Психофизическая подготовка бойца

Слон

Активный участник
Сообщения
4.014
Адрес
Москва
Интересный материал. Может, не совсем в тему, но близко.

Война - дело психопатов

В июле 2005 года телеканал "National Geographic" показал зрителям новый проект - многосерийный документальный фильм о способностях человека убивать человека. Многое в этом проекте оказалось настоящим открытием для общества. Приводимые авторами фильма факты действительно шокируют, а результаты научных исследований г данном вопросе заставляют иначе взглянуть и на самого человека, и на войну. Это кардинально меняет наши представления, казавшиеся устоявшимися и незыблемыми. Почему нормальный человек, даже призванный в армию и воюющий за свою Родину, все равно не желает убивать? Наука нашла этому биологические объяснения. Отрицание убийства Фактура фильма шокирует, и поначалу в нее даже трудно поверить. В 1947 году американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из боевых пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. Результаты оказались неожиданными. Только менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника. И только 2% сознательно целились во врага. Аналогичная картина была и в ВВС: более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков. Выяснилось, что в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), - армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику, создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать. Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Именно ею в ходе Второй мировой войны и был причинен максимальный урон живой силе врага (примерно 70% от всех военных и гражданских потерь противника). Что касается боевых схваток пехоты "лицо в лицо", то их эффективность - самая низкая среди других родов войск. Причина - солдаты не могут убивать. Поскольку это - серьезнейший вопрос эффективности вооруженных сил, Пентагон подключил к исследованиям группу военных психологов. Выяснились поразительные вещи. Оказалось, что 25% солдат и офицеров перед каждым боем мочатся или испражняются от страха. В армии США это вообще было нормой. В качестве примера "National Geographic" приводит воспоминания ветерана Второй мировой войны. Солдат-ветеран рассказывает, что перед первым боем в Германии обмочился, но его командир показал на себя тоже обмоченного, и сказал, что это нормальное явление перед каждым боем: "Как только обмочусь, страх пропадает, и могу себя контролировать". Опросы по казали, что это массовое явление в армии, и даже в войне с Ираком тоже около 25% солдат и офицеров США перед каждым боем мочились или испражнялись от страха. Опорожнение кишечника и мочевого пузыря перед страхом смерти - это нормальный животный инстинкт, унаследованный человеком от зверей: с опорожненными кишечником и мочевым пузырем проще спасаться и убегать. Но вот другое психологи объяснить сразу не могли. Примерно у 25% солдат и офицеров наступал временный паралич или руки, или указательного пальца. Причем, если он левша и должен стрелять левой рукой - то паралич касался левой руки. То есть, именно той руки и того пальца, которые нужны для стрельбы. После поражения фашистской Германии архивы рейха показали, что эта же напасть преследовала и немецких солдат. На восточном фронте там была постоянная эпидемия "обморожения" руки или пальца, которыми надо было стрелять. Тоже около 25% состава. Как оказалось, причины лежат глубоко в психологии человека, отправленного насильно на войну. В этих поисках исследователи прежде всего обнаружили, что 95% всех насильственных преступлений совершаются мужчинами, а только 5% - женщинами. Что еще раз подтвердило известную истину, что женщины вообще не пригодны для отправки их государством на войну убивать других людей. Исследования также показали, что человек вообще не является агрессивным существом. Например, шимпанзе являют в своем поведении по отношению к сородичам чудовищную агрессивность, которая эволюционно отсутствует у человека, так как, по мнению ученых, агрессивные особи человеческого рода в ходе человеческой истории неизбежно погибали, а выживали только те, кто склонен к компромиссу. Анализ поведения собак показал, что инстинкт запрещает собакам убивать себе подобных. У них есть четкие биологические ограничители подобного поведения, вводящие собаку в состояние ступора, если она начинает причинять другой собаке увечья, угрожающие ее жизни. Оказалось, что и нормальный человек в таких ситуациях становится подобным собакам. Ученые Пентагона, исследуя стресс солдата во время боя, нашли, что у солдата полностью "отключается передний мозг", ответственный за осознанное поведение, и включаются доли мозга, управляющие телом и сознанием с помощью животных инстинктов. Именно этим объясняются параличи рук и пальцев солдат - инстинктивным запретом на убийство себе подобного. То есть, это вовсе не ментальные или социальные факторы, не пацифизм или наоборот фашизм представлений человека. Когда дело идет к убийству себе подобного, включаются биологические механизмы сопротивления, которые разум человека контролировать вообще не в состоянии. Как один из примеров "National Geographic" приводит поездку Гиммлера в только что захваченный Минск, где нацисты Германии и Беларуси массово уничтожали евреев. Когда на глазах у Гиммлера, идеолога и организатора уничтожения евреев, расстреляли минского еврея, глава СС стал блевать и падать в обморок. Одно дело - писать далеко в кабинете приказы об убийстве "абстрактных" миллионов людей, другое дело - видеть смерть вполне конкретного человека, приговоренного к смерти этим приказом. Крупнейшие американские психологи Свенг и Маршан, работавшие по заказу Пентагона, выяснили вообще поразительное. Результаты их исследования шокировали: если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава сходят с ума. Кем же являются оставшиеся 2%, которые в ходе боевых столкновений и есть главная боевая сила подразделения, ее герои? Психологи четко и аргументировано показывают, что эти 2% - психопаты. У этих 2% и до призыва в армию были серьезные проблемы с психикой. Ответ ученых Пентагону был таков: эффективность действий вооруженных сил близкого боевого контакта достигается только наличием психопатов, а потому подразделения разведки или ударного прорыва надо формировать только из психопатов. Однако в этих 2% есть и небольшая часть людей, которых не отнести к психопатам, но можно отнести к "лидерам". Это люди, которые обычно после армейской службы уходят в полицию или подобные органы. Они не демонстрируют агрессивности, но их отличие от нормальных людей то же самое, как и у психопатов: они могут запросто убить человека - и не испытывать от этого никаких переживаний. Повальное убийство Суть американских исследований: сама биология, сами инстинкты запрещают человеку убивать человека. И это было, вообще-то, известно давно. Например, в Речи Посполитой в XVII веке проводили подобные исследования. Полк солдат на стрельбище поразил в ходе проверки 500 мишеней. А потом в бою через несколько дней вся стрельба сего полка поразила только трех солдат противника. Этот факт тоже приводит "National Geographic". Человек биологически не может убивать человека. А психопаты,которые в войну составляют 2%, но являются 100% всей ударной силы армии в тесных боях, как сообщают психологи США, в гражданской жизни тоже являются убийцами и, как правило, сидят в тюрьмах. Психопат - и есть психопат: что на войне, где он герой, что в гражданской жизни, где его место в тюрьме. На этом фоне сама любая война представляется совсем в ином свете: где 2% психопатов Отечества воюют с такими же 2% психопатов противника, уничтожая при этом массу людей, не желающих убивать человека. Войну делают 2% психопатов, которым совершенно не важно, ради чего кого-то убивать. Главное для них - сигнал политического руководства к расправе. Вот тут душа психопата и находит свое счастье, свой звездный час. Исследования американских ученых касались только поведения армии США в ходе Второй мировой войны. Наши отечественные военные историки, уже предвижу, готовы возразить, что "американцы - плохие вояки, а вот наша армия показала вершины мужества и героизма". Для чего всюду и публикуются статьи, что мы, мол, "не сдавались, а умирали". Это блеф. Сколько американцев сдались Гитлеру? Сущая мелочь. Зато СССР показал рекорд, никем не превзойденный (и никогда, уверен) в том, как сдаваться агрессору. Гитлер напал на СССР с армией всего-то в 3,5 миллиона. И этой армии сдались в 1941 году 4 миллиона солдат и офицеров кадровой Красной Армии. Тут, конечно, работало не желание никого не убивать, а другое - попытка избавиться от ненавистного СССР, когда в 1941 году Гитлера видели "освободителем" от "еврейского большевизма" проклятого Сталина, который был у народа в печенках. Ветераны США Второй мировой и Вьетнама, Ирака, и российские ветераны войн в Афганистане и Чечне - все сходятся в одном мнении: если во взводе или в роте оказывался хоть один такой психопат - значит подразделение выживало. Если его не было - подразделение погибало. Такой психопат решал почти всегда боевую задачу всего подразделения. Например, один из ветеранов американской высадки во Франции рассказал, что один- единственный солдат решил весь успех боя: пока все прятались в укрытии на побережье, он забрался к доту фашистов, выпустил в его амбразуру рожок автомата, а потом забросал его гранатами, убив там всех. Затем перебежал ко второму доту, где, боясь смерти, ему - одному! - сдались все тридцать немецких солдат дота. Потом взял в одиночку третий дот... Ветеран вспоминает: "С виду это нормальный человек, и в общении он кажется вполне нормальным, но те, кто с ним тесно жил, в том числе - я, знают, что это психически больной человек, полный псих". В поисках психопатов Пентагон сделал два главных вывода. Во-первых, надо строить боевые действия так, чтобы солдат не видел в лицо врага, которого убивает. Для этого надо как можно больше развивать дистанционные технологии войны и делать упор на бомбардировки и артобстрелы. А во-вторых, те подразделения, которые неизбежно вступают в непосредственный близкий боевой контакт с противником, надо формировать из психопатов. В рамках этой программы появились "рекомендации" для отбора контрактников. Более всего желанны стали психопаты. Мало того, поиск людей для контрактной службы перестал быть пассивным (отбирая из тех, кто обратился), а стал активным: Пентагон начал целенаправленно искать психопатов в обществе США, во всех его слоях, включая самые низы, предлагая им военную службу. Это было реализацией научного подхода: армии нужны психопаты. А именно - в подразделения тесного боевого контакта, которые в США сегодня только из психопатов и формируются. США - большая страна, и ее население в два раза больше населения той же России. И психопатов там для службы в армии можно найти за 20 лет "научного подхода" неимоверно много. В этом, наверно, и истоки побед армии США в нынешних войнах. Ни одна армия мира сегодня не может противостоять армии США не только из-за технологий, но в первую очередь из-за того, что США первыми в мире разобрались в науке убийства и формируют ударные подразделения только из психопатов. Сегодня один профессиональный солдат армии США стоит сотни солдат прочих армий, потому что найден и отобран как психопат. В итоге армии других стран все так же болеют той же самой болезнью - в тесном бою только около 2% способны реально воевать, а 98% - убивать не могут. И только США здесь существенно изменили эффективность контактного боя своих войск, приведя ее от 2% во Второй мировой войне к 60-70% сегодня. В нормальном обществе мы психопатов лечим. Не пора ли нам и от самой войны излечиться, если, согласно исследованиям ученых, человек не хочет воевать, не может воевать, не предназначен Природой или Богом воевать. Человек не должен воевать. Это норма. А все остальное - психопатия, болезнь.
Автор: А.Деникин
 

