там упоминаются -тральщики.канонерка.сторожевик.транспорта. вспомогательные
     
  4. NordikBear

    NordikBear Новый участник

    Регистрация:
    28.07.10
    Сообщения:
    619
    Симпатии:
    1
    Адрес:
    Беларусь, Минск
    Непонятно почему Японцы не послали 3-ю волну самолетов хотя вполне могли.И десант у них был вполне готов.В таком случае союзники вероятно потеряли бы еще и Австралию с Новой Зеландией.До сих пор непонятно решение Японского адмирала- 3-я волна японских самолетов вполне могла добить оборону базы после чего десант Японских морпехов подавил бы незначительное сопротивление и затопил бы вобще все корабли Тихоокеанского флота США.
     
  5. Lavrenty

    Lavrenty Активный участник

    Регистрация:
    01.06.07
    Сообщения:
    6.270
    Симпатии:
    311
    Адрес:
    Москва
    Потому что сами не верили в свой успех. Все пошло СЛИШКОМ хорошо, они такого не ожидали и сочли за благо прекратить удар, пока не контратаковала американская авиация с необнаруженных авианосцев.

    Не было в составе «Кидо Бутай» ни транспортов, ни войск. У японцев, в преддверии вторжения на Лусон и Малайю, вообще не оставалось свободных десантно-высадочных средств и войск для серьезных операций на Гавайях.
     
  6. NordikBear

    NordikBear Новый участник

    Регистрация:
    28.07.10
    Сообщения:
    619
    Симпатии:
    1
    Адрес:
    Беларусь, Минск
    Еще вы про Филлипины не вспомнили.Одно удивляет-японцы на Гуадалканале несмотря на свой знаменитый "Токио Экспресс" из-за самурайских замашек потеряли несмотря на морское превосходство намного больше наступающих американцев.По крайней мере могли уничтожить все ТК и Линкоры третьей волной.Тогда на Мидуэе смогли бы обыграть прорыв своих Линкоров и ТК к американской эскадре.
     
  7. Lavrenty

    Lavrenty Активный участник

    Регистрация:
    01.06.07
    Сообщения:
    6.270
    Симпатии:
    311
    Адрес:
    Москва
    Лусон это и есть Филиппины. :-D

    Если бы у японского командования было это пресловутое господство на море, сражение прошло бы совсем иначе. Но его не было. Все началось с паритета, а потом, под все возрастающим воздействием американской береговой авиации, чаша весов медленно склонилась в звездно-полосатую сторону. Приказ об эвакуации, со стороны японцев, и был признанием невозможности обеспечить устойчивое снабжение гарнизона.

    Могли - не могли. Уже не проверишь. В любом случае, американцы свои устаревшие линкоры в эскадренных боях никогда не использовали. Ни при Мидуэйе, ни в ходе кампании на Соломоновых островах. Даже потеря всех 8 кораблей принципиально ситуацию на театре войны не меняла.Эскадре Олдендорфа пришлось пострелять по надводным кораблям противника лишь однажды – в проливе Суригао в конце 1944 г., но это была совсем другая история.

    Исход Мидуэйя решался авиацией, а не артиллерийским боем. Свои старые линкоры Нимиц в июне 1942 г. вообще держал недалеко от западного побережья США – в тысячах миль от района сражения.
     
  8. NordikBear

    NordikBear Новый участник

    Регистрация:
    28.07.10
    Сообщения:
    619
    Симпатии:
    1
    Адрес:
    Беларусь, Минск
    Токио Экспресс-это такое поэтическое название того ада в котором очутились американские морпехи на протяжении долгого времени .Это Японские ТК объезжавшие остров и непрерывно его обстреливающие.Если господства не было то почему японцы могли проявлять по отношению к американцам этот беспредел?
     
  9. Aleks

    Aleks Активный участник

    Регистрация:
    26.11.09
    Сообщения:
    2.918
    Симпатии:
    5
    Адрес:
    Бурятия
    Есть у кого художественная литература или мемуары участников - почитать?
     
  10. Lavrenty

    Lavrenty Активный участник

    Регистрация:
    01.06.07
    Сообщения:
    6.270
    Симпатии:
    311
    Адрес:
    Москва
    «Токио Экспресс», мил. человек, это вовсе не то, что Вы описываете, а система ночных конвое на быстроходных эсминцах, которые крейсировали между Рабаулом и Гуадалканалом, кое-как обеспечивая снабжение японского гарнизона. А ночью они действовали по очень уважительной причине – днем в том районе господствовала американская авиация. По этой же причине, тяжелые японские корабли для обстрела американских позиций у аэродрома Хендерсон-филд также приходили ночью. Однако реальный ущерб от такой стрельбы был минимальным.
     
Загрузка...
Похожие темы - Русский «Пёрл Харбор»
  1. sergunov.vitaliy
    Ответов:
    10
    Просмотров:
    5.109
  2. Прикольная Демократия
    Ответов:
    28
    Просмотров:
    2.617
  3. Bosun
    Ответов:
    24
    Просмотров:
    14.818
  4. Djoker
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    2.427

Поделиться этой страницей