ник69

Активный участник
Сообщения
5.745
Адрес
г. Донецк
Прохожий UA написал(а):
Неплохое мнение. Жаль только, что ошибка в дате (Фев 26 вместо Апр 1) или немножко слишком "частное"
Вы по поводу "National Geographic" ? Или же А.Деникина? :-D
Слон написал(а):
Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации.
Ну насколько я знаю, в ближних боях и пехотинцев учат не смотреть в лицо противника.

Во вторых инструменты немного разные, у бомбардировщика потяжелее будет чем у пехотинца. :-D

Слон написал(а):
Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Именно ею в ходе Второй мировой войны и был причинен максимальный урон живой силе врага (примерно 70% от всех военных и гражданских потерь противника).
Как мне видится, не стоит смешивать гражданские и военные потери. То ли дело обученного человека выцеливать, то ли гражданского бомбить.

Слон написал(а):
Что касается боевых схваток пехоты "лицо в лицо", то их эффективность - самая низкая среди других родов войск. Причина - солдаты не могут убивать.
Еще неплохо сравнивать пехоту с ядерными ракетами. :-D Это разные инструменты.
Слыхал что и с нажатием "красной кнопки" на ракетных комплексах тоже не всё гладко, хотя противника в лицо не видят. И отбирают на это дело специальных людей. Которые имхо не похожи на психопатов. :-D



Слон написал(а):
1947 году американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны
Похоже стрёмный какой то опрос, ведь вопросы можно очень хитро задавать и еще хитрее интерпретировать.

Вот кстати то же интересные расспросы:
- Если бы Вам был отдан приказ сбросить ядерную бомбу на советские города, были ли бы у Вас сомнения?
Если бы приказали, я сбросил бы бомбу и на Нью-Йорк.


Слон в целом очень интересно было почитать, помню давно читал художественную книгу- то ли "Грязь" то ли еще как то. Так вот там рассказывалось о том как маньяков-убийц вместо электрического стула отправили воевать во Вьетнам. Прикольно получилось.
:-D
 

shmak

Активный участник
Сообщения
5.574
Адрес
United States
Слон написал(а):
В рамках этой программы появились "рекомендации" для отбора контрактников. Более всего желанны стали психопаты. Мало того, поиск людей для контрактной службы перестал быть пассивным (отбирая из тех, кто обратился), а стал активным: Пентагон начал целенаправленно искать психопатов в обществе США, во всех его слоях, включая самые низы, предлагая им военную службу. Это было реализацией научного подхода: армии нужны психопаты. А именно - в подразделения тесного боевого контакта, которые в США сегодня только из психопатов и формируются. США - большая страна, и ее население в два раза больше населения той же России. И психопатов там для службы в армии можно найти за 20 лет "научного подхода" неимоверно много. В этом, наверно, и истоки побед армии США в нынешних войнах. Ни одна армия мира сегодня не может противостоять армии США не только из-за технологий, но в первую очередь из-за того, что США первыми в мире разобрались в науке убийства и формируют ударные подразделения только из психопатов. Сегодня один профессиональный солдат армии США стоит сотни солдат прочих армий, потому что найден и отобран как психопат. В итоге армии других стран все так же болеют той же самой болезнью - в тесном бою только около 2% способны реально воевать, а 98% - убивать не могут. И только США здесь существенно изменили эффективность контактного боя своих войск, приведя ее от 2% во Второй мировой войне к 60-70% сегодня. В нормальном обществе мы психопатов лечим. Не пора ли нам и от самой войны излечиться, если, согласно исследованиям ученых, человек не хочет воевать, не может воевать, не предназначен Природой или Богом воевать. Человек не должен воевать. Это норма. А все остальное - психопатия, болезнь.
Автор: А.Деникин
Бред какой-то. Я прошёл этот самый контрактный отбор и психологическая фильтрация там занимала последнее место... точнее этим направленно вообще как-то не занимались, полагаясь на проверку криминальной истории (судимостей быть не должно) и интуицию вербовщиков. Ненормальных отсеивали уже в бэйсике, потому что они не выдерживали напряжения и срывались.
Автор явно не профессиональный психолог. Ошибка автора в том что он напирает на то что нормальные люди вообще не могут убивать, тогда как доказано что есть пути как приучить обычных людей убивать. Здесь даже есть такое понятие "desensitization", которое подразумевает постепенное эмоциональное онемение и принятие неприятного, в частности убийства на войне. Механизм становится понятен, достаточно почитать достаточно книг по войне и психологии: With the Old Breed, Band of Brothers, Evil: Inside of Human Violence and Cruelty... да и стоит почитать про команды смерти в Германии, составленных из обычных семейных бюргеров и банальность убийства станет очевидной.
 

Слон

Активный участник
Сообщения
4.014
Адрес
Москва
shmak написал(а):
Бред какой-то. Я прошёл этот самый контрактный отбор и психологическая фильтрация там занимала последнее место... точнее этим направленно вообще как-то не занимались, полагаясь на проверку криминальной истории (судимостей быть не должно) и интуицию вербовщиков. Ненормальных отсеивали уже в бэйсике, потому что они не выдерживали напряжения и срывались.
Возможно и бред. Мотороллер не мой... (с)
Но, с другой стороны, отбор в ВВС и морскую пехоту может сильно отличаться.
Психически нестабильные - да, плохо и вредно, но тут речь несколько о другом, как я понимаю, о людях со сдвинутым эмоциональным порогом гуманности.
Понятно же, что человек из криминального района куда легче приспособится к ужасам войны и на поле боя окажется гораздо "эффективнее" человека из более гуманной среды. Это наверное вполне определяется теми же психотестами.
Конечно об отборе полных психопатов тут нельзя говорить, но какой-то отбор наверняка имеет место. Менее гуманных - в марины и пехоту, более гуманных - в ВВС и на флот, где нет личного контакта с врагом.
Ведь не просто же так в марины и пехоту идут люди в основном из неблагополучных семей, городов, районов. С одной стороны, для них это возможность получить шанс в жизни, с другой стороны - именно такие там и нужны.
shmak написал(а):
тогда как доказано что есть пути как приучить обычных людей убивать.
Приучить убивать можно кого угодно, не спорю. Вопрос только в том сколько времени это займет и доживет ли обычный человек до того момента, когда он эмоционально привыкнет.
Во время войны новобранцы очень часто погибали в первых же боях, в основном по глупости и из-за этой самой психологической неприспособленности, а те, кто выживал, уже входили в "военное состояние души".
Тут речь идет лишь о рационализации отбора с целью повысить эффективность военнослужащих в боевых действиях, минимизировать "психические" потери.
Вполне разумный подход, ИМХО.
 

shmak

Активный участник
Сообщения
5.574
Адрес
United States
Слон написал(а):
shmak написал(а):
Бред какой-то. Я прошёл этот самый контрактный отбор и психологическая фильтрация там занимала последнее место... точнее этим направленно вообще как-то не занимались, полагаясь на проверку криминальной истории (судимостей быть не должно) и интуицию вербовщиков. Ненормальных отсеивали уже в бэйсике, потому что они не выдерживали напряжения и срывались.
Возможно и бред. Мотороллер не мой... (с)
Но, с другой стороны, отбор в ВВС и морскую пехоту может сильно отличаться.
Психически нестабильные - да, плохо и вредно, но тут речь несколько о другом, как я понимаю, о людях со сдвинутым эмоциональным порогом гуманности.
Понятно же, что человек из криминального района куда легче приспособится к ужасам войны и на поле боя окажется гораздо "эффективнее" человека из более гуманной среды. Это наверное вполне определяется теми же психотестами.
Конечно об отборе полных психопатов тут нельзя говорить, но какой-то отбор наверняка имеет место. Менее гуманных - в марины и пехоту, более гуманных - в ВВС и на флот, где нет личного контакта с врагом.
Ведь не просто же так в марины и пехоту идут люди в основном из неблагополучных семей, городов, районов. С одной стороны, для них это возможность получить шанс в жизни, с другой стороны - именно такие там и нужны.
Ну я и не говорю что вы бред пишите. Статья бредовая. Отбор везде одинаковый - абсолютно добровольный и там и там и в спец войсках... просто в марины потянутся люди с одним складом характера, а в ВВС - с другим. Ну и в ВВС (точнее престижную специальность в ВВС) труднее попасть без хороших оценок на вступительном экзамене (уж очень популярный род войск, который и так урезают в колличестве), что делает армию и маринов более доступными - поэтому туда проще попасть не шибко образованным парням (не путать с преступниками, которых сразу отсеивают). Это не значит что туда идут идиоты - как раз нередко очень толковые люди идут в марины, потому что это престижно и идеально для проверки характера (пехота и морпехи над ВВС порой немного подтрунивают, называя Air Force язвительно Chair Force или Desk Force). В остальном в бейсике есть различия - методики разные, соответственно результат несколько разный. Но основной упор везде делается на сплочённость коллектива - именно это делает чудеса на войне, а не отбор на основе психопатизма.


Слон написал(а):
shmak написал(а):
тогда как доказано что есть пути как приучить обычных людей убивать.
Приучить убивать можно кого угодно, не спорю. Вопрос только в том сколько времени это займет и доживет ли обычный человек до того момента, когда он эмоционально привыкнет.
Во время войны новобранцы очень часто погибали в первых же боях, в основном по глупости и из-за этой самой психологической неприспособленности, а те, кто выживал, уже входили в "военное состояние души".
Тут речь идет лишь о рационализации отбора с целью повысить эффективность военнослужащих в боевых действиях, минимизировать "психические" потери.
Вполне разумный подход, ИМХО.
Разумный или нет, но он просто не осуществляется. Некоторая подготовка и десентизация людей сейчас происходит автоматически на основе компьютерных игр. В остальном просто пытаются организовать сплочённость коллектива, потому что уже не раз было практически доказано что это работает. Новобранцы действительно чаще гибнут, но до контрактной армии было больше проблем с людьми которые психологически не готовы к войне, потому что набирали всех. Можно создать впечатление о пстихологических проблемах новобранцев в ВМВ на основе военных мемуаров "With the Old Breed" и "Band of Brothers": проблемы были, но нельзя сказать что это парализовало армию или серьёзно повлияло на боеспособность (а ещё нужно учитывать что в американской армии практически не расстреливали за трусость). А сейчас вообще есть выбор и в армию, и особенно пехоту, добровольно пойдут те кто в принципе психически сделал трудный выбор. В принципе можно предположить что в марины добровольно пойдёт больший процент людей с психопатическими наклонностями, как педофилы будут стремиться попасть в школы, а пироманы в пожарные, но говорить о каком-то направленном отборе психопатов не приходится - это чистый бред. Никогда с этим не сталкивался, а я имел дело со всеми родами войск.
 

ник69

Активный участник
Сообщения
5.745
Адрес
г. Донецк
Помню как в фильме "Солдат Джейн" элитных бойцов, во время подготовки, били, пытали,всячески унижали, пытаясь вырвать из них военную тайну а так же повысить психофизическую подготовку. :-D



Давеча прочитал книгу вот этого колоритного гражданина:

Жизнь Андрея Кудина настолько богата яркими и неординарными событиями, что она более походит на сюжет детективного романа, чем на судьбу реально существующего человека. В биографии писателя причудливым образом переплелись увлекательные путешествия в малоизученные уголки планеты, головокружительный успех и беспощадные удары Фортуны. Удивительная способность выходить из вихря невзгод ещё более сильным, чем прежде, по праву закрепила за ним репутацию волевого и мужественного человека.

Как мне показалось, книжка написанная 1998году, затрагивает вопросы психофизической подготовки в том числе.

"В Раю такой климат!..
Но в Аду такая компания!.."(с)

Предыстория такова, мастера боевых исскуств Андрея Кудина, по оговору бросают в украинские застенки... Меня лично весьма впечатлило...

После развала Советского Союза многие верили, что вот теперь-то наступит долгожданное "светлое будущее". Однако иллюзии так и остались иллюзиями, а вместо них пришли ещё более тяжкие времена. Для многих современных авторов окружающий мир представляется ни чем иным, как мрачным, тюремным подземельем, в котором всё плохо и из которого выхода нет.
Подход Андрея Кудина принципиально иной. Его книги несут очищение и дарят надежду – каждый человек может достойно пройти предначертанный путь, каким бы трудным он ни был.

Интересно как Андэрмэныч прокомментирует некоторые отрывки которые я сейчас приведу.

Итак кратенько немного о том куда попал мастер:

Однако Украина – не Америка, не Европа и даже не Россия. Надеяться на то, что завтра здесь что-либо изменится к лучшему, может только пациент больницы имени Павлова. Привычный для жителя цивилизованной страны вопрос "Как дела?", заданный "среднестатистическому украинцу", звучит, по меньшей мере, глупо и в высшей степени бескультурно. Более идиотский вопрос трудно вообразить. Чего, собственно, спрашивать? Тебе что – повылазило? Не видишь что ли – человек пока ещё жив, а если человек жив, то у него всё хорошо и нечего с расспросами приставать. Всё равно правду никто не скажет.
:-D

Предположим, менты таки вломились в твою квартиру, и ты имеешь счастье созерцать, как они, размахивая ордером на обыск, рыскают по квартире. Обычно, первое, что говорит старший группы, звучит примерно так:
– Документы, деньги, ценности, а также оружие и наркотики – на стол.
Внимательно запомни, что им нужно, и именно это ни в коем случае не отдавай.
Найденные деньги они наверняка раздеребанят между собой и пропьют. Пусть тебя и твоих родственников не вводит в заблуждение тот факт, что ваши кровные один из незванных гостей вписал в какой-то там бланк. Никто возвращать обратно деньги и ценности не собирается. Не для этого их отбирали.

Надеяться на некое подобие объективности со стороны следствия – величайшая глупость. В материалах уголовного дела осядет только то, что характеризует тебя как антисоциального элемента, по ком плачет тюрьма и чьим именем пугают непослушных детей. Да что говорить? Потом, во время знакомства с делом, ты, прочитав о себе, и сам прослезишься.

В свое время, когда я листал на нарах уголовно-процессуальный кодекс, мне врезалась в память мысль, проходящая красной нитью через всё законодательство Украины. Оказывается, в нашей горячо любимой стране любого человека можно упрятать за решетку как минимум на полтора года на основании, цитирую: "глубокого внутреннего убеждения" органов, ведущих дознание.

Иногда о человеке просто-напросто забывают. К примеру, в одной из камер Лукьяновской тюрьмы судьба свела меня с Андреем Ш., бухгалтером по профессии. Максимальный срок, который ему светил в том случае, если вина будет полностью доказана, – четыре года усиленного режима. Между тем, Ш. находился в тюрьме уже шестой год, терпеливо ожидая, когда дело в конце концов попадет в суд.

Первое, что бросается в глаза при более-менее близком знакомстве с работниками правоохранительных органов – это патологическая жадность, многократно умноженная на элементарное невежество.
Наблюдая за украинской милицией, в который раз убеждаешься, что голова дана человеку для того, чтобы есть, пить и материться, а вовсе не для того, чтобы думать. Когда местные шерлоки холмсы в поисках преступников рубят лес, щепки летят в разные стороны с такой силой, что за ними не видно того самого леса. (Кстати, сам Конан Дойль и его Шерлок Холмс терпеть не могли полицейских и постоянно насмехались над их тупоумием).

На Украине человек не имеет никаких, даже самых элементарных прав на защиту. Его могут держать в райотделе столько, сколько мусора посчитают нужным, без еды и без теплых вещей. Лишь изредка, примерно раз в сутки, когда дежурный выведет его в туалет, задержанный сможет попить воды из-под крана. "Объекту" придется на время позабыть о матрасе, научиться спать на голом полу и привыкнуть жить без таких простых, незаметных и необходимых мелочей, как кусок туалетной бумаги, к примеру.

В разных городах Украины во время "бесед" применяются одни и те же методы убеждения, среди которых наибольшей популярностью по-прежнему пользуются подвешивание "объекта" на лом и "ласточка".
Подвешивание подкупает простотой и эффективностью. "Объект" с закованными за спиной руками подвешивают на торчащий из стены лом. В результате, под собственным весом выворачиваются плечевые суставы. Время от времени стражи правопорядка проверяют дубинками – на месте ли почки, печень и селезенка. Обычно человек висит в таком положении несколько часов, иногда – около суток.
Упражнение под названием "ласточка" представляет собой слабое подобие известного йоговского упражнения. Руки и ноги "объекта" выворачивают назад и сковывают наручниками. В простом варианте "объект" неподвижно лежит на полу, в более сложном – болтается, подвешенный под потолком, с проломленной грудной клеткой. Что касается пальцев, то их ломают крайне редко, а если и ломают, предварительно зажав в дверной проем, то только на левой руке, потому что правой "объекту" ещё нужно будет подписать протокол допроса. Так что о почерке можешь не беспокоиться.

Кстати, по поводу признаний. Чем больше "объект" будет признаваться – тем больше его будут бить и калечить, потому что, подписывая всё подряд, он тем самым оправдывает преступные действия гуманоидов в форме по отношению к самому себе. Ведь одно дело изуродовать преступника, который во всем признается и раскаивается в содеянном, и совершенно другое – невиновного человека

...Когда входишь в камеру, первое, что бросается в глаза, так это полнейшее отсутствие какого-либо пространства, отсутствие не то чтобы чистого, а вообще – воздуха, и глухая, неописуемая антисанитария. Маленькие смешные клопики, учуяв свежую пищу, радостно подпрыгивая, бегут по деревянным доскам встречать вновь прибывшего арестанта.

Как оказалось, привыкнуть к отсутствию воздуха намного труднее, чем к отсутствию продуктов питания. Камеру переполняли запахи пота и человеческих испарений плюс курение сокамерников, совершенно не заботящихся о собственном здоровье. Так как сигареты с фильтром на КПЗ запрещены, то публика курила либо дешевую "Приму", либо крутила самокрутки из обрывков газет, набивая их табаком, собранным из найденных окурков. Всё это, многократно умноженное на отсутствие вентиляции да маленькое окно, наглухо заваренное листами металла, создавало нестерпимую вонь.
Ещё одно неизбежное зло – полное отсутствие естественного света. Солнце над головой заменяла тусклая лампочка, круглые сутки горящая в зарешеченной кобуре под потолком, от которой очень быстро падало зрение.

Кого клопы не любят – так это тараканов. Я их тоже, честно говоря, терпеть не могу – мало того, что эти твари непременные спутники антисанитарии, так они ещё и крайне неприятно кусаются. Да, да, не удивляйся – самые обычные тараканы. На воле, даже в коммунальных квартирах, они бродят не в том количестве и не такие озверевшие, как в тюрьме, поэтому мало кто знает, что эти усатые существа умеют кусаться.

Баланду готовят на комбижире из залежалых и полугнилых продуктов. Собаки и те её не едят. У человека после такой, с позволения сказать, "еды" печень и желудок выходят из строя достаточно быстро. Так как у заключенных зачастую выбора нет, а что-то есть всё же надо – вот они её и едят, предварительно многократно промыв под водой, закусывая хлебом, замешанным на мусоре и осколках стекла. Говорят, его пекут в местной пекарне.

Гитлер и Сталин не додумались заварить окна металлом. В "независимой" Украине додумались. Крохотный клочок неба закрывает решетка, на которую снаружи наварен намордник – ящик, полностью закрывающий доступ свету и воздуху (ещё его называют баян или забрало).

Немецкий летчик Руст, скандально известный перелетом через границу и приземлением на Красной площади, как-то сказал в интервью: "Я всё понимаю, но почему меня четыре года в туалете держали?".
Точнее не скажешь. :-D

Прием пищи в тюремных условиях чем-то смахивает на мрачный языческий ритуал. Особенно ярко это видно после раздачи похлебки. Получив положенную ему пайку, арестант идет к параше и аккуратно сливает с тарелки всю жидкость, затем тщательно промывает оставшееся водой из-под крана. Затем снова сливает и снова промывает. Так продолжается до тех пор, пока из "блюда" не вымывается весь комбижир, который можно удалить. У некоторых, наиболее настойчивых пассажиров, на вымывание уходит около часа, после чего арестант с любопытством рассматривает содержимое тарелки, пытаясь ответить на вопрос: "Что там осталось, и что из всего этого можно есть?". За этим начинается второй этап знакомства с обедом. Из тарелки изымаются гнилые и прочие подозрительные кусочки пищи. Учитывая тот факт, что тюремная пайка не такая уж и большая, нетрудно догадаться, что остается в миске после всех этих манипуляций. Теперь можно перейти к третьему, заключительному третьему этапу приготовления пищи. Необходимо сделать это съедобным. Одни заливают содержимое горячей водой, другие тщательно его перемешивают, добавляя в тюремную пайку продукты, переданные с воли. В этой части всё зависит от фантазии и кулинарных способностей каждого конкретного арестанта.

После того, как я впервые попробовал тюремный хлеб, у меня появилась идея фикс – передать буханку такого хлеба на экспертизу и узнать, из чего он в конце концов состоит. Как долго, в какой пропорции и с чем нужно мешать муку, чтобы появилось подобное чудо кулинарного искусства. Одно время я его пытался есть, затем перестал, и вовсе не потому, что мне надоело мучное. Согласитесь, не очень приятно наблюдать, как сокамерники, с аппетитом поевшие тюремный хлеб, время от времени выковыривают из зубов осколки стекла вперемешку с кусочками мусора.

Это так, коротко, а теперь о психофизической подготовке:
Воля – основа основ, стержень личности человека. Всё остальное – как пороки, так и достоинства – уже потом нанизывается на нее. Тот, кто стремится к успеху, тренирует прежде всего именно волю. Не столь важно как – главное результат. Испытания всегда внезапно врываются в привычное течение жизни. Тот, чья воля сломлена, не способен бороться и потому обречен.

Думать о самоуничтожении и уничтожить себя – далеко не одно и то же. Среди моих тюремных знакомых только один, высокий, крепко сбитый парень лет двадцати пяти, каменщик по профессии, подошел к делу ответственно и довел его до конца. Все остальные потенциальные самоликвидаторы ограничились тошнотворным нытьем вокруг, видите ли, полная безнадега, а посему нет ни малейшего желания жить.
Каменщик не ныл, да и вообще не вел гнилые разговоры на подобную тему.

Дядя Гриша оказался на редкость проницательным человеком. Он словно прочитал мои мысли:
– У каждого своя дорога домой. Он сделал свой выбор, мы сделали свой. Нужно держаться.
Я это и так понимал. Выйти на свободу с наименьшими потерями, со здоровой психикой и в отменной физической форме – вот задача, которая стояла передо мной. Юре тюрьма не понравилась, и он своего добился – покинул тюремную территорию(повесился). Как бы там ни было, а он уже на свободе.


Подавляющее большинство граждан планеты Земля панически боится боли. Стоит только засунуть пальцы в дверной проем или проверить на прочность электротоком – как тут же homo sapiens начинает болтать. Чем меньше человек боится боли как таковой – тем тяжелее из него что-либо выбить.
Один из наиболее известных методов преодоления боли состоит в том, чтобы на период пытки мысленно трансформировать себя в мазохиста, получающего наслаждение от боли.
Различные медитативные упражнения также помогают отключиться от происходящего. Мне приходилось сталкиваться с людьми, которые научились выходить из собственного тела, словно из одежды, и уходили погулять куда-нибудь на природу, пока над их телом свистели деревянные биты и резиновые дубинки.
Следует подчеркнуть, что когда дело доходит до настоящих неприятностей, у "объекта" совершенно нет времени на раздумья о том, как легче перенести пытку. Поэтому об этом лучше заранее позаботиться. У профессионалов, как правило, заранее приготовлен для такого случая контрприем, а обычным людям здорово помогают сильные чувства. Такие, как ненависть или любовь, способные заблокировать ощущение боли.

Исходя из собственного опыта, замечу – труднее всего переносить пытки, растянутые во времени. Я очень хорошо помню, как в ночь ареста меня привезли в полуподвальное помещение и бросили на пол лежать неполные сутки, предварительно стянув за спиной наручниками руки и ноги.
Первые сорок минут было невыносимо. Нестерпимая, горячая боль, пульсируя раскаленным свинцом, разливалась по телу, заполняя каждую клетку, каждую каплю крови... Мне всё время казалось, что не хватает воздуха, что ещё немного и я задохнусь.
И вдруг, когда я приблизился к грани, и отчаянье мертвой хваткой сдавило мне горло, боль схлынула, словно волна. Я вначале не понял, что произошло, ведь ничего не изменилось. Потом осознал – тело онемело настолько, что потеряло чувствительность.
Я удивленно и легко посмотрел на себя как бы со стороны, паря над землей. Это было удивительное ощущение невесомости и безграничной свободы. Мое сознание было невероятно ясным и чистым. Я слышал ровные гулкие удары сердца. Оно стучало настолько громко, что удары были слышны за сотни, за тысячи километров...
Спустя какое-то время в камеру вошли гуманоиды и стали избивать моё тело дубинками и сапогами. Мне стало смешно, и совершенно непроизвольно я улыбнулся.
– Он ещё смеется над нами! – вспыхнул старший по званию. – Посмотрим, что ты сейчас запоешь!
Украина, в натуре, – удивительная страна. В этом государстве слуги закона даже пытать толком-то не научились


Я понял, что выжить можно лишь в том случае, когда твердо знаешь зачем и во имя чего, когда есть четкая цель, а слова любить и ненавидеть уже не просто слова, а смысл оставшейся жизни.
Не так-то легко оставаться внешне спокойным, когда исполинская волна глухой злобы и желание мстить переполняют всё естество, наполняют терпким ядом каждую клетку. Нервы не выдерживают, ты переступаешь черту, за которой все тормоза убраны, и ты готов абсолютно на всё, не задумываясь о возможных последствиях. И в этот неотвратимый и роковой миг приходит на помощь Его Величество Смех, спасающий тебя от неминуемого расстрела, а кого-то из оловянных солдатиков от бесславной гибели в середине рабочего дня.
Поверь: в тюрьме есть над чем посмеяться.

Очень занятная штука: наблюдать за поведением людей в далеко не самое лучшее для них время, а если есть возможность сравнить с тем временем, когда у них было всё хорошо, – это сказочно интересно. Такое чудят эти самые homo sapiens, что невольно задумываешься – какой дурак их так обозвал?

Когда в камере появился Юстас, я поначалу был удивлен – такой персонаж совершенно не вписывался в тюремную пьесу. К тому же у Юстаса, как ни странно, всегда было хорошее настроение. "Мудрец спокоен даже в тюрьме", – повторял он всякий раз, заканчивая делать гимнастику для глаз в позе лотоса.


Накануне я разорвал наручники, чем ввел охрану КПЗ в состояние легкого шока. Они и так были почему-то уверены, что у меня за спиной какая-то спец. подготовка, а тут ещё эти наручники... На самом деле, я и сам не знаю, как это у меня получилось. Во время очередной "беседы" я чисто механически крутил кистями, скованными за спиной, и вдруг почувствовал, что руки свободны. То ли наручники были бракованными, то ли ещё Бог знает что...
Бравые оперативники, корчившие из себя смелых и отважных, вдруг умолкли и гурьбой выбежали из комнаты. Я ещё удивился – куда это они так быстро вчетвером ломанулись? Не прошло и пяти минут, как взвод вооруженных автоматами гуманоидов, одетых в бронежилеты, ворвался с криками и воплями в комнату, таща за собой на поводке ленивую и, по всей видимости, только что разбуженную овчарку. Решив с перепугу, что наручники порваны мной умышленно "при попытке к бегству", менты подняли невообразимый шум и суету. Из них самой умной оказалась собака. Мы посмотрели друг другу в глаза, пес понимающе зевнул и прилег подремать.

Однажды я спросил у Юстаса: "Почему у тебя всегда хорошее настроение? Как это тебе удается?". Какой бы сильной нервной системой человек не обладал, но при такой статье... Да и вообще – существует элементарное беспокойство, если не за себя, то за родных, за семью. В условиях изолятора временного содержания его внутреннее состояние было чем-то из ряда вон выходящим. Ответ Юстаса меня поразил. Я долго думал над ним, меряя шагами расстояние между тюремными стенами.
– Я знаю свою судьбу, – сказал он. Затем тихо, с мягкой улыбкой добавил:
– Каждый знает. Если умеет слышать себя.
Это были не просто слова. Это было нечто значительно большее.

Люди – странные существа. Они забывают о том, что опер. часть работает без выходных.
Лично я сделал вывод, что молчать не умеет никто, за исключением незаурядных личностей, рождающихся один раз в сто лет, и очень сильных людей, прошедших специальную подготовку, как вести себя во время допроса.

Я как-то задумался – а почему же на воле многие друзья умеют хранить тайны, и на них можно как будто бы положиться? А потом вдруг понял – они молчат только лишь потому, что никто их об этом не спрашивает, а вовсе не оттого, что рот на замке. Как только им заломают за спину руки и начнут задавать вопросы с пристрастием – быстренько во всем сознаются и подписывают, не читая, любые бумаги.

Первое, что необходимо сделать, так это снять нервное напряжение. Далеко не всегда удается достичь желаемого результата с помощью медитации и интеллектуальных занятий. (К примеру, заставляешь себя усилием воли учить иностранный язык, а вместо импортных слов всякая гадость лезет в голову). Гораздо более эффективны физические упражнения, доводящие до изнеможения, что способствует отключению от внешнего мира и подавлению вредных для организма эмоций, а йоговские, так называемые "перевернутые", позы помогают избавиться от депрессии.

Самая что ни есть обычная простуда, на которую меньше всего обращают внимания на свободе, в тюрьме легко перерастает в затяжное воспаление легких, безжалостно выжигая людей изнутри. Причина чрезвычайно проста – люди истощены до предела, а условия содержания, кажется, специально созданы для того, чтобы всевозможные инфекции чувствовали себя вольготно и радовали своим присутствием блюстителей правопорядка.
Хочешь того или нет, а вспоминаешь Порфирия Иванова, выливая на себя тазик с ледяной водой по утрам. Всю жизнь терпеть не мог закаливания, а в тюрьме это оказалось чуть ли не единственным профилактическим средством от инфекционных заболеваний.

И с материалистической, и с религиозной точек зрения, человек обязан работать над собой. Любые разговоры, которые ведутся, как в тюрьме, так и на воле о том, что кто-то отчего-то "устал", что "нет времени" или "много работы" – не более чем болтовня, словесный щит для оправдания собственной беспомощности и Её Величества Лени. Так уж устроен человеческий организм – он либо развивается, либо деградирует в зависимости от того, чем именно человек занимается в тот или иной момент. Или – или. Третьего не дано.

С самого начала, несмотря на скотские условия содержания, которые мне усиленно создавали доброжелатели в изоляторе временного содержания на Подоле, а затем в тюрьме я ежедневно уделял не менее трех часов для занятий спортом. Это был естественный и закономерный ответ тела на психологический прессинг во время так называемых "бесед" и официальных допросов. Кроме того, отработка ударов отбивала желание не в меру "умных" сокамерников вести себя неучтиво.
Конечно, не всегда и не всё было гладко. Довольно часто появлялось желание обреченно махнуть рукой и ничего не делать, подобно сокамерникам, лежащим на нарах с безрадостными физиономиями, устремленными в такое же безрадостное будущее. Однако каждый раз, когда меня одолевала лень, я задавал себе один-единственный вопрос: "А вдруг завтра случится так, что от моей физической подготовки будет зависеть моя свобода, моя жизнь, мое будущее?" – и поднимался с нар.
В первые дни приходилось действовать интуитивно – организм сам подсказывал, какие упражнения следует делать, а какие какие нет, чтобы сохранить здоровье. Затем тренировки стали более осмысленными, я стал составлять для себя планы занятий, как это делал в добрые старые времена, когда работал в институте физкультуры старшим преподавателем на кафедре борьбы.

Сказать, что тюремная камера не приспособлена для спортивных упражнений, это всё равно, что не сказать ничего. В тюрьме нет какого-либо подобия свободного пространства, не говоря уж о чистом воздухе и о возможности полноценно помыться после занятий. Заключенный лишен самых простых и необходимых вещей, которые настолько плотно вплетены в повседневную жизнь, что о них практически никогда не задумываешься на воле. Кстати, вынужденное голодание, когда не ешь по несколько дней, также не особо стимулирует занятия спортом. Не говоря уж о том, что ты сам себе не очень-то и принадлежишь – в любой момент тренировку могут прервать, потащив на допрос или перебросив в соседнюю камеру. Так что для лентяев существует бесчисленное множество отговорок, почему они не могут заниматься физическими упражнениями.
Вместе с тем все неудобства преодолимы, когда есть четкая цель. Иногда об окружающей обстановке просто полезно забыть на какое-то время. Любые преграды перестают существовать по мере вхождения в тренировку. Это чем-то напоминает погружение в море, когда оставляешь на берегу тяжелые мысли и весь тот хлам, который невольно накопился в душе.
Помню, я как-то лежал на деревянных досках после дежурной "беседы" с блюстителями правопорядка, умудрившимися окончательно испортить и без того отвратное настроение однообразной болтовней о моем предстоящем расстреле. Складывалось впечатление, что стражам правопорядка больше и рассказать-то мне нечего.
Что-либо делать был полный облом. Даже вешаться на металлических прутьях и то не хотелось. Закинув за голову руки, я с любопытством наблюдал как группа из девяти клопов после непродолжительного совещания отправилась перекусить лежавшим поблизости специалистом по расчленению homo sapiens на мелкие части.
Беззубый Асланбек (по паспорту почему-то чистокровный украинец) нарезал тасы – два шага вправо, два – влево. Невзирая на неполные двадцать два отсиженных года, Аслан был полон оптимизма и веры в завтрашний день: "Не сегодня, так завтра прорвемся!". До сих пор не пойму, из чего исходила такая уверенность. Очевидно, давал знать о себе богатый жизненный опыт "прорываться". Лично я в тот момент явно не разделял точку зрения мелькавшего перед глазами соседа. Аслан это понял, и, проследив за моим взглядом, увидел, что клопы уже приступили к трапезе, уютно расположившись на сокамернике, растянувшемся напротив двери.
– Ты только посмотри, сколько их на твоем пузе собралось! – ухмыльнулся Асланбек.
Тот, кого, на мой взгляд, трапеза клопов касалась больше всего, равнодушно зевнул:
– Пусть подавятся, – затем добавил, переворачиваясь на другой бок. – Вы сегодня что – мазохизмом не занимаетесь?
В понятие "мазохизм" он вкладывал набивку тела, которую мы обычно делали по вечерам, и упражнения на укрепление пресса.
– Да вот братуха сегодня что-то на себя не похож. Скучный какой-то, ответил, не переставая ухмыляться Аслан, постепенно выводя меня из равновесия своим самодовольным видом.
Я нехотя поднялся, уступая дорогу маленькому клопику, опоздавшему на ужин, и вначале медленно, а затем всё быстрее и быстрее стал отрабатывать короткие прямые удары, стряхивая с плеч паутину сонливости и безразличия.
Я бил сначала по воздуху, затем (обмотав кулак майкой) – по бетонной стене, думая о том, что на свободе занятия спортом – это прежде всего приятное времяпрепровождение

В тюрьме спорт – прежде всего средство для выживания, а уже затем всё остальное. Когда ходишь по лезвию бритвы, как-то не до дискуссий о том, что лучше – плавание или горные лыжи. Лучше может быть только то, что помогает выжить. Это единственный критерий, других критериев нет.

Все упражнения, которые приходится практиковать в тюремной камере, я бы условно разбил на следующие подгруппы:
Упражнения, предназначенные для защиты.
В тюрьме, как это ни печально, слишком много желающих проверить, на месте ли чужие почки или насколько прочны отдельные части тела. Например, ребро или ключица. Пышущий здоровьем арестант чрезвычайно плохо вписывается в тюремный быт и режет глаза как тюремному персоналу, так и сокамерникам с растопленным маргарином в том месте, где по плану Господа Бога должны быть мозги. Поэтому простейшая набивка тела в сочетании с дыхательными упражнениями не только полезна, а я бы сказал – незаменима. Спустя определенное время тело как бы приобретает дополнительный щит, учится принимать и гасить удары, превращая их в безобидное, чуть ли не дружеское похлопывание, словно во время лечебного массажа. С физиологической точки зрения данный цикл упражнений полезен ещё и тем, что он, усиливая кровообращение, способствует укреплению воли и развитию решительности в человеке.

В упражнениях по набивке тела ("железная рубашка", как её принято называть на Востоке) есть один существенный недостаток, даже если они и доведены до высших степеней мастерства. Вышеназванный комплекс упражнений всё же не в состоянии предохранить от ударов человеческую голову.
Мозг чрезвычайно болезненно реагирует на любые изменения в окружающем мире и совершенно не желает, чтобы его беспокоили понапрасну. Так что можешь смело писать фломастером на голове "Не кантовать" и будешь прав на все сто. К сожалению, те, которые размахивают перед носом деревянными битами, почему-то всегда норовят попасть именно в голову, отчего-то полагая, что чем активнее человека лупить по макушке, тем быстрее он начнет думать и вести себя так, "как надо". Не знаю, где и когда родилась такая точка зрения, но судя по тому, что приходится видеть – она достаточно широко распространена в человеческом обществе.
Предположим, сложилось так, что чей-то кулак или предмет летит тебе в голову. Вовсе не обязательно принимать удар на лобные кости в надежде, что рука бьющего поломается, а кирпич расколется на мелкие части. Вполне достаточно грамотно уйти с линии атаки. Тем более, что техника уклонов подробно освещена практически во всех видах борьбы, а освоить её не так уж и сложно. Самое главное – поймать чувство дистанции и не бояться получить удар, когда идешь на сближение с противником.
Несколько хуже обстоят дела, если тебя вначале вежливо заковали в наручники, а уже потом начали бить. Именно так чаще всего и поступают с задержанными, потому как особой смелостью блюстители правопорядка не отличаются, несмотря на то, что все мусора вооружены и бегают по коридорам непременно гурьбой. В данном случае остается только одно – принять то положение, при котором голова максимально защищена, так, чтобы дотянуться до нее было труднее, чем до любой другой части тела. Ты можешь пожертвовать чем угодно, но только не головой. Надеюсь, интуиция и жизненный опыт подскажут тебе, как достойно и, по возможности, без потерь выйти из сложившейся ситуации.
Техника на поражение.
Всё, что с нами происходило, происходит и будет происходить, как правило, уже имело место в человеческой истории. Не зря мудрые люди говорят: хочешь знать будущее – посмотри в прошлое. Из опыта предыдущих поколений логически вытекает то, что, конечно же, нужно уметь принимать удары и уклоняться от них, однако лучшей защитой во все времена было и остается нападение. Хорошо поставленный и внезапно нанесенный удар не раз спасал жизнь

Пожалуй, профессионально поставленный удар – это единственное оружие, на которое мы можем рассчитывать, находясь за тюремной решеткой. Он – залог нашего успеха, от него порой зависит, будем мы жить или нет. При этом противника вовсе не обязательно уничтожать. Вполне достаточно нанести удар так, чтобы парализовать его волю, внушить ему и окружающим первобытный, панический страх. При этом не следует забывать, что тебя могут специально спровоцировать на конфликт, и какой-то бронелобый наркоман только и ждет, что ты раскроишь ему челюсть, и тебя таки засадят на вполне конкретный и далеко не маленький срок.
Когда мы говорим об эффективности удара, то, в первую очередь, имеем в виду его скорость и точность нанесения, что само по себе требует элементарных знаний анатомии и физиологии человека. В конфликтных ситуациях люди обычно тратят намного больше усилий, чем того требует сложившаяся обстановка, как клоуны с пеной у рта размахивают руками, напрасно расходуя силы, и при этом не достигают желаемого результата. Между тем, в реальной схватке малейшая неточность недопустима. Особенно это касается конфликтов в тюремной камере, которые сами по себе специфичны по следующим причинам:
– в камере свободного пространства практически нет, поэтому короткие прямые и боковые удары наиболее эффективны;
– задача каждого арестанта состоит в том, чтобы как можно быстрее выйти на свободу, а не удлинять и без того немаленький срок непродуманными поступками. В связи с этим в тюрьме стараются наносить удары таким образом, чтобы они не оставлять видимых следов. (К примеру, прямой удар в лоб и удары по волосистой части головы пользуются популярностью в тюремном быту).
Достаточно часто применяют короткий, прямой удар под сердце на два пальца ниже соска. Теоретически такой удар (при правильном его выполнении) способен привести к остановке сердца, но на практике мне с таким результатом сталкиваться не приходилось – то ли одни толком-то бить не умели, то ли другим по жизни везло... К слову, туда же, под сердце, норовят воткнуть остро заточенную спицу, используя её как убедительный аргумент во время спора.
– не думаю, что ситуация сложилась (или сложится) так, что необходимо будет идти до конца, добиваясь непременного уничтожения соперника. Такое случается крайне редко. Как правило, конфликт исчерпывается легкой потасовкой, но в отличие от драк в бетонных городских джунглях, его участники не расползаются зализывать раны по уютным и теплым квартирам, а продолжают жить в одной и той же камере на расстоянии нескольких метров друг от друга. Поэтому самым главным является психологическое подавление противника с тем, чтобы в его тупой башке больше не рождалось желание выяснять с тобой, кто прав, а кто нет.

Вместе с тем, и в древности, и в наши дни мастера единоборств неоднократно подчеркивали, что предотвращенная схватка – выигранная схватка. Кто знает: может быть, завтра случится так, что твое благополучие и сама жизнь будут зависеть от того, кого ты сейчас ненавидишь, или вам придется объединиться против общей опасности. Ведь не зря говорят: "Нет вечных врагов и нет вечных друзей. Есть вечные интересы". Жизнь порой настолько непредсказуема, что никогда толком-то и не знаешь, чего собственно ждать за следующим поворотом судьбы.

В ходе ежедневных тренировок отработка ударов обычно подразделяется на:
– подготовительные упражнения и упражнения на укрепление бьющей части тела (например, отжимание на кулаках на скорость – не менее 5 подходов по 25-30 раз каждый);
– отработка траектории движений в сочетании с работой корпуса и бой с "тенью";
– тренировка с партнером;
– отработка ударов по самодельной боксерской груше или по сокамернику, предварительно обмотав его двумя-тремя одеялами.
Круговую технику ног тяжело практиковать в замкнутом пространстве, но постановка прямых ударов ногами полезна как для развития координации, так и вообще для будущей жизни. Мало ли где ты окажешься завтра?
Очень важно отрабатывать удары (или один какой-то удар) ежедневно, не зависимо от того, проводишь ты полноценную тренировку или нет. Это должно быть столь же естественно, как умывание по утрам или прием пищи.
Реальная жизнь подсказывает, что с борцами легче всего разговаривать языком бокса, а с боксерами разбираться с помощью различных приемов борьбы. Человек, сталкиваясь с непривычной для него техникой, как правило, теряется, начинает нервничать и совершает массу ошибок. Вообще-то знание основ дзюдо и вольной борьбы – чрезвычайно полезная штука для тюремной жизни. Далеко не обязательно проламывать собеседнику голову, когда ты с ним не согласен. Можно тихо, мирно и как бы в шутку слегка придушить сокамерника, чтобы у него мотыльки поплыли перед глазами и всевозможная дурь выветрилась из головы. Ни конфликта, ни драки нет, а всем всё понятно. Ни у кого глупых вопросов не возникает.

Из всех упражнений самым простым и, вместе с тем, наиболее эффективным, безусловно, является бег. Здесь всё понятно – поднимаешься на нижние конечности и бежишь себе, пока хватит сил. Бегать можно везде – и в тюремном дворике, мотая круги против часовой стрелки, и в тесном "тройнике", повторяя про себя строчки из песен Высоцкого типа "...бег на месте общеукрепляющий...".
Сам по себе бег – весьма монотонное и по-своему скучное занятие, если в него не вносить определенное разнообразие. Например, обычный бег трусцой чередовать чередовать с бегом с высоким подниманием колен, стараясь касаться коленями грудной клетки (при этом не наклоняясь вперед). К слову, неплохое подготовительное упражнение для отработки ударов коленом. Или чередовать обычный бег и бег с ударами пяток о ягодицы (что способствует усилению потенции). Или бег спиной (помогает лучше ориентироваться во время схватки с несколькими противниками). Продолжать можно до бесконечности. Самое главное это понимать, зачем ты делаешь то или иное упражнение и для чего оно служит.

Бег прекрасно сочетается не только со всевозможными физическими, но и с медитативными упражнениями. Вместе с тем не стоит забывать, что бег дает определенную нагрузку на сердечно-сосудистую систему. Вряд ли он принесет пользу тому, у кого температура под сорок. В этом случае бег необходимо на время оставить и сконцентрироваться на упражнениях на развитие гибкости.

Зима с 1997 на 1998 год выдалась на редкость холодной. Свыше десяти человек умерло в тюрьме "естественной смертью" – кто от гриппа, кто от простуды... (Точное число умерших указать тяжело, потому как тюремное начальство тщательно скрывает подобные факты). Сокамерники дрожали под одеялами, натянув на себя всё, что только можно было одеть, заклеив щели бумагой (в тюрьме в оконных проемах стоит одно и, как правило, треснутое стекло, а не два, как принято на воле) с помощью клейстера, изготовленого из тюремного хлеба. Мы выходили в тюремный двор вдвоем – я и Степаныч, перенесший в прошлом году инфаркт миокарда. Судя по внешнему виду, он вряд ли когда-либо раньше занимался спортом. Разве что с друзьями играл в футбол раз в году. Вместе с тем, в отличие от твердолобых малолеток, дядя Гриша понимал, что без сбалансированной физической нагрузки на организм глупо говорить о полноценной человеческой жизни.
Температура воздуха колебалась возле отметки минус двадцать восемь. Узкое замкнутое пространство бетонного гроба усиливало сырость, пронизывающую тело острыми иглами. Мы молча бегали, доводя себя до изнеможения. Когда приходило время возвращаться в камеру, мы переступали её порог раздетые до пояса и напоследок опрокидывали на себя тазик с ледяной водой, мысленно вспоминая наставления Порфирия Иванова. Сокамерники, глядя на нас, ещё плотнее кутались в одеяла, а мы смотрели на эти жалкие комья гниющей человеческой плоти и были счастливы от того, что мы не такие, как они.

В предыдущих главах я уже упоминал о том, что представляет из себя тюремная "баня". Что она есть, что её нет – от этого становится не намного легче, а для полноценного функционирования человеческого организма мыться желательно каждый день. Выход напрашивался сам собой – мыться под краном с холодной водой и не особо расстраиваться по этому поводу. Посмотрев на происходящее как бы со стороны, начинаешь понимать, что понятия "горячо" и "холодно" по своей сути абстрактны и существуют исключительно в нашем воображении. Поэтому для того, чтобы спокойно мыться под ледяной водой и получать от этого удовольствие, достаточно изменить восприятие окружающего мира, переключив сознание на другую волну. Это не так сложно, как может кому-то показаться вначале. Как и во всем остальном, всё зависит от уровня сознания и воли того или иного человека.
В тюрьме водными процедурами лучше заниматься по утрам, когда большинство сокамерников всё ещё спит и не путается под ногами. Как ни странно, но сокамерники особо не задумываются над тем, что чем чище человек и чем больше времени он уделяет личной гигиене, тем меньше у него шансов подцепить какую-то гадость.

Выше уже говорилось о том, что за решеткой приходится сталкиваться с серьезной проблемой, связанной со зрением, которое достаточно быстро падает за время пребывания в бетонном мешке. Причин несколько. Основные – отсутствие естественного света и замкнутое пространство, в котором человек попросту отвыкает отвыкает смотреть далее, чем на несколько метров. Не думаю, чтобы кому-то улыбалась перспектива ослепнуть.
Решение данной проблемы напрашивается само собой – освоить и регулярно практиковать йоговскую гимнастику для глаз в сочетании с общей тренировкой тела. Мне не раз приходилось наблюдать, как заключенные прижимаются к заваренному металлом окну, сквозь щели которого просачивается некоторое подобие свежего воздуха, и делают простейшие упражнения для укрепления глаз, пытаясь достичь гармонии между дыханием и траекторией движения глаз.

Так как я регулярно получал продуктовые передачи, то когда заканчивались продукты, мог позволить себе поголодать несколько дней. Навыки йоговского голодания, которое я время от времени практиковал на свободе, пригодились в тюремных условиях. Правда, на воле продолжительность голодовки редко превышала пять – шесть дней (не считая дней, потраченных на подготовку к ней и выход из голодовки). В тюрьме максимальное время, когда я не принимал пищу, пил только воду и ничего более, составило восемнадцать дней. При этом я чувствовал себя вполне сносно.
В некотором смысле голодать в тюрьме значительно легче, чем на свободе. Там, на воле, слишком уж много соблазнов. Помню, стоило мне только начать голодовку, как меня тут же приглашали то на чей-то день рождения, то на шашлыки, то ещё на Бог знает что, как правило, плавно переходящее в обжираловку по полной программе. В тюрьме таких соблазнов нет, и голодовки психологически переносятся значительно легче.
Несмотря на то, что голодовки в заключении часто приходилось начинать явно не по собственной инициативе, я всегда рассматривал их исключительно с лечебной точки зрения, пытаясь использовать голодовки как средство для очищения организма и ни разу не превращал их в некий политический акт протеста против скотских условий содержания заключенных, потому что прекрасно понимал голодовкой в этой стране никого не удивишь



Невозможно остановить изменения в собственном организме, но влиять на этот процесс, направляя его в нужное русло, конечно же, можно. В первую очередь, с помощью физических упражнений и жесткого контроля над принимаемой пищей, которая всегда должна соответствовать поставленным целям.

сыр, орехи, одну или две упаковки масла, сухари, если позволяет вес – свежие овощи или фрукты. Многие арестанты заказывают родственникам сало и сухую колбасу, однако это уже вопрос личных пристрастий и привычек, принесенных в тюрьму со свободы. Одни люди любят одно, другие – другое.
Что касается меня, то вот уже несколько лет я не ем мясо и жалею, что не отказался от него раньше. И с физиологической, и с религиозной точек зрения употребление в пищу убитых животных ни к чему хорошему не приводит. Мой собственный опыт, как и опыт других людей, изучавших этот вопрос, окончательно убедили меня в правильности взглядов тех, кто рассматривает мясоедение как вредную генетическую привычку, приводящую к ускоренному изнашиванию и старению организма.

Чаще всего бывает так, что у одного из сокамерников где-то под нарой валяется вводный курс английского языка, у другого – курс для более продвинутых, но уже не английского, а немецкого. Ничего страшного. Заключенные не отчаиваются. Поучили немножечко английский, теперь почитаем немецкий, пока в камеру не приедет продолжение английского учебника. То, что это самое продолжение может приехать года через два-три, никого не смущает. Всё равно сидим. Уже никто никуда не спешит.
Вместе с тем, и от такого изучения языков есть определенная польза. Чем глубже изучаешь язык другого народа – тем тем лучше начинаешь понимать поступки граждан, его населяющих. Ведь, в первую очередь, изучается не язык, а материализованная в языке манера мыслить, в которую каждый народ заложил своё особое отношение к окружающему миру.

Человеческие головы – словно компьютеры. Чем примитивнее их устройство тем примитивнее речь. В случайных словах (которые никогда не бывают случайными), в обрывках брошенных в спешке фраз материализуются мысли. Людей выдают мелочи, как бы тщательно они не скрывали лицо. Умение замечать мелочи и, основываясь на них, безошибочно делать единственно верные выводы сродни искусству, освоить которое легче, если ты практикуешь изучение иностранных языков. При условии, что твои занятия проходят осознанно, а не превращаются в тупую зубрежку ранее незнакомых для слуха импортных слов.



Месяцы спрессовываются в памяти в один или в несколько дней, словно ты провел в тюрьме не годы, а совершенно незначительный отрезок времени.

Может быть, это и звучит несколько странно, но тюремные камеры и монастыри – идеальные места для раздумий и переработки информации, хотя и не следует сбрасывать со счетов тот малоприятный факт, что мозги большинства затворников

не выдерживают психической нагрузки. Почему-то не любят говорить о том, что полная изоляция от внешнего мира на протяжении длительного промежутка времени приносит определенную пользу только сильным и подготовленным людям. Для всех же остальных подобные опыты заканчиваются весьма плачевно.


Многие деловые люди, внезапно вырванные из привычных условий жизни и сидевшие со мной в одной камере, говорили одно и то же с некоторой долей удивления в голосе: "Я впервые выспался за многие годы"! И это при том, что они спали, не снимая одежды, на вонючих деревянных досках, а не в теплой постели на шелковых простынях!
Это происходит вследствие простой причины – мозг отдыхает и сознание становится более ясным. Как правило, люди на воле отдыхать не умеют. Вернее, они думают, что отдыхают, хотя на самом-то деле к реальному отдыху, приносящему пользу организму, их отдых не имеет ни малейшего отношения.

По окончании периода, который мы условно назвали периодом "отдыха", мозг вновь включается на прием больших информационных потоков, к получению которых он привык на протяжении довольно-таки длительного периода времени, предшествующего отдыху. И вот здесь-то и происходит самое интересное – мозг готов принимать огромные объемы информации, но её нет. Наступает период информационного голода и, чтобы загрузить мозг, сознание переключается с внешнего на внутренний мир, на обработку ранее поступившей, но доселе невостребованной информации. На этом этапе человек как бы заново открывает себя. Постепенно он начинает осознавать, что та Вселенная, которая находится за пределами тела, ничуть не больше той бездны, которая находится в нем самом.

Когда человек внезапно теряет свободу и оказывается за решеткой, у него обостряется интуиция, появляется некое шестое чувство, при помощи которого он получает информацию о событиях, происходящих во внешнем мире, и нередко приходится сталкиваться с парадоксом – сидящий в заточении намного лучше осведомлен о том, что происходит на воле, чем тот, кто свободен и находится в гуще событий. Заключенные не понимают и не задумываются над тем, почему это происходит именно так, но то, что многие из них физически ощущают то, что испытывают их родные, находящиеся далеко за пределами тюремных стен, неоспоримый факт.

Я думаю, что глубоко верующими людьми, которых то или иное религиозное течение интересует как путь, становятся не более одного процента заключенных. Процентов двадцать листают религиозные книги от нечего делать, убивая таким образом скучное тюремное время. Все остальные преследуют, пусть не всегда осознанно, но абсолютно конкретную цель.
Сквозь материю и видимое пространство протекают мощные потоки энергии, чья власть несоизмеримо выше тех сил, которые властвуют на земле. Власть этих потоков не имеет границ. Те виды сил, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, легко объяснимы, они примитивны по механизму воздействия и в реальности являются всего лишь слабым отражением высших космических сил.
Человек в состоянии быть проводником могущественных потоков энергии и направлять их в нужное ему русло. Овладение высшим знанием дает человеку фантастическую силу и власть, при помощи которых он может добиться поставленной цели. Для него не составит труда заставить работать на себя других заключенных или выбраться на свободу. Со стороны складывается впечатление, словно перед нами счастливчик, родившийся под удачной звездой, которому отчего-то невероятно везет. (Собственно говоря, подобное происходит и в тех случаях, когда человек попадает в ситуацию, при которой невольно пропускает сквозь себя потоки энергии, однако, когда это делается осознанно, сила и влияние значительно выше, а удача не так изменчива, как в неконтролируемых случаях).

Для неподготовленного человека медитативная практика представляется не иначе, как сложная и запутанная система, окутанная дымкой мистики и пугающая разнообразием духовных упражнений, входящих в нее. Отчасти это верно, но только отчасти. В действительности самые, казалось бы, запутанные и изощренные системы являются невероятно простыми и ясными. Самое главное в них – сделать правильно первый шаг (на который из-за кажущейся легкости начинающие не обращают пристального внимания). Все последующие шаги и виртуозная, воистину ошеломляющая техника мастеров являются всего лишь упражнениями, направленными на усовершенствование самого первого шага.

Согласно статистике, люди, попавшие в экстремальные ситуации (а нахождение в тюрьме является одной из таковых), значительно чаще практикуют медитативные упражнения, чем те, кто живет сытой жизнью на воле. Впрочем, что удивительного? Их подталкивает к этому сама жизнь, банальное желание выжить, несмотря ни на что.

Разница между неподготовленным человеком и тем, кто уже идет по Пути, состоит, прежде всего, в том, как они воспринимают испытания, с которыми приходится сталкиваться. Неподготовленные люди всегда рассматривают их не иначе, как черную полосу в жизни. Чем слабее человек, тем громче он начинает ныть – мол, "удача отвернулась", и впадает в депрессию, тем самым ещё больше осложняя ситуацию, в которой оказался, а к какому финалу приводят депрессивные состояния, известно всем. Как правило, это – самоубийство, тяжелое психическое заболевание или судорожные попытки выйти из штопора при помощи алкоголя и наркотиков, приводящих к медленному самоуничтожению организма, что по сути является тем же самоубийством, но только растянутым во времени. Такой вариант обычно выбирают трусливые homo sapiens, не способные на более-менее решительные поступки.
Жизнь как отдельно взятого человека, так и человечества в целом не может протекать в тепличных условиях, без борьбы и без экстремальных ситуаций. Это необходимые требования для полноценного существования как отдельных людей, так и целых народов. Любые испытания, будь то испытание одиночеством, воздержанием или молчанием, – не более чем упражнения, только более высокого порядка, чем те, к которым мы уже успели привыкнуть, направленные на то, чтобы закалить человека и сделать его более устойчивым в вихре жизненных бурь. Как испытания, а не как неудачи, воспринимает здравомыслящий человек трудности, возникшие на пути, четко и ясно осознавая, что все преграды, какими бы они ни были, существуют исключительно для того, чтобы их преодолевать, а не для того, чтобы о них разбиваться.
Испытание молчанием несколько необычно для людей в силу того, что человек – невероятно болтливое существо.

Это, как понятно небольшие выжимки из книги :-D
Вот куда надо отправлять элитных бойцов из США для той самой спецподготовки! :-D

З.Ы. Спустя некоторое время сексапильная дикторша передаст в новостях, что ещё одна революция произошла на планете Земля, а затем (наблюдая со стороны, как разворачиваются события) хочешь – не хочешь, а вспомнишь пословицу: "Пока дураки дерутся, умные зарабатывают деньги".(с) А.Кудин
 

ник69

Активный участник
Сообщения
5.745
Адрес
г. Донецк
anderman написал(а):
Я юрист самоучка, но не психиатр.
:-D Считаете что псих?

Дык, это, в книжке его возили на комиссию, и вот какой разговор состоялся с психиатрами:

– Подождите. Вот здесь написано, что у вас высшее гуманитарное образование. Вместе с тем, вы долгое время профессионально занимались спортом и даже работали в институте физкультуры старшим преподавателем на кафедре борьбы. Как это вы совмещали тренерскую работу и преподавание философии, да и зачем философу спорт?
– Это имеет хоть какое-то отношение к моему уголовному делу или к вашей комиссии?
– Да нет. Просто так. Интересно.
– Чтобы быть гармонично развитым человеком.
:-D

А что входит в понятие юрист самоучка ? Серьёзно интересно. :-D Думал что Вы, более по стрелковке профи.
 

osys

Новый участник
Сообщения
1
Адрес
Барнаул
Никак не могу найти упомянутый фильм national geographic о способности убивать, никто не кинет ссылку, или хотя бы не скажет точное название?
 
Сверху